Боевой вертолёт Ми-24, являвшийся главной ударной силой армейской авиации, абсолютно не подходил для размещения на больших десантных кораблях. Поэтому в начале 70-х ОКБ Камова, ставшее к тому моменту основным проектировщиком вертолётов для ВМФ, приступило к созданию транспортно-боевого вертолёта в интересах морской пехоты. Согласно требованиям заказчика, новая машина должна была иметь возможность доставки на берег отделения морских пехотинцев с личным оружием. Для огневой поддержки и борьбы с вражеской бронетехникой вертолёт должен был нести стрелково-пушечное вооружение, блоки неуправляемых реактивных снарядов, бомбы и противотанковый ракетный комплекс.

Надо сказать, что ещё во второй половине 60-х ОКБ Камова предложило боевой вертолёт Ка-25Ф, вооруженный блоками НАР, подвесными пушечными контейнерами и ПТУР «Фаланга». Но к тому моменту подходящих для его размещения десантных кораблей в составе ВМФ СССР ещё не было. Из Ка-25, вооруженного ПТУР, мог бы получиться неплохой лёгкий противотанковый вертолёт, но командование сухопутных войск предпочло только создававшийся тогда Ми-24, соответствовавший модной концепции «летающего БМП».

Ка-25 с блоками НАР УБ-16

С построением океанского флота в СССР встал вопрос о повышении боевого потенциала частей морской пехоты. Одним из путей решения данной проблемы виделось создание больших десантных кораблей, на которых было возможно базирование универсальных транспортно-ударных вертолётов, способных осуществлять доставку в район десантирования морпехов и всего необходимого для ведения боевых действий на вражеском берегу. Помимо этого вертолёт должен был решать задачи огневой поддержки десанта, а также при помощи управляемых ракет бороться с танками и уничтожать огневые точки противника.

Так как создавать новый боевой вертолёт с нуля было слишком накладно и долго, его решили строить на базе противолодочного Ка-27, который совершил первый полёт в декабре 1973 года. В связи с тем, что вертолёту, действующему в интересах морской пехоты, предстояло летать под огнём противника, были предприняты меры по повышению боевой живучести. Расширенную по сравнению с Ка-27 кабину прикрыли броней, обеспечивающей защиту от бронебойных пуль винтовочного калибра. Частично также были защищены двигатели ТВЗ-117ВМА, насосы-регуляторы и гидросистема. Общая масса брони составила 350 кг.

Для предотвращения взрыва топливных баков в случае их поражения, они заполнены пенополиуретаном, а для исключения утечки топлива при простреле стенки имеют самозатягивающееся протектирование. С целью снижения тепловой заметности предусмотрена установка экранно-выхлопных устройств двигателей. С самого начала в комплекс противодействия ракетам с ИК ГСН предусматривалась станция оптикоэлектронных помех и кассеты для отстрела тепловых ловушек.

Ка-29

Ударное вооружение вертолёта, получившего обозначение Ка-29, состоит из встроенного скорострельного ГШГ-7,62, калибра 7,62-мм, подвесного контейнера с 30-мм пушкой 2А42, универсальных пушечных контейнеров УПК-23-250 с 23-мм пушками, блоков НАР Б-8В20А с 80-мм ракетами С-8, свободнопадающих бомб массой до 500 кг, зажигательных баков, контейнеров КМГУ-2 или 8 ПТУР 9М114 противотанкового ракетного комплекса «Штурм-М». На нескольких вертолётах поздней серии установлен ПТРК «Атака» с ракетами 9М120. Вес боевой нагрузки может достигать 2000 кг.

Блок НАР и ПТУР на Ка-29

Подвижный пулемёт, огонь из которого ведёт штурман-оператор в «походном положении», закрыт в амбразуре сдвижной створкой. При боекомплекте 1800 патронов, его максимальный темп стрельбы составляет 6000 выстр/мин.

