Танк ИС: история создания

9 марта 1943 года на заводские испытания отправился опытный образец тяжелого танка ИС-1, ранее обозначавшийся как КВ-13. Это был полноценный тяжёлый танк, по боевой массе лишь немного уступавший КВ-1с, но превосходивший его в подвижности и броневой защите. На протяжении весны 1943 года машина проходила государственные испытания, в ходе которых выяснилось, что ей требуется масса доработок, местами очень серьезных. Окончательно «похоронил» ИС-1 немецкий тяжёлый танк Pz.Kpfw.Tiger Ausf.E. Выяснилось, что для эффективной борьбы с ним требуется хотя бы 85-мм орудие, для размещения которого башня опытного советского танка не подходила. Так начиналась история Объекта 237, ставшего последним шагом на пути к созданию серийного тяжёлого танка ИС.

Глубокая переделка

Необходимость вооружения танка 85-мм орудием с баллистикой зенитной пушки 52-К было одной из главных, но отнюдь не единственной причиной глубокой переделки ИС-1. Уже после первого этапа государственных испытаний стало ясно, что конструкция танка далека от совершенства. Ещё в апреле 1943 года набрался внушительный список необходимых переделок. Концепция шасси с пятью опорными катками на борт, позаимствованная у Т-34, для тяжёлого танка оказалась явно неудачной. Нагрузка на катки была чрезмерной, это отразилось на проходимости при преодолении участков с мягким грунтом. Комиссия дала указание увеличить число опорных катков до 6 на борт.

Неудачной оказалась и конструкция воздухозаборников на крыше моторного отделения. Во время движения в них попадала грязь, с чем не помогла справиться и установка защитных щитков. Решить проблему можно было только переделкой корпуса машины. Нарекания вызвала конструкция смотровых приборов механика-водителя.

Переделанный корпус ИС. Судя по датам на штампе, Котин подписал чертеж 12 мая 1943 года. Уже к тому моменту было ясно, что в исходном виде ИС-1 в серию не пойдет.

Ситуация с орудием стала лишь последним гвоздем в крышку гроба опытного танка. Вряд ли Челябинский Кировский завод (ЧКЗ) и Завод №200 обрадовались наметившимся изменениям, поскольку на этих предприятиях уже полным ходом шла подготовка к серийному производству нового танка, как того требовало постановление Государственного комитета обороны (ГКО) № 2943. Начавшиеся было работы по сборке первых 10 танков установочной партии застопорились. В начале мая свой вердикт вынесло КБ завода №9, которое, совместно с челябинскими заводами, работало по теме 85-мм танковой пушки. Переданный через начальника Главного бронетанкового управления Красной армии (ГБТУ КА) генерал-полковника Я.Н. Федоренко, это вердикт не оставлял машине никаких шансов:

«Согласно Постановлению ГОКО №3288 от 5.5.43 года, на двух опытных образцах танка ИС должны быть установлены 85 мм танковые пушки с зенитной баллистикой.

Конструктивные разработки по установке этой пушки в башне опытного образца танка ИС-1 показали, что условия работы экипажа будут крайне стесненными.

Командир танка, расположенный сзади стреляющего, будет мешать ему при наводке пушки на цель, а заряжающему, вследствие большой длины снарядов (930 мм), будет трудно производить заряжание пушки.

Конструкторы Кировского завода во главе с товарищем Котиным решили расширить погон башни до 1800 мм в свету.

Расширение погона потребовало: расширить подбашенную коробку, увеличить длину корпуса на 420 мм и добавить по одному опорному катку на сторону.

Эти изменения конструкции опытных образцов танков ИС-1 и ИС-2 увеличивают вес танка, снижают удельную мощность и скорость движения.

Прошу обязать Наркомтанкопром (тов. Зальцман) к 10.6.43 года представить на утверждение ГОКО уточненную тактико-техническую характеристику опытного образца танка ИС с 85 мм пушкой и диаметром погона башни в свету 1800 мм.».

