Продолжаем серию материалов из музея военной истории в Падиково. Сегодня нашим героем будет советский легкий танк Т-26. Машина своеобразная и спорная, но тем не менее, танк прошел не одну войну и достоин самой подробной разборки как снаружи, так и изнутри.

Боевой путь Т-26 был весьма долгим и непростым. Гражданская война в Испании, Хасан, Халхин-Гол, война с Финляндией, Великая Отечественная война. Последним местом применения Т-26 стали поля разгрома японской Квантунской армии на Дальнем Востоке.

Предшественником Т-26 был танк Т-18, который являлся копией французского «Рено» FT-17. К 1929 году пришло понимание необходимости создания более современной машины и об общем отставании советского танкостроения.

В 1930 году была создана закупочная комиссия под руководством И. Халепского и начальника инженерно-конструкторского бюро по танкам С. Гинзбурга, чьей задачей являлись отбор и закупка образцов танков, тракторов и автомобилей, пригодных для принятия на вооружение РККА.

Весной 1930 года комиссия посетила Великобританию, считавшуюся в те годы мировым лидером в производстве бронетехники. Внимание комиссии привлёк лёгкий танк Mk.E, созданный фирмой «Виккерс-Армстронг» в 1928—1929 годах и предлагавшийся на экспорт.

«Виккерс-Армстронг» предлагала несколько вариантов танка, в частности «Модель A» с двумя одноместными башнями с 7,7-мм пулемётами «Виккерс» и «Модель B» с двухместной башней с 37-мм короткоствольной пушкой и 7,7-мм пулемётом. Был закуплен только двухбашенный танк, получивший обозначение В-26.

Для производства Т-26, за отсутствием альтернатив, был выбран ленинградский завод «Большевик», до этого занимавшийся выпуском Т-18. Весной 1931 года отдел завода, который состоял лишь из 5 человек, подготовил к производству и изготовил два эталонных экземпляра танка. К 1 мая были закончены рабочие чертежи, а 16 июня одобрен технологический процесс и начато изготовление оборудования для массового производства.

Конструкция танка в ходе производства постоянно совершенствовалась. Помимо ввода новых башен, в 1931 году двигатель был отодвинут к корме, чтобы обеспечить ему лучшие условия работы, а с начала 1932 года были введены новые топливный и масляный баки, а с 1 марта того же года на Т-26 начали устанавливать короб над решёткой воздуховывода, защищавший двигатель от попадания осадков.

Параллельно выпускались два варианта танков — с пулемётным вооружением и с пулемётно-пушечным, состоявшим из пулемёта ДТ-29 в левой башне и 37-мм пушки в правой. Пулемётные танки в конце 1932 года начали выпускаться с шаровыми установками для новых пулемётов ДТУ, но поскольку последние были вскоре сняты с производства, танки этих серий оказались безоружными и на них в дальнейшем пришлось заменить лобовые листы башен на подходящие для установки старых ДТ-29.

На пушечных танках устанавливались 37-мм пушка Гочкиса или её модифицированный советский вариант «Гочкис-ПС».

Реально работа над однобашенным Т-26 началась лишь в 1932 году. Освоение сборки конической башни из криволинейных бронелистов представляло сложности для советской промышленности, поэтому первая башня такого типа, созданная Ижорским заводом к весне 1932 года и предназначавшаяся для танка БТ-2, имела цилиндрическую форму. На испытаниях клёпаного и сварного вариантов башни предпочтение было отдано первому, который был рекомендован для принятия на вооружение после доработки выявленных недостатков и добавления в кормовой части ниши для установки радиостанции.

Пока шли работы над башней, решался также вопрос о вооружении танка. В мае 1932 года на замену 37-мм противотанковым орудиям была принята 45-мм пушка обр. 1932 г., ставшая также кандидатом на вооружение танков. По сравнению с 37-мм пушкой, 45-мм пушка имела примерно такую же бронепробиваемость, но осколочный снаряд был более эффективен, так как снаряжался большим зарядом взрывчатого вещества.

В начале 1933 года конструкторским бюро завода № 174 была разработана спаренная установка 45-мм пушки и пулемёта, в марте 1933 года успешно прошедшая заводские испытания. Тогда же было принято решение о принятии на вооружение однобашенного Т-26 с 45-мм пушкой.

