Почему российский флот боеспособнее, чем кажется

В американском издании «The National Interest» опубликована небезынтересная статья научных сотрудников американского правительственного Центра военно-морского анализа (Center for Naval Analyses) Майкла Кофмана и Джеффри Эдмондса «Почему российский флот боеспособнее, чем кажется».

Почему российский флот боеспособнее, чем кажется Тяжелый атомный подводный ракетный крейсер стратегического назначения «Дмитрий Донской» Северного флота ВМФ России проекта 941 проходит Балтийскими проливами в Балтийское море, 21.07.2017 (с) Reuters

Часто это не хотят признавать, но российский военно-морской флот сегодня гораздо эффективнее и активнее, чем прежде.

Россия до сих пор использует остатки океанского военно-морского флота, который она унаследовала от Советского Союза, но его место постепенно занимает новый флот, как подводный, так и надводный. Этот флот будет существенно отличаться от прежнего, имея собственную стратегию. Соединенным Штатам не надо бояться российского ВМФ, но им следует с уважением относиться к тому, что старается сделать Москва со своими морскими силами, и изучать эти действия. Непонимание возможностей противника и логики, стоящей за его действиями, может в один злосчастный день преподнести множество неприятных сюрпризов. Обычно за обретение такого рода опыта приходится расплачиваться людскими жизнями.

Представьте себе, как в не очень отдаленном будущем группа российских ракет «Калибр» приближается на сверхзвуковой скорости к американскому эсминцу, ускоряясь на конечном участке подлета к цели. В этот момент командира корабля вряд ли утешит кипа статей на столе, утверждающих, что российского флота больше нет. Впоследствии экспертам будет о чем подумать, когда они выяснят, что Россия потратила очень мало денег на произведшие этот ракетный залп корветы, а Соединенные Штаты израсходовали огромную сумму на строительство корабля, который был уничтожен этими ракетами.

В аналитических выкладках на тему российского военного потенциала вооруженные силы этой страны обычно представляют либо как могущественного гиганта, либо как немощный организм на грани умирания. Интерпретации такого рода являются по существу неправильными и очень вредными. Именно поэтому мы изучаем вероятных противников: чтобы понять их стратегию, доктрину и боевые способности, в которые они вкладывают деньги, и чтобы не говорить чепуху власти, а предлагать ей здравый анализ и видение перспективы.

Современный военно-морской флот России предназначен не для соперничества с ВМС США, а для противодействия ему. А еще он призван обеспечивать стратегию мощной евразийской континентальной державы в 21-м веке. Россия не такая могущественная, как Советский Союз, но она все равно остается великой державой, а ее вооруженные силы способны создавать численное превосходство на границах страны. Российская армия достаточно сильна, чтобы нанести противнику существенный урон в ходе конфликта, а страна обладает мощным ядерным арсеналом, который она без стеснения применит в случае необходимости. Российский военно-морской флот играет важную роль в этой стратегии, и его не следует недооценивать, несмотря на имеющиеся недостатки.

Российская концепция

Все было бы проще, займись Россия бесплодными попытками конкурировать с военно-морскими силами США, тратя большие деньги на корабли, которые ей не по карману, и ставя перед собой неразумные задачи с точки зрения географического положения и с учетом экономических трудностей. В подписанной недавно российской военно-морской доктрине до 2030 года звучат смелые заявления о желании России поддерживать статус второй в мире военно-морской державы. Ядерные подводные силы России действительно занимают второе место в мире по своим возможностям, и в первую очередь это относится к атомным подводным лодкам с баллистическими ракетами. Но у России нет плана по строительству кораблей, которые могли бы превратить ее флот в глобального конкурента США или Китая.

Такие заявления являются традиционными для российских руководителей, которые при помощи ВМФ демонстрируют силу и статус своей страны на мировой арене. Флот — это заметный символ, показывающий, что Россия является великой державой, способной проводить демонстрацию флага далеко за пределами своих географических границ. Нам нужно скептически относиться к официальным заявлениям, предназначенным для того, чтобы российский флот полнее ощущал свою значимость (и был уверен в получении бюджетных средств). Мы должны анализировать стратегию и процесс закупок, которые являются движущей силой перемен на флоте.