Как и 85-мм пушки разработки Центрального артиллерийского конструкторского бюро (ЦАКБ), проект орудия Д-5 являлся продолжением работ еще 1942 года. Первые тактико-технические требования (ТТТ) на будущую Д-5 были получены еще 26 марта 1943 года, правда, тогда речь шла немного о другом орудии, имевшем меньшую длину ствола и более низкую начальную скорость снаряда. Работы по будущей системе Д-5 начались в апреле 1943 года. Предполагалось, что такую пушку можно будет установить в штатную башню КВ-1с и башню ИС-1. Изменившиеся после обстрела «Тигра» требования эту идею похоронили. «Полновесная» баллистика 52-К, позволявшая пробивать броню немецкого тяжёлого танка, увеличила длину отката с требуемых 350-370 мм до 430 мм.

Возникала и серьёзная проблема с заряжанием: патрон 52-К был существеннее длиннее патрона Ф-34. В пояснительной записке к проекту системы Д-5 конструкторы А.Н. Булашев и Н.Г. Кострулин предлагали увеличить диаметр башенного погона с 1585 до 1700 мм. Это позволяло увеличить боекомплект и значительно улучшить условия работы расчёта. Но также это означало, что башню, а вместе с ней и шасси танка, придётся сильно переделывать.

Справедливости ради следует упомянуть, что конкуренты из ЦАКБ тоже делали свою пушку не совсем под штатную башню. Исходный проект 85-мм пушки С-31 хоть и предполагал сохранения штатного погона КВ-1с и ИС-1, но сама башня всё равно переделывалась. Взвесив все «за» и «против», в Челябинске решили пойти по пути более серьёзной переделки машины. Ведь шасси по итогам испытаний всё равно требовалось модернизировать.

Общие виды танка ИС с 85-мм орудием Д-5Т. Конец мая 1943 года.

Работы по танку, получившему обозначение ИС и чертежный индекс 237, начались в мае 1943 года. Ведущим инженером машины остался Н.Ф. Шашмурин. Уже к середине мая был подготовлен первый вариант корпуса. Общая его схема не изменилась, но хорошо заметно, что конструкторы СКБ-2 учли опыт весенних испытаний. От сужения к кормовой части они отказались, а сам корпус оказался шире. Переделке подверглись воздухозаборники на крыше моторного отделения и выпускная система. В связи с увеличением погона башни и другими изменениями длина корпуса танка выросла до 6454 мм.

Некоторой переделке подверглась и носовая часть машины. Поскольку конструкция боковых смотровых приборов оказалась неудачной, их заменили на два перископических прибора MK-IV в крыше отделения управления. Это позволило улучшить обзор механику-водителю.

Параллельно был разработан вариант ИС с 85-мм пушкой С-31. На первых порах он имел больший приоритет.

Увеличение длины корпуса и рост боевой массы повлекли за собой серьёзное изменение ходовой части. Как и требовало задание, число опорных катков увеличилось до 6 на борт. Но к ходовой части имелись и другие претензии, в результате практически все её элементы пришлось переделать. При том же диаметре опорных катков их конструкция была усилена. Изменились ленивцы, балансиры, ведущие колеса.

Что же касается моторно-трансмиссионной группы, то здесь изменения оказались незначительными. Конструкция, отработанная на ИС-1, получилась вполне удачной. Вносимые переделки коснулись в основном небольших деталей.

Расчёты, сделанные в первых числах мая 1943 года, показали, что боевая масса ИС возрастала до 43-44 тонн, превысив массу КВ-1с. Максимальная скорость ориентировочно должна была составить 35-37 км/ч (позже увеличившись до 42 км/ч). С этими показателями смирилось и военное руководство, посчитав, что подвижности на уровне КВ-1с для тяжёлого танка достаточно.

Продольный разрез ИС с орудием С-31. Хорошо видно, что у орудия, как и его бронировки, много общего с Ф-34 и маской ИС-1.

Общая концепция башни по типу башни КВ-1с с пристыковываемой спереди орудийной установкой осталась неизменной. Но даже с учетом переделок всё ещё оставались претензии к удобству работы расчета башни. Поэтому одним только увеличением диаметра башенного погона дело не ограничилось. Условия работы командира танка оставляли желать лучшего, даже сдвиг командирской башенки влево и появление небольшого выступа помогли лишь отчасти. По этой причине выступ с левой стороны башни увеличился. Также на крыше башни появился перископический прибор MK-IV, которым пользовался заряжающий.

