Информация о позиции США в отношении сирийского конфликта крайне противоречива. С одной стороны, поступают данные о том, что американцы вроде бы прекратили поддержку оппозиции на юге Сирии. Приостановлена даже операция ЦРУ в этой стране, поскольку курируемая Центральным разведывательным управлением Сирийская свободная армия (ССА) оказалась неэффективной и вступила в борьбу с опекаемыми Пентагоном прокурдскими Сирийскими демократическими силами (СДС). И Трамп, дескать, встал на сторону Пентагона. При этом госсекретарь Тиллерсон говорит, что смена режима в Сирии может быть опасной.

А в другом интервью он заявил, что в восстановлении сирийского политического процесса должны участвовать Башар Асад и Россия. США также выразили согласие присоединиться к двум из четырех зон деэскалации, инициированных Москвой.

Однако, с другой стороны, из Вашингтона по-прежнему звучат утверждения об отсутствии места для Асада в будущем Сирии и раздаются угрозы в его адрес. Не похоже, что американцы собираются уходить с развёрнутых ими на сирийской территории 10 военных баз. Доставки военных грузов на них увеличиваются, количество американских военнослужащих растёт. Расширяется также присутствие ВМФ США в прилежащих акваториях.

7 августа поступили сообщения о нанесении американцами авиаударов и пусках ракетной системы HIMARS по просирийским иракским формированиям к югу от пограничного пункта Аль-Танф. До этого предполагалось, что американские военные уже полностью ушли оттуда. Погибло 40 человек, ранено 30. Словно по команде на эти позиции тут же последовала синхронная атака боевиков запрещённого в России «Исламского государства» (ИГ).

Всё это заставляет говорить о том, что тактика американцев в Сирии, возможно, изменилась, но стратегия остаётся прежней. Её смысл – обеспечить доминирование США в чрезвычайно важном регионе Ближнего Востока и вытеснить отсюда всех геополитических соперников.

Известный экономист и политолог, советник Генсекретаря ООН Джеффри Сакс считает, что «возглавляемые Соединёнными Штатами попытки свергнуть Асада не направлены на защиту сирийского народа». Они являются лишь «войной по доверенности против Ирана и России, в которой полем боя оказалась Сирия».

Старший политический советник Центрального командования ВС США (CENTCOM) Надер Ускоуи (Nader Uskowi) признаёт, что первоначальные цели политики США в Сирии, состоявшие в разгроме ИГ, «в основном выполнены». Главной угрозой для военного персонала и интересов США в Сирии в предстоящий период, по его мнению, являются «силы, руководимые Ираном» и попытки Тегерана «навести мост» с Дамаском через Ирак. Чтобы противостоять этому, США вместе со своими союзниками из «суннитской оппозиции» должны контролировать «пустыню Бадия (южную Сирию) и долину Евфрата (восток страны)». Осложняющим фактором служит позиция России, которую американский советник предлагает либо привлечь к «сдерживанию Ирана», либо добиться того, чтобы она ему по крайней мере не помогала.

Источник Washington Post в Белом доме также указывает, что администрация планирует свои действия на период после взятия Ракки, полагая, что на следующем этапе логика борьбы приведёт США к прямому конфликту с «правительственными и проиранскими силами». Основной будущей зоной столкновений там тоже видят юг и восток Сирии. Удары последнего времени, нанесенные по армии Асада и «проиранским шиитским формированиям», – «это лишь предупреждения» о том, что может случиться с ними в дальнейшем, «если они будут противостоять американским интересам и союзникам». Издание сообщает, что содержание этой стратегии, чреватой возрастанием американского вмешательства, а также прямыми столкновениями с Россией и Ираном, обсуждается в Белом доме и Пентагоне. При этом против самой стратегии и её целей «никто не возражает», речь идёт лишь о путях её наиболее успешной «операционализации».

В Белом доме не согласны, что Пентагон настроен более миролюбиво: дескать, военное ведомство самостоятельно, не запрашивая администрацию, открывает огонь по иранским и правительственным воздушным целям в Сирии. Предлогом для эскалации боевых действий против Сирии могут, в частности, послужить прозвучавшие недавно в очередной раз обвинения по поводу применения Дамаском химического оружия. Washington Times рассуждает, например, о том, что «в отличие от Обамы», который провёл красные линии против применения химического оружия в Сирии, а потом забыл о них, Трамп сделан «из более сурового теста». Если США начнут действовать, «удивятся лишь немногие».

В последних действиях американцев, в том числе в активной поддержке курдских формирований на севере, отчётливо проглядывает курс на балканизацию Сирии, разделение её на враждующие друг с другом части. Создаваемая курдами Рожава будто списана с проекта Косово, а базы США на территории Рожавы сильно напоминают Бондстил на земле Косовского края.

Американские «советники» на севере Сирии

Лидер ведущей в регионе курдской Партии демократического союза Салих Муслим, опьянённый американским вниманием, уже говорит о том, что освобожденная от ИГ Ракка будет инкорпорирована в состав курдского образования. Склонный поначалу к компромиссу с Дамаском, Салих Муслим под воздействием американцев становится всё более непримиримым. Завязнув в многомесячных боях за Ракку, курдские руководители уже говорят, что в этом виновата правительственная армия, хотя непонятно, чем она могла им помешать.