Российский военно-морской флот в настоящее время предназначен для выполнения четырех основных задач:
— защита морских подходов и прибрежных вод,
— нанесение высокоточных ударов на большие расстояния с применением ядерного и обычного оружия,
— демонстрация военной мощи посредством подводного флота,
— защита ядерных средств сдерживания морского базирования, находящихся на борту российских атомных подводных лодок.

Наряду с этими задачами существует традиционная потребность в военно-морской дипломатии, для чего у России всегда будет несколько крупных кораблей первого ранга, пусть даже они будут такими же невезучими и ненадежными, как авианосец «Адмирал Кузнецов». Поддержание статуса России в международной политике это одна из самых важных задач ее ВМФ. Демонстрация статуса является не менее важной составляющей, чем демонстрация силы. В трудные времена, какими были 1990-е и начало 2000-х годов, российский военно-морской флот практически ничем не занимался, кроме редких походов с гордо реющими флагами и заходов в иностранные порты. Военно-морская дипломатия, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе, остается одной из его главных задач.

В соответствии со своей концепцией Россия должна построить флот, который будет вполне успешно удерживать Соединенные Штаты на расстоянии. Он должен сочетать в своем составе средства эшелонированной обороны, противокорабельные ракеты большой дальности, наземную авиацию, подводные лодки, береговые ракетные пусковые установки и мины. Таким способом Россия хочет воспретить Соединенным Штатам доступ к морю и сделать их операции по насильственному вторжению очень дорогостоящими. Далее, российский ВМФ получает все новые возможности для нанесения ударов на большие расстояния с применением обычного оружия по объектам инфраструктуры, а также играет важную роль в ядерной эскалации, если она понадобится.

В новой доктрине открыто говорится о том, что флот является важным инструментом ведения огня неядерными средствами на большие расстояния и средством доставки к цели оперативно-тактического ядерного оружия. Таким образом, он призван сдерживать вероятного противника и влиять на его процесс принятия решений в случае кризиса. Количество пусковых установок крылатых ракет у России невелико, но новая государственная программа вооружений на 2018-2025 годы (ГПВ 2018-2025) предусматривает дополнительные ассигнования на ракеты и средства их доставки.

Потребности России в переброске сил и средств на большие расстояния невелики. Ее вооруженные силы не проводят учения вдали от своей территории и предназначены в основном для ведения боевых действий вблизи от дома. Именно там сосредоточены ключевые интересы и приоритеты России. Ее дальняя авиация способна наносить ракетные удары на значительном удалении от российских границ. А подводный флот просто обязан оборонять бастионы баллистических ракет морского базирования и создавать серьезную угрозу США. Конечно, сказать это проще, чем сделать, но Россия, пожалуй, является самым передовым в техническом отношении противником Америки под водой. Между прочим, она обладает вторым в мире подводным атомным флотом.

Как русские намерены осуществить задуманное

Россия начала с программы строительства корветов и фрегатов. Отчасти это объясняется тем, что ее судостроительные заводы имеют богатый опыт такого строительства. В перспективе Москва надеется перейти к созданию более крупных кораблей. Это вполне логичный подход к возрождению военного кораблестроения, которое понесло самые большие потери в российском оборонно-промышленном комплексе.

В этих кораблях много чего такого, что не бросается в глаза. Во-первых, русские хорошо усвоили, что кораблю не нужно большое водоизмещение для установки на нем мощных ракетных комплексов. Организационно-штатная структура надводного флота строится не на базе боевых платформ, а по принципу интегрированных боевых возможностей. Эта структура включает установки вертикального пуска с ракетами «Оникс», «Калибр», корабельные зенитные ракетно-пушечные комплекс «Панцирь-М» для объектовой ПВО, зенитно-ракетные комплексы вертикального пуска «Редут» для обеспечения ПВО, а также комплексы противоторпедной защиты «Пакет-НК». На более крупных кораблях будут устанавливать зенитно-ракетные комплексы «Полимент-Редут», РЛС с фазированной антенной решеткой, и эти корабли будут выполнять более широкий круг задач.