Этот разрез — отличная иллюстрация эволюционного пути развития конструкции ИС. Много общего с ИС-1, но танк уже другой.

Благодаря переделке башни внутри стало просторнее, и 85-мм орудие можно было разместить без проблем. Но к 20-м числам мая таких орудий на примете было уже два. Кроме пушки КБ завода №9 Д-7, или Д-5Т-85, свою 85-мм пушку, С-31, готовило и ЦАКБ. И здесь концепция башни КВ-1с и ИС-1 со съёмной носовой частью оказалась как нельзя кстати. Дело в том, что для замены орудия в такой башне требовалось просто отсоединить одну установку и присоединить другую. Отличий в размещении патронов для обеих пушек в башне и корпусе не было.

В ожидании орудий

Согласно постановлению ГКО №3289 от 5 мая 1943 года, опытные образцы танков ИС с 85-мм пушками должны были быть готовы к государственным испытаниям к 1 июля 1943 года. На тот момент речь шла ещё об ИС-1, и сроки не изменились даже из-за необходимости серьёзной переделки танка. При этом для подстраховки параллельно были запущены работы по усилению вооружения КВ-1с. Решение абсолютно верное: КВ-1с находился в серии, а его переделка под новое орудие явно заняла бы меньше времени, чем постановка в серию ИС.

Первый опытный ИС на испытаниях, июль 1943 года.

С конца мая 1943 года в переписке ИС начинает фигурировать как ИС-3, поскольку индексы ИС-1 и ИС-2 уже использовались конструкторами. Основная тяжесть работы по постройке опытных образцов легла на опытный завод №100. Согласно отчёту за первую декаду июня 1943 года, подготовка к выпуска танка началась 20 мая. В этот день в производство были отправлены первые чертежи.

Узким местом для завода оставались те детали, которые ещё требовали доработки. В некоторых источниках указывается, что первая башня была готова ещё 1 мая, но эта информация вызывает огромные сомнения. По состоянию на середину июня 1943 года ни башен, ни корпусов ИС-3 с завода №200 на завод №100 не поступало. Да и не могло поступить, поскольку окончательная доработка чертежей корпуса и башни продолжалась до десятых чисел июня. К тому времени на заводе №100 успели сделать комплект деталей на одну машину и начали узловую сборку ведущих колес и ходовой части. Были готовы планетарный механизм поворота, тормоза, привода управления, ленивец и ряд других деталей.

Задерживал работу и ЧКЗ, на котором тоже изготовлялась часть деталей.

Характерной деталью опытных ИС были выхлопные патрубки с кожухами по типу Т-34. Также обращает на себя внимание конструкция задней плиты корпуса.

Ещё одним узким местом оказалось орудие. Несмотря на то, что приоритет имела система разработки КБ завода №9, быстрее с заданием справились в ЦАКБ. Именно по этой причине сохранилось больше опытной документации по системе С-31. Тем не менее, даже к 15 июня система ещё не прибыла на завод №100. В переписке по предприятию она упоминается как Ф-85, именно так её называли на заводе №92, где С-31 изготовляли.

С Д-5Т-85, впрочем, ситуация была ещё хуже. В то время, как на заводе №92 к концу июня 1943 года всё же было изготовлено и передано на завод №100 четыре системы С-31, с завода №9 прибыла всего одна Д-5Т-85. Но уже в конце июня руководство завода №100 отмечало, что у С-31 есть существенные недостатки. Например, длина отката ствола у этой пушки составляла 540 мм, в то время как у Д-5Т-85 – 300 мм.

Эта же машина спереди.

Ещё одной особенностью С-31, которая сразу не понравилась инженерам-конструкторам завода №100, стала довольно громоздкая люлька. Такой оказалась плата за удовлетворение требования максимально использовать при разработке орудия деталей от 76-мм танковой пушки Ф-34. В результате подвижная бронировка системы Ф-31 довольно сильно напоминала ту, что ставилась на ИС-1. С точки зрения стойкости такая бронировка была не лучшим решением, кроме того, это усложняло производство орудийной установки.

