Несмотря на то, что после начала Второй мировой войны американское руководство заявляло о своём нейтралитете, после вступления в войну Великобритании и в связи с всё нарастающей экспансией Японии, стало абсолютно ясно, что Соединенным Штатам не удастся отсидеться в стороне. В то же время американские вооруженные силы в конце 30-х годов не могли конкурировать ни по численности, ни по технической оснащённости с армиями стран «оси».

В связи с предстоящим резким ростом численного состава вооруженных сил, оснащением новой техникой и вооружением, командование Армии США искало по всей стране места, подходящие для создания тренировочных лагерей, стрельбищ, танкодромов, складов техники, вооружения и боеприпасов. В марте 1941 года армия приобрела земельные участки общей площадью около 35000 га вдоль центрального побережья Калифорнии, между населёнными пунктами Ломпок и Санта — Мария. Достоинствами этой местности была удалённость от крупных населённых пунктов, что давало возможность осуществлять тренировочные стрельбы даже из самых тяжелых орудий, имевшихся на вооружении, а также достаточно мягкий климат, позволяющий большую часть дней в году вести интенсивную боевую подготовку, живя при этом в палатках.

Строительство лагеря началось в сентябре 1941 года. Формально военная база, получившая название Camp Cooke, начала действовать 5 октября. База была названа в честь генерал-майора Филиппа Сент — Джордж Кука – героя гражданской войны и войны с Мексикой. В военное время здесь проходили подготовку подразделения 86-й и 97-й пехотных дивизий, 5-й, 6-й, 11-й, 13-й и 20-бронетанковых дивизий. В этом районе также тренировались зенитчики, велось развертывание первых американских наземных радиолокаторов. В связи с дефицитом рабочих рук, с середины 1944 года в обустройстве базы и возведении капитальных сооружений принимали участие итальянские и немецкие военнопленные.

В связи с массовым сокращением вооруженных сил, в 1946 году тренировочную базу Кэмп Кук ликвидировали, оставив лишь небольшой контингент для охраны имущества. После известных событий на Корейском полуострове военные вернулись сюда в феврале 1950 года. До окончания войны в Корее тренировочная база на побережье Калифорнии была местом подготовки подразделений, направляемых в зону боевых действий. Однако вскоре будущее этого объекта снова зависло в воздухе, Кэмп Кук, как и многие другие военные базы, планировали передать в ведение гражданских властей. Интерес к этому месту проявляло Бюро США по тюрьмам, изолированная территория как нельзя лучше подходила для создания крупного исправительного учреждения.

Однако данный район в итоге остался в распоряжении военных. ВВС США в середине 50-х, руководствуясь теми же соображениями, что и в своё время армейское командование, решило создать здесь полигон для испытаний ракетной техники. Безлюдная местность и, как правило, ясная погода благоприятствовали испытаниям. Но основной причиной стало исключительно удачное географическое местоположение для запуска искусственных спутников земли и испытательных пусков баллистических ракет. Построение траекторий в западном направлении позволяло избежать полета над густонаселёнными районами США и возможных жертв и разрушений в случае аварийных ситуаций или падения двигательных ступеней.

В июне 1957 года тренировочный лагерь Camp Cooke был передан ВВС и переименован в Air Force Base Cooke. Но в том состоянии, в каком базу оставили армейские части, она была непригодна для использования. Прибывший сюда личный состав инженерных частей ВВС увидел настоящую разруху. Многие жилые здания, сооружения и склады, оставшись без должного присмотра, успели обветшать, территория заросла кустарником, а дороги были разбиты гусеницами танков. Первым делом осуществлялся ремонт тех зданий, что можно было использовать, и снос аварийных. Вскоре было начато строительство капитальных бетонных оснований для испытательных стендов и пусковых столов.

По замыслу командования ВВС, с побережья Калифорнии должны были производиться испытательные пуски баллистических ракет PGM-17 Thor, SM-65 Atlas и HGM-25A Titan I. Кроме того, в этом районе, к северу от основных сооружений и жилого комплекса предполагалось развернуть позиции МБР шахтного базирования. Специально для этого было сформировано 704-е стратегическое ракетное крыло. Испытания и опытную эксплуатацию новой ракетной техники возложили на личный состав 1-й стратегической ракетной дивизии (1-я SAD), которая в 1961 году была переименована в 1-ю стратегическую аэрокосмическую.

Вскоре личный состав Cooke AFB включился в ракетно-космическую гонку, шедшую в то время между СССР и США, и базу 1 января 1958 года подчинили напрямую Стратегическому авиационному командованию. В середине 1958 года в Калифорнии началась подготовка к развертыванию МБР SM-65D Atlas-D. Первая модификация «Атласа» устанавливалась открыто на незащищённых стартовых столах. В сентябре 1959 года на позицию доставили 3 ракеты 576-й эскадрильи стратегических ракет 704-го ракетного крыла. 576-я эскадрилья официально приступила к несению боевого дежурства 31 октября 1959 года, став первым в мире стоящим на боевом дежурстве войсковым подразделением, вооружённым межконтинентальными баллистическими ракетами.