У российских корветов будет орудие калибра 76 или 100 миллиметров, система оружия ближнего действия и восемь ракетных установок вертикального пуска. У этих кораблей будет небольшая продолжительность автономного плавания, но соотношение «огневая мощь — цена» у них очень хорошее, и они смогут спокойно выполнять свои задачи, едва выйдя с базы.

Со строительством российских фрегатов типа «Адмирал Григорович» (водоизмещение четыре тысячи тонн) и «Адмирал Горшков» (5 400 тонн) возникли проблемы, потому что газовые турбины для них делала Украина. В 2014 году поставки прекратились, и Россия из-за отсутствия двигателей могла отстать на 5-7 лет в строительстве трех фрегатов типа «Григорович» и двух типа «Горшков». Однако российская оборонная промышленность восстановила свои возможности по ремонту газотурбинных двигателей и построила испытательный объект для разработки собственной конструкции. Из-за этих задержек российская программа кораблестроения отстала примерно на пять лет, но Москва в срочном порядке изыскивает возможности для производства отечественных газовых турбин, и похоже, добивается в этом немалых успехов.

Фрегат «Адмирал Григорович»

Похожие проблемы возникли из-за прекращения поставок дизельных двигательных установок немецкой фирмой MTU, которые использовались в некоторых корветах нового типа. Но эти трудности удалось преодолеть за счет создания отечественных аналогов и закупки китайских образцов. Российская программа кораблестроения уже пережила самые трудные времена, вызванные задержками в строительстве из-за санкций и прекращения военного сотрудничества с Украиной.

Судостроительная отрасль в целом проходит довольно непростой период возрождения после 25-летнего перерыва. Но было бы неверно говорить о том, что это неприятное прошлое обязательно найдет свое отражение в будущем. Например, Россия строит крупный судостроительный завод «Звезда» на востоке, делая это с помощью китайцев. Эта судоверфь предназначена для коммерческого производства, и там только что установили кран грузоподъемностью 1 200 тонн, что необходимо при создании модульных конструкций. Это существенный прорыв в российском судостроении.

Старые корабли тоже могут воевать

Сегодняшние взгляды на российский военно-морской потенциал явно устарели. В действительности ВМФ России не видел таких темпов строительства и уровня боеготовности с середины 1990-х годов. Российские корабли, в том числе, откровенно ненадежные, такие как эсминцы типа «Современный», совершают походы на все большие расстояния, а ВМФ в целом проводит гораздо больше времени в море, чем в предыдущие два десятилетия. Значительную часть своего флота Россия унаследовала от Советского Союза, и эти корабли все еще на ходу. По этой причине в походах отряды кораблей по необходимости сопровождают буксирные суда. Но этот якобы ржавеющий флот все равно сохраняет свое присутствие, а подводные силы проявляют не меньшую активность. Больше всего это заметно на примере возрождающегося Черноморского флота после аннексии Крыма и постоянной ротации кораблей в восточном Средиземноморье. Часто это не хотят признавать, но российский военно-морской флот сегодня гораздо эффективнее и активнее, чем прежде.

Надводный флот представляет собой разнородную смесь из старых советских кораблей и новых корветов и фрегатов. Более 30% кораблей советской эпохи проходят серьезную модернизацию, но значительная их часть в 2020-е годы будет постепенно выведена из боевого состава. Крейсера типа «Киров» и «Слава» (ныне «Москва» — прим. пер.) останутся в составе флота на более длительный срок в качестве флагманов и статусных кораблей, особенно когда завершится дорогостоящая модернизация «Адмирала Нахимова». Но большая часть унаследованного советского флота вполне может быть безболезненно списана, особенно древние танкодесантные корабли, которые вряд ли понадобятся для экспедиционных действий и не нуждаются в модернизации.

Свои корабли у побережья Сирии Россия обеспечивала всем необходимым при помощи четырех подержанных турецких торговых судов, купленных, скорее всего, за копейки. Вот вам и утверждения о том, что российский ВМФ не способен проводить длительные экспедиционные операции без специально выделяемых для этого сил и средств. Необходимость не всегда является движущей силой закупок. Порой флот проявляет изобретательность.

