Россия vs Турция: что происходит в Идлибе?

На северо-западе Сирии продолжаются боевые действия. Они становятся все более ожесточенными, при этом пока нельзя говорить даже о приближении их финала. Провинция Идлиб стала местом пересечения интересов не только сирийского правительства и оппозиции, курдского сопротивления и противостоящей ему турецкой армии, введенной на территорию Сирии, но и России и Турции – двух государств, играющих важнейшую роль в гражданской войне в Сирии.

Кто с кем воюет в провинции Идлиб

Прежде, чем обратиться к подробному анализу происходящего в этой сирийской провинции конфликта, необходимо вкратце рассказать о том, что представляет собой сама провинция, или, как будет правильнее, мухафаза Идлиб. Расположенная на северо-западе Сирии, мухафаза Идлиб граничит на северо-востоке с мухафазой Алеппо, на юге – с мухафазой Хама, на западе – с мухафазой Латакия. На севере Идлиб примыкает к сирийско-турецкой границе. 

До начала гражданской войны в Идлибе проживало около 1,5 млн. человек, причем в административном центре провинции – одноименном городе Идлибе – проживало лишь около 165 тысяч человек. Как и во всей Сирии, в провинции Идлиб всегда был пестрый в этническом отношении состав населения. Кроме арабов-суннитов, здесь проживают и сирийские турки, и христиане-арабы, и курды.

Естественно, не обходилось без межэтнических и межконфессиональных противоречий и прежде, но начало гражданской войны привело к тому, что обстановка в Идлибе, как и в других провинциях Сирии, стала крайне накаленной, а народы, столетиями жившие рядом друг с другом, превратились в злейших врагов, готовых драться между собой не на жизнь, а на смерть.

В первые годы гражданской войны в провинцию Идлиб устремились многочисленные беженцы из других сирийских мухафаз, где обстановка была еще более напряженной. Десятки тысяч беженцев осели на территории Идлиба, кто-то успел перебраться в соседнюю Турцию. Лишь сейчас в провинциях Хама и Дейр эз-Зор сирийскому правительству, при помощи российских военных, удалось нормализовать ситуацию, после чего от 40 тысяч до 80 тысяч беженцев изъявили желание покинуть Идлиб и направиться к своим постоянным домам в родных провинциях. 

Близость турецкой границы и присутствие тюркского населения определили интерес к Идлибу со стороны Анкары. В Турции панически боятся усиления сирийских курдов, которые тесно связаны с находящейся на нелегальном положении Рабочей партией Курдистана. Поэтому свою военную операцию в Сирии турецкое руководство рассматривает, в первую очередь, как компонент борьбы с распространением сепаратистских настроений в Турецком Курдистане. 

В провинции Идлиб Турция поддерживает, в первую очередь, родственное тюркское население, однако, учитывая его малочисленность, все же стремится опираться на арабо-суннитское население. Национальный фронт освобождения включает большую часть действующих в Идлибе оппозиционных сирийскому правительству группировок. Фронт финансируется и вооружается Турцией, причем турецкое правительство особо и не скрывает поставок оружия в Идлиб – это и так всем известно, ведь грузовые автомобили с оружием для сирийских повстанцев регулярно пересекают границу Турции и мухафазы Идлиб.

Помимо НФО, в Идлибе действует «Хайат Тахрир аль-Шам». Эта организация – очередное перевоплощение запрещенной в России «Джебхат ан-Нусра», которая была тесно связана со структурами «Аль-Каиды» (также запрещена в Российской Федерации). В Идлибе воюют и боевики Исламской партии Туркестана, укомплектованной китайскими мусульманами – уйгурами по национальности. Турция всегда покровительствовала тюркам – уйгурам и поэтому нет ничего удивительного в их появлении в далекой от родного Восточного Туркестана сирийской провинции. 

Кстати, не только оружием и деньгами Турция помогает боевикам НФО. Не менее ценна и помощь разведывательными данными. Скорее всего, именно турецкая военная разведка информирует боевиков о действиях и планах российских и сирийских войск. Без такой информационной поддержки группировки боевиков, даже при учете наличия неплохого вооружения, все равно не могли бы действовать успешно.

Читайте также  Перемирие в Сирии мы уже проходили на Украине

Турецкое руководство рассматривает арабо-суннитские группировки как главный противовес и курдам, и проправительственным силам Сирии. И ослаблять, а тем более прекращать поддержку многочисленных группировок, действующих в Идлибе, Турция не собирается. 