Пытаясь погасить недовольство арабского населения Сирии чрезмерной фаворизацией курдов, американцы прибегают к религиозному фактору. Поскольку курды сунниты, советники из США призывают объединиться вокруг них всё суннитское население страны. К похожей тактике они прибегают и в Ираке, но курды в сирийском обществе никогда не считались особыми поборниками ислама, на первом месте для них всегда находились национальные проблемы.

Будущая полиция населённой арабами Ракки на американских курсах в характерном курдском приветствии. Как отнесутся к ней «поднадзорные» арабы?

В целом «курдский крен» в сирийской стратегии США создаёт новые опасности. Не только Дамаск и Анкара, но и значительная часть сирийской оппозиции ни за что не согласится с созданием Рожавы, тем более в нынешних географических пределах. Вашингтон же окажется перед серьёзнейшей дилеммой: выполнять ли обязательства перед курдскими подопечными либо на долгие годы потерять такого важного стратегического союзника, как Турция? Эту проблем отчётливо представляло себе ЦРУ, но, уступив в аппаратной борьбе Пентагону свои позиции в Сирии, не оно сейчас правит бал в этой стране.

Генералы же не особенно задумываются над политическими последствиями, они смотрят на текущую военную ситуацию. Курды – хорошие бойцы? Да. Они приносят конкретные результаты? Да. И достаточно. То, что потом это приведёт к дополнительным осложнениям, американские военные игнорируют, полагая, что последствия будут расхлебывать не они, а Госдепартамент и ЦРУ. Судьба нынешних союзников их также мало волнует. Все опросы на Ближнем Востоке показывают, что больше всего американцев не уважают там именно за непостоянство.

Курды верят тому, что им обещают. А зря! Впереди их ждёт горькое разочарование. Турция – краеугольный камень южного фланга НАТО. Ради его сохранения Вашингтон пожертвует и престижем. Курдов, казалось бы, должна была предостеречь та лёгкость, с которой американцы отреклись от своего предыдущего фаворита – ССА, но они, по-видимому, просто ослеплены перспективами реализации национального идеала.

На развитие ситуации вокруг Сирии существенное воздействие могут оказать настроения американских генералов – как сидящих в Пентагоне, так и действующих непосредственно в регионе. Их позиция важна в свете возрастающего влияния на президента Трампа американского ВПК и «генеральского лобби». То, что известно об основных фигурах американских военачальников, ответственных за сирийский театр военных действий, вселяет опасения. С учётом потенциала, который находится в распоряжении этих людей, будущее Ближнего Востока выглядит тревожно.

Непредсказуем и очень колоритен шеф Пентагона четырехзвёздный генерал Джим Мэттис. О его характере говорят клички, присвоенные Мэттису подчинёнными: Воин-монах (он никогда не был женат и не имеет детей), Бешеный Пёс. А за стиль руководства во время войны в Ираке он получил прозвище Хаос.

Будучи морским пехотинцем по карьере и сторонником специальных операций, Мэттис не очень любит заморачиваться кропотливой штабной работой. В период с 2010 по 2013 г. он возглавлял Центральное командование США (CENTCOM), ответственное за Ближний Восток, и стоял у истоков «арабской весны». Теперь ему приходится сталкиваться с тяжёлыми последствиями этого процесса. Фанатичен по духу, верует в собственную миссию. В 2004 г. под иракской Фаллуджей отдал приказ об обстреле свадебной процессии, в результате чего погибли 42 человека. Свою неправоту так никогда и не признал. Увлечён военной историей и деяниями великих полководцев. Мечтает о собственных победах, поскольку кампании в Афганистане и Ираке, в которых Мэттис принимал участие, успешными не назовёшь.

По признанию бывшего директора ЦРУ и бывшего главы Пентагона Леона Панетты, президент Обама не особо доверял Мэттису из-за того, что тот постоянно подталкивал США к военной конфронтации с Ираном. Кто знает, не захочет ли Бешеный Пёс сейчас дать ход этой своей страсти?

Мэттис – «святой покровитель хаоса» – шарж, распространяемый в Facebook поклонниками генерала из Командования спецоперациями морской пехоты (MARSOC)

Непосредственно военную политику США в Сирии проводит CENTCOM, к зоне ответственности которого принадлежат двадцать государств одного из самых нестабильных районов мира. В задачу CENTCOM входит противостояние в регионе всем «государственным и неправительственным факторам, представляющим угрозу интересам США».

Цветом обозначена зона ответственности CENTCOM

Главный штаб CENTCOM расположен в г. Тампе, Флорида, а в регионе находится передовое управление, в том числе Командование ВМФ (NAVCENT) в Бахрейне; Командование Сухопутных сил (ARCENT) и объединённый «передовой штаб» в Кувейте; Командование ВВС (AFCENT) в Катаре; Командование Морской пехоты (MARCENT) в Бахрейне; Командование Сил специальных операций (SOCCENT) в Катаре.