Подвижная установка ГШГ-7,62 на Ка-29

При выполнении ударных задач против легкобронированных целей и укреплений полевого типа может быть использована 30-мм пушка 2А42 в подвесном контейнере с боезапасом 250 снарядов. Это одна из самых мощных авиационных пушек такого калибра. Она имеет высокую надёжность. При начальной скорости снаряда 960-980 м/с обеспечивается хорошая точность стрельбы. На дистанции 1,5 км бронебойно-трассирующий снаряд массой 400 г под углом 60° к нормали пробивает 15 мм стальную броню. Бронебойно-подкалиберный снаряд, весящий 304 г, выпущенный с начальной скоростью 1120 м/с, в тех же условиях пробивает 25 мм броню.

Ка-29 с подвесным пушечным контейнером

Как и на Ми-24, у экипажа Ка-29 в части применения вооружения существует разделение обязанностей – пилот ведет стрельбу из неподвижных пушек на внешней подвеске, осуществляет пуск НАР и сброс бомб. В распоряжении штурмана-оператора подвижная пулемётная установка и аппаратура наведения ПТУР. Экипаж, как и в Ка-27, сидит «плечом к плечу». Под фюзеляжем в носовой части размещается обтекатель с датчиками электронно-оптической системы управления огнем. Для связи с наземными подразделениями на вертолёте установлена универсальная авиационная командная радиостанция УКВ/ДЦВ-диапазонов Р-832М «Эвкалипт», которая при наличии специальной приставки может работать в закрытом режиме.

Лётные данные Ка-29 находятся примерно на одном уровне с армейским вертолётом Ми-8МТ. При максимальной взлётной массе 11500 кг, транспортно-боевой вертолёт морпехов способен действовать на дальности до 200 км от корабля-носителя. Максимальная скорость полёта 280 км/ч, крейсерская – 235 км/ч. Статический потолок – 3700 м, что значительно превосходит высотные возможности ударного Ми-24. Вертолёт может взять на борт 16 десантников с личным оружием или 4 носилок и 6 сидячих раненых или 2000 кг груза в кабине или 4000 кг на внешней подвеске. Благодаря складным соосным винтам и отсутствию балки с рулевым винтом вертолёт идеально подходит для базирования на корабле. В походном положении лопасти несущих винтов практически вписываются в габариты планера по длине, высоте и ширине.

При несколько худшей защищённости, что является следствием создания Ка-29 на базе противолочного и спасательного Ка-27, которому броня без надобности, боевой вертолёт морской пехоты превосходит Ми-24 по ряду боевых характеристик. По сравнению с Ми-24П, также вооруженным 30-мм пушкой, точность стрельбы из пушечных контейнеров и неуправляемыми ракетами на Ка-29 выше. То же самое относится и к управляемому противотанковому вооружению.

Пуск НАР С-8 с Ка-29

Благодаря использованию гораздо более устойчивой соосной схемы несущих винтов, удалось уменьшить вибрацию и как следствие повысить точность стрельбы. Ка-29 стал первым из отечественных боевых вертолётов, где был установлен и успешно применен лазерный дальномер с неподвижной осью визирования. На Ми-24 этого достичь не получилось и вынужденно пришлось использовать угломестный, значительно менее точный, способ измерения дальности до цели.

Сама природа соосной схемы несущих винтов даёт Ка-29 низкий уровень вибраций. В результате колебаний верхнего и нижнего винтов взаимно компенсируют друг друга, за счет того, что максимумы амплитуд вибраций одного с некоторым сдвигом совпадают с минимумами другого. Кроме того, на вертолете соосной схемы нет низкочастотной поперечной вибрации, создаваемой рулевым винтом, в силу этого на Ка-29 меньше ошибок при наведении оружия.