Между тем, Сирийская арабская армия при поддержке Воздушно-космических сил России и российских спецподразделений действует в провинции Идлиб против террористов. И получается странная ситуация – Россия и Турция вроде как партнеры, даже совместное патрулирование Идлиба организовали, но по факту поддерживают противоборствующие стороны. Из турецкого оружия стреляют по сирийским и российским солдатам, а российские самолеты бомбят позиции террористических группировок, связанных с Турцией.

Реджеп Эрдоган играет в свою игру. Он заинтересован лишь в одном – в укреплении позиций Турции в регионе и в нейтрализации курдских формирований. Его уверения в дружбе с Россией стоит воспринимать лишь как отвлекающие маневры, поскольку слишком разнятся турецкие и российские интересы на Ближнем Востоке. 

С другой стороны, сейчас Турция уже очень далеко ушла и от союза со своим главным военно-политическим партнером – Соединенными Штатами. В Анкаре не могут простить Вашингтону открытую и очень ощутимую поддержку курдов. Ведь сирийские Отряды народной самообороны, которые в Турции считают филиалом Рабочей партии Курдистана, фактически были вооружены и модернизованы при прямой поддержке американской армии. Теперь курды, а не турки – главные «младшие партнеры» США в регионе.

Что ждет российско-турецкие отношения?

Естественно, что и Россию очень раздражает поддержка турками сирийских террористических группировок. Можно вспомнить, как турки сбили российский самолет, как турецкая армия поставляет оружие сражающимся против правительственных войск группировкам. Поэтому в мировых СМИ и распространяется информация, что если Турция не откажется от поддержки воюющих в Идлибе террористов, то Россия, как и США, начнет сотрудничать с курдскими Отрядами народной самообороны.

В принципе, если бы так и произошло, то все вернулось бы на круги своя. Ведь в свое время Советский Союз очень серьезно помогал курдскому сопротивлению в Турции. В 1990-е годы в России обосновалась многочисленная курдская диаспора, многие представители которой не скрывали своих связей с Рабочей партией Курдистана. То есть, для Москвы связи с курдским сопротивлением вполне естественны, другое дело, что поддерживая курдов в Турции, СССР и Россия никогда не поддерживали их в Сирии, поскольку не были заинтересованы в территориальном расчленении этого дружественного государства.

Впрочем, в экспертном сообществе сомневаются, что Россия всерьез способна в текущей ситуации встать на сторону сирийских курдов. Так, российский востоковед Олег Гущин в интервью «Свободной прессе» подчеркнул, что Россия сейчас очень ценит наладившиеся отношения с Турцией, а пригрозить Анкаре поддержкой курдов – это очень серьезно оскорбить турецкое руководство, фактически поставить Россию на грань войны с Турцией на сирийской территории. И в Москве на это не пойдут. 

Вместе с тем, как считает Гущин, сами турки с проблемой Идлиба справиться не в состоянии. И этому тоже есть свои причины. Во-первых, Анкара долгие годы выставляла себя одним из главных защитников сирийских суннитов, оппозиционных Башару Асаду. И если сейчас турецкая армия начнет воевать в Идлибе против суннитов, это просто не поймут. Во-вторых, Турция не станет рисковать своими людьми.

Стоит отметить и то, что если Турция вступит в войну с сирийскими джихадистскими группировками, то по факту она окажется на стороне своих злейших врагов – курдского сопротивления и правительственных войск Башара Асада. Поэтому Олег Гущин и видит решение Идлибского конфликта лишь в том, чтобы дать возможность Сирийской арабской армии самой уничтожать террористов в Идлибе. 

Читайте также  Сирийский ракетный катер Tir II

В сентябре 2018 года Россия и Турция договорились о создании демилитаризованной зоны в Идлибе шириной в 20 км. Благодаря этому было предотвращено мощное наступление сирийской армии на позиции повстанцев, что позволило последним избежать боестолкновения с верными Дамаску войсками и сохранить свой боевой потенциал «до лучших времен». Создание такой зоны было серьезной уступкой Турции, однако сейчас, спустя полгода с лишним, мы видим, что ничего это решение не изменило. Повстанцы и джихадисты продолжают контролировать районы провинции Идлиб и остаются «костью в горле» для центрального правительства Сирии.

Если позволить сирийским правительственным войскам самостоятельно решать проблему уничтожения террористов, при ограниченной помощи со стороны России и Ирана, то будут сохранены и неплохие российско-турецкие отношения. Ведь тогда не будет формальных поводов для их ухудшения, которое бы неизбежно настало, если бы Россия выступила на стороне курдов. 