Россия не сумела получить необходимые ей фрегаты, и поэтому она прилагает максимум усилий для строительства все более крупных корветов до решения проблемы с двигателями. Когда мы говорим о классах кораблей, то очень многое теряется при переводе. Зачастую, когда русские говорят «корвет», они имеют в виду огневую мощь фрегата, а когда говорят «фрегат», то имеют в виду огневую мощь эсминца. Есть также признаки того, что старые советские корабли типа большого противолодочного корабля «Удалой» будут вооружены ракетами вертикального пуска «Калибр». Таким образом, корабли советской постройки смогут лучше выполнять задачи, предусмотренные стратегией и концепциями нового флота, который пытается создать Россия, и тем самым, срок их службы будет существенно продлен.

Вместе с тем, российский надводный флот по-прежнему страдает от болезни, унаследованной от СССР, которую часто называют distributed classality (имеется в виду строительство многочисленных типов кораблей малыми партиями, причем эти корабли предназначены для выполнения одинаковых задач и имеют схожее водоизмещение — прим. пер.). Конечно, это не проблема, а характерная черта российских закупок, поскольку она позволяет Министерству обороны давать работу кораблестроителям и создавать бесчисленные варианты корветов, большая часть которых оснащена одними и теми же системами вооружений.

Проблема также заключается в том, что российский флот лишь со временем узнает, чего он хочет (и что у него работает), строя три-четыре корабля одного типа, а затем решая, какие изменения нужно внести. Переделка это всегда сложный и во многом беспорядочный процесс, и такая картина в российском военном кораблестроении сохранится и в 2020-х годах.

Лучшая часть российского флота — под водой

Как и в советские времена, лучшие корабли российского ВМФ это подводные лодки. Сегодня их у России примерно в пять раз меньше, чем у Советского Союза. В состав атомных подводных лодок входят 10 лодок проекта 971, восемь лодок проекта 949А,  три лодки проекта 671РТМ(К), и, видимо, три лодки проекта 945. Флот подводных крейсеров стратегического назначения (с баллистическими ракетами) имеет в своем составе шесть лодок проекта 667БДРМ, три лодки проекта 667БДР, а также три (из восьми запланированных к строительству) подлодки проекта 955 «Борей». Дизель-электрические субмарины представлены 14 лодками проекта 877 и шестью лодками проекта 636.3 в составе Черноморского флота. Еще шесть таких лодок строятся для Тихоокеанского флота.

Часть этих субмарин в 2020-х и 2030-х годах начнет устаревать, некоторым уже продлен срок службы за счет модернизации, но большинство из них очень редко выходили на боевую службу в 1990-е и 2000-е годы. В настоящее время многие российские подлодки, в том числе, оснащенные крылатыми ракетами, находятся на судоверфях, проходя модернизацию. Многие лодки используются не очень активно, а поскольку в основе российской военно-морской стратегии лежит защита морских подходов и прибрежных вод, им нет нужды уходить далеко от дома. Кое-кто считает, что российский подводный флот к 2030 годам в целом достигнет предельного срока службы, а вовремя заменить его не удастся. На тот случай, если эти специалисты ошибаются, скажем так: если кто-то вынашивает планы насильственного вторжения, считая, что ему легко удастся преодолеть бастионы российского атомного флота, то ему следует взять с собой побольше спасательных лодок и плотов.

Россия планирует модернизировать часть своих лодок проектов 971 и 949А (возможно, половину), установив там новые системы и ракеты. Что касается лодок «Антей», то в ходе их модернизации там будут установлены новые пусковые контейнеры с ракетами «Калибр» или «Оникс». Остальные субмарины будут списаны, и у России к 2030 году останется 4-6 лодок проекта 971, четыре проекта 949А и ни одной лодки проекта 671РТМ(К). Лодки проекта 945 останутся, поскольку их титановые корпуса переживут многих читателей этой статьи. Между тем, Россия строит еще пять лодок проекта 955 «Борей» и завершает строительство второй субмарины проекта «Ясень» под названием «Казань» (головной корабль проекта — «Северодвинск»). «Казань» строится по усовершенствованному проекту 885М, является модернизированной версией «Северодвинска» и по сути дела станет головным кораблем в своем классе. Заложено еще пять лодок этого проекта, но поскольку их стоимость очень высока, Россия вряд ли построит все пять.

