Реинкарнация корабельной брони

Под занавес уходящего года захотелось порадовать публику ретроспективой дискуссии о корабельной броне. Некоторое время назад тема имела огромный успех. Интерес был неслучаен: в процессе споров были затронуты многие аспекты, связанные с вооружением, конструкцией и компоновкой кораблей. Новым посетителям сайта, возможно, тоже будет интересно узнать, по поводу чего так яростно ломались копья.

Попробую разложить тезисы по полочкам.

П. 1. Любая дополнительная преграда на пути противника — это шанс выжить. И надо быть очень наивным и технически безграмотным, чтобы пренебрегать этой возможностью.

Пробоина, оставленная самодельной бомбой. Атака на эсминец “Коул” в Йемене, 2000 год

Здесь присутствует деталь, на которую не обращают внимания. Присмотритесь еще раз. Видите? Верхняя часть борта эсминца (ширстрек) изготовлена из качественной стали HY-80 с пределом текучести 80 тыс. футов на кв. дюйм (550 МПа). Ниже — дешевая конструкционная сталь, которая была разорвана в клочья взрывной волной. Граница проходит по сварному шву. Неслучайно при создании эсминца нового типа (“Замволт”) его корпус был целиком изготовлен из высокопрочной стали марки HSLA-80.

Достаточно убедительно? Всего лишь такая незначительная деталь, как увеличение прочности обшивки, позволяет очевидным образом сократить повреждения.

Из истории морских сражений: атака на крейсер “Йорк”, 1941 г. Вместо подрыва мины у надводного борта итальянцы разработали “хитрый план” с разламывающимся катером и погружающимся зарядом, который срабатывал на глубине 8 м. Зачем были такие сложности? Бойцы князя Боргезе понимали, что взрыв в районе защищенного борта неэффективен.

П. 2. Полезные качества брони в современных условиях.

2.1. Гарантированно защищает от обломков сбитых ракет.

Учебный перехват мишеней (имитаторов ПКР) всегда производится в условиях, далеких от реальности. Перехват выполняют на параллельных курсах, чтобы обломки “не зацепили” корабль. Иначе — неизбежная катастрофа. Даже если автоматические зенитки (“металлрорезки”) собьют ПКР, обломки ракеты срикошетят от воды и достигнут цели. Проверено в ходе реальных инцидентов: обломки мишеней изрешетили военные корабли “Энтрим” и “Стоддард”.

Практика свидетельствует: перехват в ближней зоне бесполезен, если отсутствует возможность остановить обломки.

Самым реалистичным и надежным средством защиты от подобного рода угроз является конструктивная защита.

2.2. Броня обеспечивает защиту (вплоть до полного нивелирования угрозы) от всех типов современных противокорабельных ракет стран НАТО.

“Гарпун”, “Экзосет”, NSM, итальянский “Отомат”, шведский RBS, японский “Тип 90” — обесценивание всех мировых запасов противокорабельного оружия.

При относительно небольшой толщине дифференцированная защита (50-100 мм) способна защитить от взрывного устройства, содержащего десятки и даже сотни кг ВВ. Случай с эсминцем “Коул” показывает резкое сокращение повреждений при двукратном повышении прочности обшивки. Во втором случае (“Йорк”) мы наблюдали отказ от взрыва в районе бронепояса ввиду очевидной бесполезности такой атаки.

50…150 кг взрывчатки — это эквивалент боевой части большинства противокорабельных ракет.

Вы, конечно, напомните про скорость ракеты, близкую к скорости звука. Ответ прост: скорость без механической прочности не значит ничего.

Результаты попаданий снарядов в броню хорошо известны. К сожалению, практически нет достоверного описания случаев столкновений с броней летательных аппаратов (самолетов, ракет). Мне удалось найти только один случай, заснятый на камеру.

