Хочется услышать рынду вместо колокола

Если честно, то мне нравится звук рынды и совершенно неприятен тягучий погребальный звон колокола.

Итак, в свое время я позволил себе высказать мнение, что раз мы не в состоянии строить авианосцы, крейсера и эсминцы (они же БПК в нашей классификации были), то и нечего… на форумах сказки рассказывать. А надо строить то, что еще можем. То есть атомные подводные лодки, способные если не защитить нас, то хотя бы качественно отомстить.

И вот тут всплыл момент (подводной лодкой), о котором я сразу не подумал. Виноват, исправляюсь.

Да, атомный подводный корабль просто так не словить. Переход «Борея» на Дальний Восток через полмира это прекрасно показал.

Но даже такое совершенное оружие, как АПЛ, имеет уязвимости. Как пример – при движении в место базирования или наоборот, при выходе из него на боевое дежурство. Не зря в советские времена наши «потенциальные» постоянно ставили свои подлодки на дежурства именно в местах вероятного выхода наших подлодок.

В общем, подлодку, которая (особенно) выходит на дежурство, надо прикрывать, и не просто прикрывать, а так, чтобы у желающих отследить, куда пойдет наш ракетоносец, голова вспухла от проблем.

В прежние времена для такой операции (не побоюсь этого слова) привлекались немалые силы. Выход в море одной подводной лодки стратегического назначения обеспечивали от 4 до 8 малых противолодочных кораблей, 2-3 больших противолодочных корабля, несколько ДЭПЛ и до полка противолодочной авиации.

И такая сила вполне могла отогнать всех «наблюдателей» подальше в море и дать возможность нашему кораблю спокойно оторваться от все желающих подсмотреть и подслушать.

Получалось, кто бы что ни говорил. Один не обнаруженный подводный ракетоносец – это уже много. А если несколько? Как можно спокойно спать в США (например), зная, что где-то в океане находятся не обнаруженные российские подводные лодки?

В случае обострения – сложно.

Да, сегодня американских лодок возле наших берегов стало намного меньше, у них теперь другой «потенциальный конкурент» появился, но тем не менее, они все еще локально присутствуют.

И здесь ключ в наличии именно противолодочных сил. И вот тут начинается печаль и тоска, потому что противолодочные силы в составе наших флотов представляют собой откровенно убогое зрелище.

К сожалению, иначе не скажешь, основное бремя противолодочной службы в нашем флоте возлагается на корабли проекта 1124.

Малый противолодочный корабль «Муромец» проекта 1124 «Альбатрос»

Да, 50 лет назад это были просто прекрасные кораблики. Но – увы, ПЯТЬДЕСЯТ лет тому назад. Сегодня оставшиеся «Альбатросы», самый свежий из который 1994 года постройки, уже немного устарели. Да и осталось их не так уж много, возраст, увы, делает свое дело.

С большими противолодочными кораблями (БПК) все еще печальнее. Просто достаточно посмотреть на списочный состав:

  • Балтийский флот. БПК – 0, МПК — 6.
  • Черноморский флот. БПК – 0, МПК – 0.
  • Северный флот. БПК – 5 (3 в строю, 1 в ремонте, 1 ждет утилизации), МПК – 6.
  • Тихоокеанский флот. БПК – 3, МПК – 8.
Большой противолодочный корабль «Адмирал Пантелеев» проекта 1155

Да, есть еще новые корветы, мы о них поговорим отдельной строкой.

Пока что вот в цифрах все, что осталось от советского флота. Так себе наследство, но могло и этого не быть.

Из 12 БПК проекта 1155 в строю, слава богу, еще 6 и один на ремонте. Из 88 построенных МПК проекта 1124 в строю 22. Но списания не за горами, вечных кораблей не существует.

Так что вопрос обеспечения входа-выхода атомных подводных лодок из баз – дело очень недалекого будущего. Основная противолодочная сила нашего флота стара, как я не знаю, что.

Это мы не говорим о системах наблюдения за подводной обстановкой. Говорят, что они если и существуют, то на бумаге, или в качестве металлолома на дне. Повреждены «рыбаками» в 90-е.