Именно этот танк сегодня находится у нас на рассмотрении.

Основное вооружение однобашенных модификаций составляла 45-мм нарезная полуавтоматическая пушка обр. 1932 г. (20-К), а с 1934 года — её модифицированный вариант образца 1932/34 гг. Полуавтоматика орудия образца 1932/34 гг. работала лишь при стрельбе бронебойными снарядами, тогда как при стрельбе осколочными, из-за меньшей длины отката, она работала, обеспечивая только автоматическое закрытие затвора при вкладывании в него патрона, тогда как открытие затвора и экстракция гильзы осуществлялись вручную. Практическая скорострельность орудия составляла 7—12 выстрелов в минуту.

Пушка размещалась в спаренной с пулемётом установке, на цапфах в лобовой части башни. Наведение в горизонтальной плоскости осуществлялось поворотом башни при помощи винтового поворотного механизма. Механизм имел две передачи, скорость вращения башни на которых за один оборот маховика наводчика составляла 2 или 4°. Наведение в вертикальной плоскости, с максимальными углами от −6 до +22°, осуществлялось при помощи секторного механизма.

Наведение спаренной установки осуществлялось при помощи панорамного перископического оптического прицела ПТ-1 обр. 1932 г. и телескопического ТОП обр. 1930 г. ПТ-1 имел увеличение х2,5 и поле зрения 26°, а его прицельная сетка была рассчитана на ведение огня на дальность до 3,6 км бронебойными снарядами, 2,7 км — осколочными и до 1,6 км — из спаренного пулемёта.

Для стрельбы ночью и в условиях пониженной освещённости прицел снабжался подсветкой шкал и перекрестья прицела. ТОП имел увеличение х2,5, поле зрения 15°, и прицельную сетку, рассчитанную на ведение огня на дальность до, соответственно, 6, 4, 3 и 1 км. С 1938 года на части танков устанавливался телескопический прицел ТОП-1 (ТОС-1), стабилизированный в вертикальной плоскости, с аналогичными ТОП оптическими характеристиками. Прицел снабжался коллиматорным устройством, при колебаниях пушки в вертикальной плоскости автоматически производивший выстрел при совпадении положения орудия с линией прицеливания. Пушка обр. 1934 г., приспособленная для использования со стабилизированным прицелом, обозначалась как обр. 1938 г. Из-за сложности использования и обучения наводчиков, к началу Великой Отечественной войны стабилизированный прицел был снят с вооружения.

Башня Т-26 изнутри:

Базовым средством внешней связи на Т-26 служила флажковая сигнализация и все двухбашенные танки располагали только ей. На части выпускаемых однобашенных танков, получавших обозначение Т-26РТ, с осени 1933 года устанавливалась радиостанция модели 71-ТК-1. Доля РТ-26 определялась лишь объёмом поставок радиостанций, которыми в первую очередь оснащались машины командиров подразделений, а также часть линейных танков. Максимальная дальность связи в телефонном режиме составляла 15—18 км в движении и 25—30 км с места, в телеграфном — до 40 км; при наличии помех от одновременной работы множества радиостанций, дальность связи могла снижаться вдвое.

Для внутренней связи между командиром танка и механиком-водителем на танках ранних выпусков использовалась переговорная труба, позднее заменённая светосигнальным устройством. На оснащённых радиостанцией танках с 1937 года устанавливалось танковое переговорное устройство ТПУ-3 на всех членов экипажа.

На базе Т-26 было разработано большое количество машин различного назначения и САУ.

76,2-мм пушка сопровождения, предназначавшаяся для артиллерийской подготовки и поддержки танков и в качестве противотанкового средства.

76-мм (на снимке) и 37-мм зенитная автоматическая пушка для обеспечения противовоздушной обороны механизированных частей на марше.

ТР-4 — бронетранспортёры ТР-4 и ТР-26, транспортеры боеприпасов ТР-4-1 и ТР-26, транспортер ГСМ ТЦ-26.