Ка-29 стал первым из отечественных боевых вертолетов, способных совершать плоский разворот во всем диапазоне скоростей полета. Для Ми-24 такой манёвр недопустим из-за возможности разрушения трансмиссии, хвостовой балки и рулевого винта. Благодаря высокой манёвренности на Ка-29 обеспечивалось превосходство над всеми боевыми вертолетами своего времени. Ка-29 обладает способностью в кратчайшие время занять выгодную для атаки цели позицию с сохранением высоких точностных характеристик оружия. Пилоты, летавшие до этого на Ми-8 и Ми-24, отмечали высокую маневренность и послушность в управлении Ка-29.

Таким образом, малосерийный флотский Ка-29 больше подходил для применения в роли истребителя танков, чем массовый боевой вертолёт Ми-24, что обеспечивается лучшей манёвренностью и более простой техникой пилотирования, при более высокой вертикальной скороподъёмности и перегрузке. Ка-29 способен лучше, быстрей и безопасней занимать выгодное положение для пуска противотанковых ракет. Ряд решений, отработанных при создании транспортно-боевого вертолёта Ка-29, был впоследствии использован на Ка-50 и Ка-52.

Принятие Ка-29 на вооружение существенно повысило боевую устойчивость и скорость высадки советской морской пехоты. Помимо выполнения транспортно-десантных задач вертолёты могли оказывать огневую поддержку и бороться с танками, существенно превосходя по боевой эффективности штурмовики вертикального взлёта и посадки Як-38.

Серийное производство Ка-29 началось в 1984 году, на вертолётном заводе в г. Кумертау. До развала СССР удалось построить 59 машин. К сожалению, данных, сколько вертолетов из общего числа построенных оснащались противотанковыми ракетами, найти не удалось.

Формально Ка-29 предназначались для базирования на больших десантных кораблях пр. 1174 «Носорог». Первый БДК пр. 1174, получивший имя «Иван Рогов», был построен на судостроительном заводе «Янтарь» в Калининграде в 1978 году. С БДК этого типа могло работать четыре палубных вертолёта. В настоящее время головной БДК пр. 1174 разделан на металл, а ещё два однотипных корабля «находятся в резерве» и в строй уже, скорее всего, не вернутся.

БДК пр. 1174 «Иван Рогов»

После распада СССР имеющиеся Ка-29 использовались в основном для выполнения рутинных транспортно-пассажирских полётов в интересах ВМФ. Оставшиеся в Крыму 5 вертолётов достались Украине. После сокращения частей морской пехоты, в ходе мероприятий по «реформированию» и «оптимизации» вооруженных сил несколько флотских вертолётов передали МВД РФ.

Вертолет-целеуказатель Ка-29ВПНЦУ

В декабре 2000 — январе 2001 года в Чеченской республике в составе боевой экспериментальной группы в боевых действиях против бандформирований приняли участие 2 Ка-50 и один Ка-29ВПНЦУ, переоборудованный из транспортно-боевого в вертолёт наблюдения и целеуказания.

В процессе доработки и переоборудования в разведчик-целеуказатель вооружение Ка-29 сохранилось. Для использования Ка-29 в качестве воздушного пункта наведения и целеуказания на вертолёт установили комплекс средств автоматизации и связи, а также прицельно-пилотажно-навигационный комплекс «Рубикон». В результате Ка-29 ВПНЦУ получил возможность управления групповыми действиями боевых вертолетов в воздухе, и связь в закрытом режиме с командными пунктами ВВС и Сухопутных войск на основе непрерывного обмена информацией в реальном масштабе времени.

Для снижения уязвимости от ПЗРК вертолет был оснащен тепловыми ловушками и экранно-выхлопными устройствами. Перед вылетом в район боевых действий опознавательные знаки и бортовые номера машин были закрашены. Наиболее заметным отличием Ка-29ВПНЦУ от Ка-29 стало оптическое окно ПрПНК «Рубикон» под носовой частью фюзеляжа.

Вертолёты с соосной схемой винта с самого начала продемонстрировали лучшую способность действовать в сложных метеоусловиях и горной местности. «Камовские» машины по сравнению с Ми-8 и Ми-24 оказались более устойчивы к резким порывам ветра. Отсутствие хвостового винта существенно облегчало пилотирование в узких ущельях, также сказалась и способность развернуться буквально на одном месте.