Читайте также  ЗРК «Редут» и «Полимент-Редут»: проблемное будущее флота

Третья составляющая, о которой я хотел бы поговорить – это противолодочная авиация. Корветы и фрегаты оставим на потом, просто потому, что там не все так печально.

Сегодня российская противолодочная авиация – это примерно такая же боль, как крейсеры и эсминцы. То есть, вроде бы есть, на бумаге, а в действительности…

Впрочем, проще оценить именно по цифрам.

Самолеты.

Ту-142. Из более чем сотни выпущенных самолетов на службе кое-как остались 22. По одной эскадрилье на Северном и Тихоокеанском флотах. Самый молодой – 1994 года рождения. 25 лет…

Кстати, индусы, которые активно использовали у себя Ту-142, торжественно проводили свои самолеты на пенсию в 2017-м…

Ил-38. Из 65 выпущенных в советское время (самый молодой – 1972 года выпуска) в строю осталось 22.

Бе-12. Из 141 самолета функционируют на Черном море 4 (четыре). Все они официально сняты с вооружения в 1992 году и эксплуатируются «до выработки ресурса».

На этом с самолетами все.

Вертолеты, точнее, вертолет.

Ветеран (выпускается с 1980 года) Ка-27ПЛ. В строю 63 машины, часть (около 20) модернизированы до Ка-27М, вероятно, будут модернизированы все вертолеты, которые доживут до этого момента.

Очень жирно подчеркну, что ни противолодочные самолеты, ни противолодочные вертолеты в России не производятся. Донашиваем советские обноски, тщательно латая и подкрашивая.

Насколько это функционально – не берусь судить. Но то, что переводить деньги на разработку дурацких атомных эсминцев и авианосцев, которых некому и нечем будет охранять – глупость несусветная, надеюсь, споров и осуждения не вызовет.

Предварительный вывод весьма неутешительный. Мы донашиваем советскую противолодочную оборону, и когда доносим до конца, можно будет просто расслабиться. Выпускать десятками атомные эсминцы и атомные авианосцы, в надежде что противник не станет их расстреливать, как уток, опасаясь загадить мировой океан.

Ну вот только такое в голову приходит, потому что можно долго хрипеть на тему, кто круче, «Ясень» или «Вирджиния», но американцам есть что противопоставить «Ясеню», а вот чем мы будет защищаться от «Вирджинии», мне, честно говоря, не совсем понятно.

Расклад так себе. 170 американских «Орионов» хоть тоже не первой свежести, но цифра… Плюс еще дослуживают почти 80 штук «Викингов», палубных противолодочных самолетов. В общем, тоже не фонтан, но немного оптимистичнее, чем у нас.

Ну а почти 400 противолодочных «Морских ястребов» от компании «Сикорский» — тут и вообще сказать нечего. Вертолет намного опаснее для подводной лодки, чем самолет.

Плюс американские самолеты и вертолеты можно запросто собрать в один кулак и плотно закрыть любой район мирового океана. Что нам не светит от слова «совсем». Мы тут, к сожалению, даже не в положении догоняющих, мы, пожалуй, отстали навсегда.

Ну и неспособность производить самим противолодочные самолеты и вертолеты. Нет, возможно, мы можем, но почему-то не производим. Наверное, есть более серьезные цели, типа форумов, международных показательных соревновашек, где победитель заранее известен и тому подобных атомных эсминцев.

В таких неприятных условиях правильным решением (на мой взгляд) будет строительство в больших количествах современных небольших, но многофункциональных кораблей, которые могли бы бороться с подводными лодками противника и прикрывать выход из баз своих лодок.

Странно, но такой проект у нас есть. У него изначально был и есть ряд недостатков, но корабль и с ними смотрится вполне себе хорошо. Да, речь идет о корветах проекта 20380. Корабли действительно не без недостатков, но потенциал есть, а главное – что им вменяется в плане слабостей.

Корвет «Стерегущий» проекта 20380

Главной недоработкой по проекту считают невозможность наносить ракетные удары по берегу и оснащение «Калибрами». Потому оперативно сделали проект 20385, в котором эти «Калибры» уже есть.

Знаете, вот складывается полное ощущение по заповеди «не сотвори себе кумира». Невозможно разместить «Калибр» — все, на свалку надо.