Конечно, пока сирийские правительственные войска при поддержке России будут уничтожать окопавшихся в Идлибе террористов, Турция будет возмущаться, Реджеп Эрдоган в очередной раз будет требовать от Владимира Путина немедленно прекратить огонь, но это все – дипломатическая игра, в действительности Анкаре придется смириться с происходящим.

Тем более, что выхода у нее нет – на фоне ухудшения отношений с Соединенными Штатами Россия нужна Турции как постоянный жупел для запугивания Запада – мол, не будете играть по нашим правилам, мы вообще переориентируемся на Москву. Кстати, этого в Вашингтоне очень сильно бояться, поскольку потеря Турции приведет к изменению всего баланса сил не только на Ближнем Востоке, но и в Восточном Средиземноморье в целом. 

Турция налаживает связи с Дамаском

Не так давно стало известно об очень интересной встрече, которую провели директор турецкой Национальной разведывательной организации (MIT) Хакан Фидан (на фото) и директор Бюро национальной безопасности (БНБ) Сирии Али Мамлюк.

Отношения Анкары и Дамаска остаются очень напряженными, поэтому такая встреча сразу вызвала интерес во всем мире. Еще более интересно то, что, как оказалось, турецкие и сирийские спецслужбы контактируют между собой как минимум с 2016 года, а делегация турецкой Национальной разведывательной организации не менее пяти раз побывала в Дамаске.

Хакан Фидан

Что общего у турецких и сирийских разведчиков? Какие проблемы они могут решать? Конечно, прежде всего, это разрешение ситуации в Идлибе. Но стоит заметить и то, что в отношении курдов Дамаск и Анкара могут выступить в качестве партнеров, поскольку ни Эрдоган, ни Асад не заинтересованы в создании независимого курдского государства на территории Сирийского Курдистана. 

Вместе с тем Турция категорически отказывается выполнять требования России и Сирии по передаче под контроль Дамаска обширных территорий провинции Идлиб. В Анкаре опасаются, что российские и сирийские войска, если Турция не заступится за повстанцев, быстро с ними покончат, после чего будет положен конец и турецкому присутствию в Идлибе.

В свою очередь, для России вопрос контроля над юго-западными районами провинции Идлиб также имеет принципиальное значение, поскольку повстанцы используют эти районы для организации атак на российскую авиабазу «Хмеймим» в соседней мухафазе Латакия.

Конфликт в Идлибе далёк от политического разрешения. Сирийская провинция и ее население стали заложниками крупномасштабной политической игры, которую ведут в регионе Россия и Турция. Пока же продолжаются бои, а страдают мирные жители.

/Илья Полонский, topwar.ru/

3 КОММЕНТАРИИ

  1. ой-вэй, ну как же «неожиданно» случилось-та!))))))))) опять турки «прииииидатили», или просто «ни паняли партнерав»?)))))))
    помнится, этак годик тому я уже писал https://army-news.ru/2018/04/turciya-snova-udarila-rossiyu-v-spinu/ про то, что «…кто-то там рассказывал недавно, какие хорошие отношения у России с Турцией?! вот и показатель…». и вот такая «невероятная» новость — оказывается, «…получается странная ситуация – Россия и Турция вроде как партнеры, даже совместное патрулирование Идлиба организовали, но по факту поддерживают противоборствующие стороны…»))))))
    вот никогда не было, и опять! может, МО РФ начать у меня интересоваться, кто реально для РФ друг, а кто так, «партнер», причем частенько даже… того… активный?!))))))) а то складывается впечатление, что я смотрю на перспективы «взаимоотношений» разумнее, чем «героические камандеры»!))) (шутка, конечно, причем где-то даже сквозь слезы…)
    еще одно подтверждение «невероятному уважению, испытываемому к РФ-ии международным сообществом»))))))) и, конечно, «гениальной внешней политике», ну и что там еще в лозунгах у кремлеботов… как же так случилось???
    а нехрен было кровью послов и летчиков торговать, за помидоры!!! забыли?! радовались «невероятной мудрости Хитро-Стратегового»?! ну, удачи в утирании следующих плевков…
    да, господа «педриоты» — когда будете на пену исходить и в корчах биться, вереща, как я вас, страдальцев, плохо лУблю и нИправЕльно восхищаюсь — хоть немного конкретных примеров вашего величия, ну хоть чуток — а то жалобы на то, что убогих не уважают… убого звучат, ей-ей…

  2. «Турецкий поток» — вот тот козырь (и та и»игла смерти Кощеевой»), который держит за причинное место друг Эрдоган своего «партнёра».
    И кто там из партнёров кого о чём просит (или слёзно умоляет) вполне понятно

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста введи ваш комментарий
Пожалуйста введите свое имя