Схема размещения военнослужащих США в зоне Персидского залива

Общее количество американских войск, имеющихся в распоряжении CENTCOM на Ближнем Востоке, уступает пиковым значениям разгара иракских войн, но вместе с базами в Турции и Египте достигает 35 – 40 тыс. человек. Расположение американских баз указывает, что сейчас их главными целями здесь являются Иран и Сирия. Однако структура этих объектов позволяет заключить, что, хотя они и обладают достаточной огневой мощью для нанесения существенного ущерба намеченному противнику, для полноценного наземного вторжения этих сил недостаточно. Без надёжного внутрирегионального союзника CENTCOM вряд ли в состоянии реализовывать все поставленные перед ним задачи. Отсюда и возникла ставка на «курдскую пехоту».

Расположение «профильных» военных баз США на «Большом Ближнем Востоке»

Нынешний командующий CENTCOM генерал-полковник Джозеф Л. Вотел (Joseph L. Votel), занимающий этот пост с апреля 2016 года, вполне под стать шефу Пентагона Мэттису. До этого назначения он являлся начальником Управления специальных операций и главкомандующим Силами специальных операций. Известен как эксперт в области психологической войны, занимавший в прошлом руководящие посты в соответствующем департаменте Пентагона. Вотел успел отметиться и тем, что оказался причастным к заговору военных в Турции. Президент Эрдоган в июле 2016 г. обвинил его в связях с заговорщиками. В отличие от пресловутого «российского следа» в американских выборах, эти связи были доказаны.

Ещё одной важной фигурой в пентагоновской вертикали, определяющей судьбу Сирии, является командующий операцией США (Inherent Resolve) в этой стране и в Ираке генерал-лейтенант Стивен Таунсенд (Stephen Townsend). Одновременно он командует 18-м аэромобильным корпусом со штабом в Кувейте, который служит основой объединённых сил, задействованных в иракской и сирийской операции. По происхождению он наполовину немец, наполовину афганец, но усыновлённый семьей американских военных в Германии. Примечательно, что и Таунсенд имеет склонность к психологическим операциям: в молодости он получил диплом бакалавра психологии университета Северной Джорджии.

Эксперты отмечают, что подобное засилье любителей специальных и психологических операций среди американских генералов, действующих на Ближнем Востоке, сложилось при президенте Обаме. Ранее такие сложные и многопрофильные командования, как CENTCOM, возглавлялись обычно общевойсковыми военачальниками. Обама, избегавший опасных открытых столкновений, сделал главный упор на спецоперациях. Они отвечали и затеянным Вашингтоном манипуляциям по смене режимов в регионе, вошедшим в историю как «арабская весна». Оказалось, однако, что эти «более мягкие» действия, подрывные по сути, могут приводить к более разрушительным последствиям.

Обнаружилось и другое: американские «генералы-психологи» в целом справились с задачей дискредитации режима Б. Асада (за обвинениями его в организации химических атак явно виден их след), но они проявили профессиональную несостоятельность при планировании и проведении классических военных операций, требующих совершенно иного уровня штабной культуры.

Так, американские стратеги провалили две главные задачи, которые ставились на «постигиловский» период, – установление контроля оппозиционных сил над югом Сирии в районе пустыни Бадия и над долиной Евфрата. В результате двух блестящих фланговых манёвров сирийская правительственная армия сначала обошла и отсекла боевиков из Сирийской свободной армии на юге, а затем совершила стремительной бросок вдоль Евфрата на севере в районе Ракки, поставив в тяжёлое положение не только боевиков ИГ (организация запрещена в России. – Ред.), но и положив предел продвижению проамериканских курдов из СДС. Уже ясно, что у американцев не получится отрезать Дамаск от Багдада.

Положение на сирийских фронтах на 9 августа 2017 г.

Пока, однако, рано говорить о том, что война в Сирии пойдёт на спад. Такие люди, как Мэттис, Вотел, Таунсенд и другие, не отличаются способностью признавать свои поражения. Они могут «громко хлопнуть дверью», ибо средства для этого у американских военных имеются. Настораживает размещение американцами на сирийской территории десяти своих баз.

Базы США на севере Сирии

В непосредственной близости от Сирии развернуты также две авианосные группы – во главе с авианосцами «Джордж Буш» в Средиземном море и «Нимиц» в Персидском заливе. На каждом из авианосцев более 5 тыс. человек экипажа и по 80 боевых самолётов. При заходе в Хайфу первый из этих кораблей посетил израильский премьер-министр Б. Нетаньяху, обещавший американским гостям свою всестороннюю поддержку в их «миролюбивых начинаниях».

События могут развернуться и по сценарию знаменитого фильма «Хвост виляет собакой», где для повышения рейтинга президента США его окружение развязывает «маленькую победоносную войну» в неведомой на тот момент никому из американцев Албании. Парни из Пентагона способны увлечь главу Белого дома в столь же провальную авантюру с печальными последствиями не только для региона и Америки, но и для политической карьеры самого Трампа.

/Дмитрий Минин, fondsk.ru/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введи свой комментарий!
Пожалуйста, введи свое имя