Атомная подлодка проекта 885 «Ясень»

Несмотря на проблемы в российском кораблестроении, строительство подводных лодок идет очень даже неплохо. Россия может построить дизель-электрическую лодку проекта 636 примерно за полтора года и довольно быстро выполнить заказ на шесть таких субмарин. За 8-10 лет она может заменить весь свой флот дизель-электрических лодок усовершенствованными субмаринами проекта 636.6. Это недорогие и малошумные лодки, а их ракеты «Калибр» по своей дальности могут поразить значительную часть важнейших объектов инфраструктуры в Европе. Российским инженерам не удается добиться больших успехов в создании воздухонезависимой двигательной установки, однако строительство лодок проекта 677 «Лада» продолжается, как продолжается и процесс модернизации проекта 636.

К 2021 году должно быть завершено строительства восьми новых ПЛАРБ, а к 2023 году семи лодок проекта «Ясень» с крылатыми ракетами. Если предположить, что сроки сдвинутся вправо, как это всегда бывает, к середине 2020-х годов у России все равно будет восемь новых атомных подлодок с баллистическими ракетами и шесть усовершенствованных субмарин с крылатыми ракетами. Модернизация лодок проекта 971 и 949А сделает российский подводный флот многоцелевым и универсальным, а эти лодки смогут выполнять новые задачи.

В то же время Россия проектирует подводную лодку пятого поколения, которая станет основой для новых АПЛ, ПЛАРК и последующих ПЛАРБ. Эти корабли будут иметь модульную конструкцию, причем АПЛ будут весьма дешевы в производстве. В настоящее время Россия заложила или строит 12 атомных подводных лодок. Работы ведутся не на всех субмаринах, но совершенно очевидно, что Россия в состоянии одновременно строить сразу несколько АПЛ. Если предположить, что первые лодки пятого поколения будут заложены к 2023-2025 годам, то Россия сможет приступить к замене списываемых советских субмарин в начале 2030-х годов. Скорее всего, к 2030 году у российского ВМФ будет на 13 АПЛ и ПЛАРК меньше, и состоять подводные силы будут из шести новых ПЛАРК проекта «Ясень», а также из тех дополнительных лодок, что будут построены в период с 2025 по 2030 годы.

Особо следует отметить лодки проекта «Ясень», так как они являются неотъемлемой частью российской стратегии по созданию угрозы для континентальной части США в случае возникновения конфликта. Согласно официальным заявлениям, эта лодка является наиболее совершенным в техническом плане противником из числа тех, с кем Соединенные Штаты могут столкнуться в морских глубинах. Да, Россия может построить лишь небольшое количество таких лодок, но это не повод для веселья и самоуспокоенности. Одна-единственная лодка проекта «Ясень», находясь в Атлантике, может нанести по восточному побережью США ядерный удар 32 ракетами «Калибр». Таких субмарин много не понадобится.

У России есть и другой флот, о котором мы слышим довольно редко. Это Главное управление глубоководных исследований (ГУГИ). В составе этого флота есть субмарины специального назначения, созданные на базе переоборудованных советских лодок. Например, лодка «Подмосковье» переоборудована из ракетоносца проекта 667БДРМ. Некоторые субмарины этого типа являются базами для лодок меньшего размера, другие предназначены для размещения необитаемых подводных аппаратов, новых систем вооружений или для участия в инновационных формах операций по воспрещению действий противника под водой. В настоящее время для этих целей строится модифицированная лодка «Белгород» класса «Антей». Вы вряд ли много думаете об этом самом ГУГИ, но ГУГИ наверняка думает о вас.