Удар камикадзе в бронепояс крейсера HMS Sussex толщиной 114 мм. Безрезультатная атака: поцарапана краска. То же самое ожидает “Гарпун” при встрече с крупповской цементированной броней: пластиковая ПКР разрушится. Взрыв боевой части произойдет снаружи борта, без заметных последствий для внутренних отсеков.

Аналогичный случай — попадание камикадзе в незащищенный борт, 15 погибших.

Возможны иные варианты развития событий. В реальности стрельб ПКР по броневым плитам никогда не проводилось, но можно сделать два предположения, основанных на примерах из истории морских сражений:

— при острых углах встречи с броней имеется вероятность рикошета;
— боевая часть ПКР может разрушится за время, недостаточное для срабатывания взрывателя.

2.3. При встрече с экзотическими тяжелыми ПКР (“Брамос”) конструктивная защита, так или иначе, будет способствовать локализации повреждений.

При этом увеличение скорости и боевой части (т.е. стартовой массы ракет) негативно сказывается на числе возможных носителей и количестве ПКР в залпе, что, несомненно, облегчает работу зенитных средств корабля. Еще один неоспоримый плюс от установки брони.

* * *

По моему мнению, здесь были представлены достаточно веские основания (борьба с обломками ракет, обесценивание существующих арсеналов ПКР), чтобы вопрос о возвращении конструктивной защиты получил право на жизнь в XXI веке.

Повреждения антенных устройств одинаково болезненны как для защищенных, так и для незащищенных кораблей. Но, согласитесь, было бы странно списывать крейсер в расход, едва первым осколком царапнуло радар.

Только стоимость одного неизрасходованного боекомплекта крейсера “Тикондерога” может достигать миллиарда долларов. Поэтому поврежденному кораблю рекомендуется добраться до базы. Уже не говоря о жизнях 200-300 членов экипажа. Находись среди них ваш сын, и число скептиков, отрицающих пользу конструктивной защиты, сразу поубавится.

Даже с разбитым радаром современный корабль представляет угрозу для противника. Борьба с подлодками, стрельба по внешнему целеуказанию. Технические возможности позволяют драться до последнего. Главное — не сгореть от первой же прорвавшейся ракеты.

П. 3. Конструктивная защита — это система броневых палуб, скосов, внутренних противоосколочных переборок и др. защитных элементов. Облик которых подвержен непрерывному изменению.

В каждую из эпох конструкторы демонстрировали разность подходов к способам защиты и обеспечению боевой устойчивости постов, отсеков и механизмов.

История знала немало интересных концепций, например, “Дюпюи-де-Лом”. Французский крейсер со сплошной защитой надводного борта: бронированием толщиной 100 мм от ватерлинии до верхней палубы!

Существование «де Лома», лучшего из крейсеров своей эпохи, опровергает мнение скептиков, будто бронепояс бывает в виде узкой “полоски” в районе ватерлинии. И не может защитить весь борт целиком.

Другой яркий пример: американский крейсер “Вустер”, где приоритет отдали защите от авиационных бомб. Отсюда — мощнейшая 90 мм бронепалуба, превышающая по массе бронепояс.

Существовали авианосцы с полностью бронированными полетными палубами (“Илластриес”, “Мидуэй”).

У англичан был линкор “Вэнгард”, где при постройке учли опыт обеих мировых войн. Помимо традиционных бронепоясов, его конструкторы не поскупились на 3000 тонн противоосколочных переборок.

Всему свое назначение. Реальные образцы кораблей демонстрируют бесконечный полет конструкторской мысли. Только не говорите, что невозможно. Терпеть не могу этого слова.

П. 4. Броня — не помеха оружию, антенным постам и системам современного корабля.

Вы наверняка захотите узнать, откуда взялась такая уверенность.

Во-первых, броня была неотъемлемым элементом всех кораблей прошлого.

Во-вторых, мы достоверно знаем, что массогабариты современных двигателей и вооружения значительно уступают предшественникам. Также они накладывают менее жесткие ограничения на компоновку, чем артиллерия и обеспечение высокой скорости хода.