Совсем иначе обстояло дело с Д-5Т-85. Развитие конструкции У-11 отличалось компактной люлькой. Кроме того, подвижная бронировка этого орудия получилась простой и небольшой по размеру.

Башня крупным планом. Хорошо видна массивная подвижная бронировка системы С-31.

Задержка с поставкой корпусов привела к тому, что сборка первого ИС-3 началась на заводе №100 только 21 июня. Корпус второй машины завод №200 обещал подготовить к 1 июля. Кроме того, на заводе №200 началась сборка корпуса для третьего образца. Вооружение и башня снова оказались узким местом. По состоянию на 30 июня, когда завод №100 закончил сборку танкового шасси, ЧКЗ всё ещё не закончил сборку башни. В результате первый испытательный пробег танка, также получившего обозначение Объект 237, происходил без «головы». Машина прошла 24 километра, обнаружились дефекты регулировки главного фрикциона и планетарных механизмов поворота.

Крыша башни, на ранних ИС её конструкция не менялась.

Башню с системой С-31 удалось установить на танка только 8 июля. На следующий день начались заводские испытания, в ходе которых танк прошёл 1543 километра. Средняя скорость чистого движения составила 22 км/ч, а техническая скорость — 19,4 км/ч. Танк расходовал 390 литров топлива на 100 км. За время пробега обнаружилось некоторое количество дефектов в ходовой части и трансмиссии.

Вместе с тем, испытатели отмечали, что танк получился более удачным, чем предшественник. Несомненный плюсом было признано и увеличение числа опорных катков до 6. Эффективно работала система охлаждения: на 8-й передаче танк шёл без перегрева. Больше всего испытателям не понравились теснота отделения управления, низкое расположение переднего смотрового прибора и рычагов управления, а также большое усилие на педали сцепления.

Установка курсового пулемета показана стрелкой.

Второй опытный образец танка к тому моменту находился на сборке. Кировский завод ещё не закончил изготовления целого ряда агрегатов, а также башни. К 20 июня закончилась сборка шасси, но башня не пришла. На этом фоне программа полигонных испытаний опытных образцов танков с 85-мм пушкой, подписанная 26 июня 1943, выглядит крайне оптимистичной. Она касалось и КВ-1с с новыми орудиями, но и с этими танками всё было не просто. Даже 10 июля башни с вооружением не имел и Объект 239, представлявший собой второй опытный образец КВ-1с с номером 15002. Больше того, готовая пушка Д-5Т-85 на тот момент имелась всего одна, и ставили её как раз на Объект 239. В результате и второй образец Объекта 237 получил 85-мм пушку С-31.

Второй опытный образец ИС, август 1943 года. Таким он пробыл совсем недолго.

Пока Кировский завод продолжал работать над башней и устанавливать вооружение, ИС №1 был задействован в ходовых испытаниях. Машина оказалась легче, чем предполагалось. В последних вариантах ТТТ речь шла о боевой массе 45 342 кг, а в реальности она составила 43 227 кг. Правда, меньшим при этом оказался и боезапас: вместо 65-70 патронов для пушки в танк вместилось 50.

К слову, по массе ИС получился почти таким же, как КВ-1с: взвешивание показало, что серийный танк имеет боевую массу 43 348 кг, а Объект 239 получился еще тяжелее – 45 282 кг. Броня ИС соответствовала проекту, за исключением толщины кормы (60 мм вместо 75 мм) и крыши (20 мм вместо 20-35 мм).

Эта же машина сзади.

На первом этапе заводских испытаний, проходивших 11-13 июля 1943 года, опытный танк преодолел 441 километр. В общей же сложности машина прошла к тому моменту 630 километров. С целью максимально достоверной оценки надёжности машины испытания проводились на длинных дистанциях. 11 июля танк прошёл 141 километр, из них 25 по булыжному шоссе, 91 по грейдерному шоссе и 25 по проселку. Его средняя скорость при этом составила 23,2 км/ч, а вот техническая – всего 12,45 км/ч. Расход топлива составил 305 литров на 100 километров.