Читайте также  Состояние и перспективы десантных сил ВМФ России

Реально уже свет клином сошелся на этих «Калибрах»… Весь мир победим только благодаря тому, что каждый понтон сможет их запускать.

А если посмотреть серьезно, без «калиберной» истерики, то 22380 – очень удачная и (главное) не очень дорогая замена «Альбатросам». Кораблик-то просто просится в нишу ПЛО, поскольку изначально нафарширован буквально всем, что нужно для того, чтобы у подводников противника головная боль не проходила.

Если внимательно ознакомиться с боевым набором в 22380, он, конечно, намного круче, чем у 1124. Но это и закономерно, между кораблями 30 лет.

Понятно, что в короткие сроки разработать новый проект МПК типа 1124 нам сегодня не по силам скорее всего. Но было бы неплохо, потому что нечто типа БПК проекта 1155 не светит вообще, да и сомнительно, что нам реально нужны корабли дальней океанской зоны для решения вышеуказанных задач.

Вот тут как раз и пригодились бы именно 22380/22385. Они запросто могли бы взять на себя обязанности БПК и мало-мальски закрыть дыру в противолодочной обороне.

Почему «могли бы»? Да потому, что для этого их надо строить в достаточных количествах. А на сегодня обе серии корветов 22380 и 22385 вроде как все, закончены, и закладываться такие корабли больше не будут.

А вместо них? А вместо них пока не снят с повестки дня вопрос насчет скандального проекта 20386, который больше по водоизмещению, намного дороже по деньгам и откровенно слабее по вооружению.

О глупости под названием «проект 20386» уже сказано много, повторяться не стану. Главное по данной теме — при большей, чем у корветов проекта 20380 и 20385 стоимости, он не имеет радикальных преимуществ перед ними как противолодочный корабль, а корвету 20385 еще и уступает по оружию.

Да и если бы не уступал – с тем расположением наших флотов, совершенно неспособных работать вместе, необходимо иметь как можно больше кораблей, способных действовать против подводных лодок противника. А для этого они должны быть как можно дешевле, а не дороже.

Особенно напрягает тот факт, что даже потенциально противолодочных корветов у нас сейчас не заказывают. Да, последние корабли проектов 22380 и 22385 были заложены в 2016 году, и все, тишина.

Между тем, тема серьезная. Кто, простите, будет охранять/защищать от подводных лодок не к ночи упомянутый «Шторм»? Гроб типа «Лидер»? Который по водоизмещению больше чем «Пётр Великий»?

Да не приведи господи…

Корвет «Гремящий» проекта 20385

А вот вопрос, кто будет охранять наши подводные ракетоносцы при входе-выходе – вот это вопрос. Да, они у нас есть. Да, это хорошие и опасные корабли. Но кто сказал, что против нас работают генералы и адмиралы, собранные по психбольницам? Нет, там тоже профи сидят. И вряд ли они будут и дальше сидеть, и ждать, пока наши «Ясени» и «Бореи» выйдут на ударные позиции и запустят все, что есть.

Наоборот, порвутся на кусочки, чтобы не дать этого сделать.

В заключение вот что вышло. Если отбросить в сторону все варианты огромных и бесполезных корыт типа атомного авианосца, атомного крейсера и атомного эсминца, намного более полезно было бы все-таки освоить наконец выпуск дизелей и турбин для кораблей меньшего класса.

Я понимаю, что сегодня корабельная ГТУ для нас что-то из области фантастики, но… Нельзя же всюду реактор-то пихать. Как «Калибр».

Нашим подводным стратегическим силам однозначно нужно прикрытие для обеспечения нормального выполнения задач атомными подлодками. И это не авианосцы и крейсеры, которые смогут служить мишенями для подводных лодок противника, это противолодочные корабли, которые смогут свести на нет все усилия подводных сил потенциального противника в любом районе нашей зоны контроля.

В качестве итога – меньше глупых прожектов, больше деловых проектов! Хочется слышать рынду, а не погребальный колокол по нашему флоту.

/Роман Скоморохов, topwar.ru/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста введи ваш комментарий
Пожалуйста введите свое имя