В наше время никто не придает значения радиусу обметания стволов (“мёртвая зона” на палубе, площадью в сотни кв. метров).

В эпоху компактных УВП исчезло понятие диаграммы углов обстрела орудий, которая раньше определяла ценность корабля, как боевой единицы. И задавала всю его компоновку.

Никто не пытается разгонять крейсеры до 37 узлов, устанавливая десятки котлов и турбины мощностью 150 тысяч л.с.

Парадоксальный пример: по мощи своей ЭУ японский крейсер “Могами” (1931 год) превосходил атомный “Орлан”!

Одна башня главного калибра “Могами” весила как 48 пусковых шахт для “Калибров”. А всего таких башен у японца было пять.

Несмотря на громоздкую артиллерию, непропорциональную по размерам силовую установку, экипаж из тысяч человек и несовершенные технологии 1930-х гг., крейсеры той эпохи имели мощный броневой панцирь.

Крейсер “Могами” при своих зверских характеристиках (скорость, огневая мощь) нес 2000 тонн брони.

Так откуда берутся сомнения, что современные ракетные корабли категорически неспособны иметь конструктивную защиту?!

Радары и аналоговые компьютеры существовали одновременно с тяжелым артиллерийским вооружением и бронезащитой. Например, “Могами” был оборудован штатной РЛС общего обнаружения “Тип 21” с выдающихся размеров антенной.

РЛС «Тип 21» на крейсере «Ибуки»

Радиоэлектронное оснащение кораблей других стран отличалось еще большим разнообразием: так, КРЛ “Вустер” имел 19 радаров, линкор “Вэнгард” — 22.

Про “Вустер” мы вспомнили не зря. Крейсер, помимо прочего, был оснащен системой противоатомной защиты, которую имеют все современные корабли. Заметьте, без всякого ущерба для его конструктивной защиты.

О чем свидетельствуют эти примеры? О том, что попытки скептиков объяснить отказ от брони нехваткой места из-за появления нового оборудования (радары, вычислительная техника, ПАЗ) выглядят неубедительно.

Попробуй, забронируй: так обычно начинается спор,с предложением описать проект установки защиты на ТАРКР “Петр Великий”.

Что будет, если на “Орлан” установить бронепояс? Говоря в общих терминах, ничего. Корпус потяжелевшего крейсера осядет в воду на несколько метров, и “Петр” приобретет пропорции крейсеров военных лет.

У которых осадка превышала высоту надводного борта.

Борт “Петра Великого” возвышается над водой на 11 метров. В носовой части он еще выше — прыжок оттуда подобен прыжку с крыши пятиэтажки. В то же время максимальное значение его осадки составляет “всего” 8 метров. Атомный исполин стоит словно по щиколотку в воде.

В то время, когда большая часть корпуса кораблей прошлого находилась ПОД водой.

“Замволт” и ЛК “Невада” в одном масштабе. Современный корабль при тех же размерениях лишен тяжелой артиллерии и брони, поэтому покачивается на поверхности, как пустая коробка.

На том уровне, где раньше проходила верхняя палуба и стояли башни с орудиями, сейчас продолжается высоченный борт!

Скептиков пугает мысль о высоких бортах. Сколько потребуется бронеплит! И как это повлияет на остойчивость? Однако все гораздо проще.

Обращаясь к теме конструктивной защиты, следует не просто лепить бронелисты к существующим высокобортным крейсерам, а проводить более глубокий анализ, с учетом облика высокозащищенных кораблей прошлого.

П. 5. Стоимость установки брони.

Ничтожна. Основания для столько категоричного заявления:

— стоимость металла для изготовления корпуса “Арли Берка” составляет всего… 5% от конечной стоимости Иджис-эсминца! Основные затраты связаны с высокотехнологичным вооружением.

— высокозащищенные корабли массово строились в первой половине ХХ в. Так, на рубеже 1940-50х гг. в Советском Союзе была построена серия из 14 крейсеров пр. 68-бис. В 21-ом веке, при наличии новых технологий металлообработки и повышении производительности труда, изготовление 100 мм металлических плит станет воистину неразрешимой проблемой.