13 июля машина преодолела 300 километров. При этом 75 километров было пройдено по булыжному шоссе, 200 по грейдерному шоссе и 25 по проселку. Расход топлива увеличился до 343 литров на 100 километров, но выросла и скорость чистого движения до 25,5 км/ч (техническая – до 19,2 км/ч). При движении температура воды не доходила до кипения, и это при том, что 13 июля температура воздуха достигала 28 градусов. Стало ясно, что главные «болячки» ИС-1 удалось устранить.

Испытания по преодолению брода.

Параллельно с испытаниями танка продолжались испытания и воздухоочистителя «Мультициклон». Он показал себя весьма эффективным, но при этом отмечались огрехи сборки. Также небольшие неполадки, связанные с заводским дефектом, обнаружились в работе мотора. К слову, двигатели у ИС были другие, нежели у ИС-1 или КВ-1с. Они получили обозначение В2-ИС, их мощность составляла 520 лошадиных сил при 2000 об/мин.

Несмотря на некоторые огрехи, ИС получился гораздо более надёжной машиной, чем предшественники. По итогам испытаний был составлен список необходимых исправлений, который состоял всего из 8 пунктов. В основном претензии касались отделения управления.

Первый опытный ИС после перевооружения орудием Д-5Т.

Второй опытный образец ИС испытывался с 22 июля 1943 года, причем первые 29 километров он прошёл без башни. Всего же до 30 июля этот танк прошёл 355 километров, из них 215 по шоссе и 140 по проселку. Во время пробега машина испытывалась и на проходимость, в частности, преодолевала брод и поднималась на склон с максимальным уклоном 35 градусов. Средняя техническая скорость движения составила 19,1 км/ч, а чистого движения – 24,6 км/ч, то есть оказалась примерно на уровне первого образца.

Интересно, что при схожих погодных условиях максимальная температура воды в системе охлаждения оказалась ещё ниже (98 градусов для первого образца и 90 для второго), а расход топлива уменьшился до 300 литров на 100 километров. Отмечалась более надежная работа воздухоочистителя, да и в целом машина оказалась более надёжной. Разумеется, без дефектов дело не обошлось, но они не были критичными.

Одновременно с новой пушкой на машине появился клаксон от американского танка.

Последними испытаниями второй опытной машины стал отстрел орудия в заводском тире. Вскоре после этого первый опытный танк подвергся первой из многочисленных переделок. В начале августа машина наконец получила 85-мм пушку Д-5Т. Теперь можно было переходить к сравнительному испытанию вооружения.

Спустя полтора года после запуска программы КВ-13 в Челябинске появился танк, способный стать достойной заменой для КВ-1.

3:0 в пользу завода № 9

Задержка с установкой вооружения и изготовлением опытных машин привела к срыву сроков, указанных в постановлении ГКО №3289 от 5 мая 1943 года. В Челябинске на тот момент и без ИС хватало работы. ЧКЗ и завод №200 были перегружены выпуском Т-34, КВ-1с и СУ-152, и на этом фоне не стоит удивляться, что работы по опытным темам задерживались. Судя по всему, это понимали и наверху.

По причине задержки программу испытаний пришлось переделывать. 6 июля была подготовлена новая программа испытаний. Согласно ей, предполагалось сделать 961 выстрел из пушки С-31, установленной во втором образце ИС, а также 892 выстрела из орудия Д-5Т-85, которое поставили в первую машину. Также программу включала испытания пробегом.

Первый образец ИС с орудием Д-5Т на испытаниях.

Эти же испытания формально должны были помочь определиться с выбором вооружения тяжёлого танка, который должен был стать временной мерой до начала серийного выпуска ИС. Впрочем, на самом деле всё было решено ещё до начала испытаний. 8 августа 1943 года Сталин подписал постановление ГКО №3891сс «О производстве танков КВ с 85 мм пушкой (КВ-85)». Выбор был сделан в пользу Объекта 239, который использовал ту же башню, что и ИС, и вооружался 85-мм пушкой Д-5Т-85.