Т-26-Т — бронированный артиллерийский тягач на основе шасси Т-26. Ранняя версия была с незащищённой башней, поздняя Т-26-Т2 была полностью бронированная. Небольшое число танков было произведено в 1933 году для моторизованной артиллерийской батареи, для буксирования дивизионных 76,2-мм пушек. Некоторые из них оставались вплоть до 1945 года.

СТ-26 — сапёрный танк (мостоукладчик). Производился с 1933 по 1935 год. Всего собрано 65 машин.

Наряду с БТ танки Т-26 составляли основу советского танкового парка перед началом и Великой Отечественной войной и в её начальный период.

Следует отметить, что танки типа Т-26 в своё время были популярны, но отсутствие координации в танковых частях (отсутствие рации) и тихоходность Т-26 делали его лёгкой добычей для танков противника. Но легкий танк не воюет с танками согласно военной доктрины того времени.

Комплектация по принципу «все свое вожу с собой».

Легкий танк поддерживает пехоту, уничтожает орудия и пулеметы противника, это его основные цели. Хотя для 45-мм пушки Т-26 не была проблемой броня основных немецких танков Т-1 и Т-2 и чешского Т-38.

Да, бронирование танка было противопульным. Несмотря на слабую бронезащиту, танк был живуч из-за того, что двигатель и баки располагались в кормовом отделении за выгородкой.

Броневая защита Т-26 была рассчитана максимум на противодействие винтовочным пулям и осколкам снарядов. В то же время, броня Т-26 легко пробивалась бронебойными винтовочными пулями с дистанции 50-100 м.

На 22 июня 1941 в РККА насчитывалось около 10 тысяч Т-26. Но не противопульное бронирование и низкая подвижность танка были одними из факторов, приведших к низкой эффективности применения этих танков в начальный период Великой Отечественной войны. Бронирование большинства немецких танков и самоходных орудий того времени не было неуязвимым для 45-мм орудий Т-26. Большинство танков Т-26 было потеряно советской стороной в первые полгода войны далеко не от столкновений с немецкими танками.

Сегодня известно, что значительная часть потерь танковых войск РККА летом 1941 года носила небоевой характер. Обслуживающий инженерный персонал из-за внезапности начала войны, не был призван в части материального обеспечения танковых частей. Так же не были переданы в РККА трактора для эвакуации техники и топливозаправщики. Танки во время форсированных маршей ломались и бросались, оставлялись вследствие отсутствия топлива.

Основной причиной потерь для Т-26 стало отсутствие должного руководства и снабжения. Там, где вопросов по снабжению не стояло, Т-26 показал себя вполне достойным соперником немецким легким танкам. Т-1 и Т-2 не сильно превосходили Т-26 в плане бронирования и скорости, а по вооружению Т-26 однозначно их превосходил.

Увы, но причиной больших потерь этого танка стал человеческий фактор.

/Роман Скоморохов, topwar.ru/

7 КОММЕНТАРИЕВ

  1. «Предшественником Т-26 был танк Т-18, который являлся копией французского «Рено» FT-17».
    Копией был «Рено русский», а Т-18 (МС-1) был уже отечественной разработки, по мотивам французского танка. Их легко различить по габаритам — Т-18 меньше FT-17

  2. Мой отец начал войну в июле 41-го года на танке КВ-1 Кировского завода, где его и получил. Для КВ-1 у немцев было одно орудие 88-мм зенитное орудие. А КВ пробивал броню танков Т-111 и Т-1V, уж не говоря о чешских и французских танках. Так вот в то время «кличка» Т-26 была — «смерть экипажу!, из-за бензинового двигателя он горели как свечки!

    • Понятное дело. А немецкие бензиновые танки не горели в принципе по причине негорючести немецкого бензина..

      • Лендлизовский американский M3 Lee у нас прозвали «братской могилой для семерых»

  3. Упоминание об тягаче Т-26Т и фото в статье не соответствует, на фото ОТ-26( огнеметный ), это видно по башне где стоит брандспоинт а не пулемет дт и два лючка на верхнем бронелисте для заправки баллонов с огнесьмесью .

    • Забыли так же упомянуть о малосерийных лёгких САУ на шасси Т-26 — СУ-5 и СУ-26

  4. Умник, Т-18 (МС-1) не был копией FT-17, при его разработке за основу взяли Fiat3000!!!

Ответить