Описанные примеры свидетельствуют об одном: внедрение броневых элементов останется незаметным на фоне других расходов при строительстве боевого корабля с полным водоизмещением 10-15 тыс. тонн.

Все, что сделано одним человеком, может быть сломано другим.

Весь вопрос в усилиях и времени. Выдержать на одно попадание больше, чем противник, — это бесценно.

Выше были приведены достаточные основания для воплощения идеи в жизнь:

— повышение боевой устойчивости (защита от обломков и большинства типов существующих ПКР);
— техническая осуществимость (если могли раньше, смогут и сейчас).

Решение для целого ряда проблем при минимальных затратах.

Факты и логика.

Такова в целом концепция повышения защищенности для боевых кораблей. Которая вызывает неподдельное изумление у всех, кто привык считать, что броня — пережиток прошлого, и в современном бою её применение совершенно бесполезно. Скептиков даже не смущает от факт, что наземная боевая техника все время увеличивается в массе (уже достигла 80 тонн) из-за непрерывных попыток усиления защиты.

/Олег Капцов, topwar.ru/

5 КОММЕНТАРИИ

  1. Что за бред про взрыв ПКР на броне?? Автор, видимо, считает конструкторов ракет дураками и действительно думает, что те наивно проектируют ракеты в виде простого куска взрывчатки с двигателем и электроникой для наведения и управления в хрупком корпусе из стеклопластикового папье-маше.
    У всех ПКР боевая часть проникающая — то есть взрывчатое вещество заключено в прочный корпус, который после контакта с корпусом цели проникает во внутренние отсеки, а взрыватель срабатывает с замедлением.
    Мда..

  2. Попробовать забронировать корабль можно, особенно если материалом брони выбрать лёд. Толщины метров пять. Испытать разные добавки, например пенопластовые шарики. Повреждения ремонтировать такой корабль будет прямо на ходу.

    Вообще если наморозить достаточно льда, можно отказаться от конструктивного единства корпуса. Например, экипах собран в небольшом отдельном корпусе, электроника в другом, ракеты в третьем, объединены они только ледышкой. В случае чего корпус с экипажем уходит в виде маленького небоевого судна.

  3. На самом деле автор прав в том, что корабли класса фрегат должны иметь толщину корпуса не менее 25 мм (дюйм), а эсминцы и крейсера не менее 100 мм (четыре дюйма). Кстати на орлане где-то так и есть, а на атлантах свыше дюйма.
    К примеру пкр гарпун представляет из себя цилиндр диаметром 340 мм, длинной от 3,5 до 4,5 метра и весом 700 кг на старте, а к моменту попадания около 500 кг. При этом его боевая часть весит 220 кг и заявлена как проникающая осколочно- фугасная. Скорость его в момент попадания около 250 м/с. То есть по весу и калибру он подобен линкоровскому снаряду, но имеет примерно в три раза меньшую скорость. К тому же у него в пять раз меньше относительная плотность, чем у снаряда (длина намного больше снарядной). Пусть приборный отсек в носу послужит в качестве аналога сминаемого колпачка на бронебойном снаряде, но даже в этом случае его плотность и кинетическая энергия во много раз меньше (15,6 МДж) против снаряда (140,6 МДж) того же калибра. Таким образом, по опыту второй мировой войны, даже броня легкого крейсера вашингтонского типа (100 мм) вполне может обеспечить неуязвимость корабля. Тем более, что при ударе о борт, двигательный отсек отломится из-за чрезмерного воздействия перегрузки и не поможет боевой части пробивать броню.
    В общем суперпояс дредноутов не нужен, но 100 мм бронепояс обязателен.
    К тому же LRASM тоже подобна в этом плане гарпуну.

    • Современные модификации БЧ ПКР уже имеют «ком.воронку» с соответствующей облицовкой….

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введи свой комментарий!
Пожалуйста, введи свое имя