Объяснялось это решение тем, что в конце июля 1943 года прошли совместные испытания опытных образцов самоходных артиллерийских установок СУ-85 и СУ-122-III. На них явным победителем стала система Д-5С-85. Так КБ завода №9 одержало первую победу над ЦАКБ. Неудивительно, что эту же систему выбрали и для установки в КВ-85. Свердловские оружейники победили своих коллег еще до начала совместных испытаний танков с разным вооружением.

Вторая опытная машина, которая также получила дополнительные топливные баки.

Испытания проходили с 21 по 24 августа на Гороховецком артиллерийском научно-испытательном опытном полигоне (АНИОП). К тому моменту оба танка получили дополнительны топливные баки.

С-31 с самого начала уступала конкуренту. По замерам полигонных испытателей длина отката этой пушки составляла 480-570 мм, и это было явно больше нормы. Также минусом системы было наличие дополнительных грузов, которыми её уравновешивали. Длина отката Д-5Т-85 оказалась существенно меньшей – 240-300 мм. Более удобным оказался доступ к противооткатным приспособлениям, за счёт более короткого отката гильзоулавливатель получился меньшего размера. Наконец, подвижная бронировка была легче на 270 килограмм. Отсутствовали у этой системы и и дополнительные грузы.

Первый ИС на испытаниях осенью 1943 года.

Реальный объем испытаний оказался меньшим, чем планировалось изначально. Из С-31 сделали 302 выстрела (из них 160 усиленным зарядом), а из Д-5Т-85 – 329 (в том числе тоже 160 с усиленным зарядом). Выяснилось, что кучность у Д-5Т была более высокой. У С-31 наблюдался более высокий угол вылета орудия (угол, образованный направлением оси канала ствола наведённого оружия до выстрела и направлением той же оси в момент вылета снаряда из канала ствола). Скорострельность Д-5Т составила 8-13 выстрелов в минуту, а у С-31 – 7-15 выстрелов в минуту. Д-5Т явно вырывалась вперед.

Формальные сравнительные испытания лишний раз подтвердилась правильность выбора этого орудия в качестве основного вооружения для КВ-85. Итоги испытаний позволили, наконец, окончательно определиться и с выбором нового тяжёлого танка. 4 сентября 1943 года Сталин подписал постановление ГКО №4043 «О производстве танков ИС».

Таким один из ИС сохранился до наших дней. Фото сделано в 80-е годы. На переднем плане стоит Н.Ф. Шашмурин, превративший КВ-13, «гадкого утенка» конструкции Цейца, в лучший советский тяжелый танк военного периода

На этом испытания опытных образцов ИС не закончились. К 5 октябрю первый танк прошел 1478 километров, а второй – 1151 километр. В дальнейшем второй ИС перевооружили на 122-мм пушку Д-25. Что же касается первой машины, то она послужила своеобразным испытательным стендом. На ней отрабатывались детали и агрегаты, которые позже использовались в конструкции серийного танка, получившего обозначение ИС-85. К 15 декабря танк преодолел 4243 километра. На нем испытывались траки из стали 27 СГТ и стали ЛВТ №92, новые подшипники и ряд других элементов.

Позже оба опытных танка неоднократно переделывались. Один из них сейчас находится на территории Кировского завода в Санкт-Петербурге. Какая именно это машина – первая или вторая – сказать сложно. Но характерная кормовая плита и кожухи выхлопных труб указывают на то, что перед нами именно опытный танк.

Источники:
— Материалы РГАЭ;
— Материалы ЦАМО РФ;
— Материалы РГАСПИ;
— Архив Геннадия Малышева;
— Архив Сергея Нетребенко;
— Архив Александра Смирнова.

/Юрий Пашолок, warspot.ru/

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Мощный танк, внушает уважение и трепет. Примечательно, что на первом фото изображён танк с корпусом от ИС-2М — спрямлённая ВЛД и крылья послевоенной формы

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введи свой комментарий!
Пожалуйста, введи свое имя