Большая часть целей находилась в труднодоступной горно-лесистой местности, на склонах, в ущельях и на вершинах гор на высоте до 1,5 км. Ка-29ВПНЦУ не только корректировал действия других боевых вертолётов при нанесении ударов по лагерям и местам сосредоточения боевиков, складам боеприпасов, блиндажам, укрытиям и огневым точкам, но и сам участвовал в уничтожении целей. Всего с Ка-29 ВПНЦУ было выполнено 29 стрельб и израсходовано 184 реактивных снаряда С-8.

Снаряжение НАР С-8 блоков Б-8В20А на вертолете Ка-29ВПНЦУ

Зачастую боевые вылеты осуществлялись в плохую погоду. Перевалы порой затягивало туманом, и полеты приходилось производить проводить по ущельям, что не явилось препятствием для выполнения боевых задач. Хотя основные силы боевиков к моменту прибытия на Северный Кавказ Ка-29 и Ка-50 были рассеяны, противник оказывал активное огневое противодействие, и имелась реальная опасность нарваться на очередь зенитного крупнокалиберного пулемёта или ракету ПЗРК.

В Чечне Ка-29ВПНЦУ в связке с Ка-50 совершил 27 боевых вылетов. Также осуществлялась корректировка действий боевых вертолётов Ми-24. В целом, несмотря на некоторые недочёты, вызванные спешкой при монтаже оборудования и нехваткой финансирования, Ка-29ВПНЦУ в ходе боевых действий на Северном Кавказе зарекомендовал себя положительно. Пилоты Ка-50 и Ми-24 отмечали, что благодаря лучшей информационной осведомлённости и внешнему целеуказанию с борта воздушного командного пункта, эффективность и точность ударов по наземным целям существенно возросла. Также повысилась безопасность полётов и снизилась уязвимость от средств ПВО боевиков. Экипаж Ка-29ВПНЦУ, находясь вне зоны эффективного огня, с помощью оптоэлектронных средств наблюдения и целеуказания определял координаты целей и измерял дальность до них. В случае необходимости вертолёт разведки и целеуказания мог не только предупредить экипажи ударных машин об опасности, но и самостоятельно подавить проявившие себя зенитные установки.

Несмотря на то, что Ка-29ВПНЦУ хорошо проявил себя в ходе боевых действий, всего известно о двух машинах данной модификации. Командование армейской авиации с учётом опыта применения «камовских» вертолётов в ходе боевых действий в Чечне решило развивать тему двухместных специализированных боевых вертолётов, хотя командно-разведывательные машины не помешали бы и им, особенно в разного рода «антитеррористических» операциях. По всей видимости, отказ от дальнейшей постройки Ка-29ВПНЦУ связан с банальной нехваткой средств. Как известно, создание Ка-29ВПНЦУ в основном велось за счёт средств ВНТК им. Н.И. Камова и государство фактически самоустранилось от финансирования данной темы.

В 2012 году в рамках формирования авиакрыла УДК типа «Мистраль» началась модернизация 10 вертолётов. Всего на «Мистрале» должно было базироваться 8 Ка-29 и 8 Ка-52К.

По состоянию на 2016 год в ВМФ РФ в составе БФ, СФ и ТОФ формально числилось 28 Ка-29. Однако более половины этих машин нуждалось в ремонте. В конце 2016 года в отечественных СМИ появилась информация, что для 155-й бригады морской пехоты ТОФ капитально отремонтировано 6 Ка-29. Также имеется информация, что ремонт Ка-29 для ЧФ будет осуществляться на Севастопольском авиаремонтном заводе, но судя по всему, эти машины будут использоваться с береговых аэродромов, так как в отечественном флоте сейчас нет подходящих десантных кораблей для их базирования.

Продолжение следует…

/Сергей Линник, topwar.ru/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введи свой комментарий!
Пожалуйста, введи свое имя