Заглядывая за горизонт

У российской военной промышленности по-прежнему имеется масса проблем, которые нужно решать. Это и неработоспособные зенитно-ракетные комплексы, не поддающиеся интеграции, и воздухонезависимые двигательные установки, отказывающиеся работать. Тем не менее, налицо интересные тенденции, возникшие в последние годы в процессе кораблестроения. Классы российских кораблей остаются без изменений, но только по названию. А сами корабли становятся крупнее. Когда начиналось строительство корвета «Стерегущий» по проекту 20380, его водоизмещение составляло 2 200 тонн. Когда возник новый проект под номером 20385 («Гремящий»), водоизмещение корабля увеличилось до 2 500 тонн. А когда был заложен корвет «Дерзкий» проекта 20386, его водоизмещение увеличилось до 3 800 тонн.

Точно так же, вместо того, чтобы строить до неприличия большие эсминцы водоизмещением 17 000 тонн, российский ВМФ намерен увеличить размеры фрегатов типа «Горшков», создав «супер-Горшков». Он может стать этаким карманным эсминцем с одной или двумя тысячами дополнительных тонн водоизмещения и увеличенной огневой мощью. Корветы постепенно превращаются в «тяжелые» корветы водоизмещением 3 500-4 000 тонн.

На первый взгляд, российский ВМФ кажется проигравшим в государственной программе перевооружения, о которой будет объявлено в сентябре. Но на самом деле, он почти ничего не потеряет. Бестолковые супер-проекты типа эсминцев с атомной силовой установкой или десантных вертолетоносцев не получили финансирование, благодаря чему российский флот удалось спасти от периодических приступов морской мании величия, сосредоточившись на более прагматичных расходах. Программа строительства российских фрегатов будет продолжена, когда удастся решить проблемы с газотурбинными двигателями, но скорее всего, она претерпит значительные изменения. Те бесчисленные новые системы, которые появились на фрегате «Горшков», все равно придется дорабатывать.

Все это время в российском флоте будет сохраняться неразбериха, но все-таки там постепенно наводится порядок. Продолжится «калибризация» российских боевых кораблей, появится больше пусковых установок «Калибр» с большим количеством ячеек и большим запасом ракет. Россия продолжит серийное производство дизельных и атомных подводных лодок, а также переоснащение некоторых советских платформ, устанавливая там ударные системы нового поколения в целях экономии средств.

В предстоящие годы ВМФ будет заниматься интеграцией систем вооружений и решением проблем кораблестроения. Но уже началась разработка оружия нового поколения, например, гиперзвуковых ракет. Несмотря на все свои беды и несчастья, российский флот сегодня находится в гораздо лучшем состоянии, чем в любой из моментов после окончания холодной войны. Сегодня экипажи кораблей и подводных лодок целиком укомплектованы военнослужащими-контрактниками, а моряки срочной службы выполняют задачи на берегу. В целом этот вид вооруженных сил пока еще не оправился от худшего периода в своей истории, но у командования ВМФ есть основания для осторожного оптимизма.

Можно указывать пальцем на огромное количество недостатков, имеющихся в ВМФ России. Но российский флот никуда не исчезнет, и если посмотреть на тенденции ближайшей и среднесрочной перспективы, они выглядят весьма позитивно. Россия создает флот, который оптимально подходит для ее стратегии. Она создает силы, предназначенные для действий в прибрежных водах, и одновременно вкладывает деньги в те системы, которые позволят ей сдерживать и устрашать более мощные морские державы на протяжении многих десятилетий. Поэтому, когда вы в очередной раз услышите, что российский флот исчезает, что в России вымирает население, заканчиваются деньги, и нет работы, и захотите проверить эту теорию, мы вам очень советуем захватить с собой спасательный круг.

———————————————————
Оригинал публикации: Why the Russian Navy Is a More Capable Adversary Than It Appears

Майкл Кофман — старший научный сотрудник Центра военно-морского анализа. Кроме того, он является научным сотрудником Института Кеннана, Международного научного центра Вильсона и внештатным научным сотрудником Института современной войны в Вест-Пойнте.

Джеффри Эдмондс — научный сотрудник Центра военно-морского анализа. Он три года работал директором по России в Совете национальной безопасности и исполнял обязанности старшего директора по России во время передачи президентских полномочий.

/По материалам inosmi.ru/

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введи свой комментарий!
Пожалуйста, введи свое имя