Бомбардировщик В-52 пролетает над позициями 576-й эскадрильи стратегических ракет

Ввиду сложности технического обслуживания в оперативной готовности к запуску находилась только одна из трёх МБР. Позже для защиты ракет были созданы так называемые «саркофаги». Заправленные керосином ракеты хранились в укреплённом железобетонном строении в горизонтальном положении. При подготовке к запуску крыша «саркофага» сдвигалась, и ракета устанавливалась вертикально. После перевода ракеты на стартовый стол она в течение 15 минут заправлялась жидким кислородом. Заправка ракет была весьма опасным мероприятием, и имел место ряд инцидентов со взрывами ракет.

Первые американские МБР имели весьма несовершенную, радиокомандную систему наведения, уязвимую к радиопомехам, налагающую ограничения по темпу запуска ракет с одного района базирования. Следующая модель SM-65E Atlas-E оснащалась инерциальной системой наведения, но критике подвергалась невысокая защищённость от диверсионного воздействия и поражающих факторов ядерного взрыва. Ракеты варианта SM-65F Atlas-F размещались уже в заглублённых шахтных убежищах, выдерживающих избыточное давление до 6,8 атм. После заправки ракеты окислителем она поднималась из шахты на поверхность.

Процесс подъёма МБР SM-65F Atlas-F из шахты

Все модификации МБР «Атлас» проходили испытания в Калифорнии, для чего на берегу Тихого океана построили два стартовых комплекса для SM-65 D /E и три шахты для SM-65F (позиция 576B). Но век «Атласов» оказался недолог, после появления твердотопливных ракет LGM-30 Minuteman старые ракеты с ЖРД «Атлас» начали снимать с вооружения. Впоследствии, снятые с вооружения МБР в течение долгого времени использовались для вывода на орбиту полезной нагрузки и в различных испытательных целях. Всего с позиций в Калифорнии было запущено 285 ракет-носителей семейства «Атлас». Система Atlas-Agena активно использовалась для запуска спутников до конца 80-х годов.

В 1958 году после переименования базы в Vandenberg AFB в честь начальника штаба ВВС генерала Хойта Ванденберга территорию ракетного полигона значительно расширили. Сейчас та часть полигона, где ведутся испытания в интересах военных, занимает участок территории площадью 465 км².

Подготовка к запуску БРСД PGM-17 Thor

На новых стартовых площадках осуществлялись учебно-тренировочные пуски ракет средней дальности PGM-17 Thor, состоявшие на вооружении ракетных подразделений Армии США и Великобритании. Помимо американцев с позиций авиабазы Ванденберг БРСД «Тор» запускали британские расчёты 98-й ракетной эскадрильи RAF.

В июле 1958 началось строительство стартового комплекса для первой многоступенчатой американской МБР HGM-25A Titan I. Для испытаний возвели подземный командный пункт, шахту для размещения ракеты и всю необходимую для несения дежурства инфраструктуру. Но во время спуска первой заправленной ракеты произошел взрыв, который полностью разрушил шахту. Тем не менее, испытания продолжились и первый успешный пуск с восстановленного комплекса состоялся в сентябре 1961 года. После этого пусковой комплекс передали в распоряжение 395-й ракетной эскадрильи Стратегического Авиационного Командования. Одновременно с испытаниями ракет в данном подразделении осуществлялась подготовка расчётов для несения боевого дежурства. Однако вскоре данный пусковой комплекс, известный как позиция 395-A1, был переоборудован для испытаний жидкостных МБР второго поколения LGM-25C Titan II. К первой шахте через пару лет добавились ещё две. В отличие от ранних американских стратегических ракет Titan II мог нести боевое дежурство в заправленном состоянии, находясь в шахтной пусковой установке в течение долгого периода времени.

Старт LGM-25C Titan II из ШПУ на авиабазе Ванденберг

Первый испытательный пуск Titan II из ШПУ на авиабазе Ванденберг состоялся в апреле 1963 года. Регулярные испытания данного типа МБР продолжались до 1985 года. Так же, как и с семейством МБР «Атлас», на базе «Титан» были созданы ракеты-носители для запуска космических аппаратов. Последний раз Titan II использовался в 2003 году.

В 1961 на территории базы началось строительство первой ШПУ для испытаний твердотопливной МБР LGM-30А Minuteman. Создание МБР «Минитмэн» стало большим успехом американцев. В реактивном двигателе использовалось смесевое топливо, где окислителем являлся перхлорат аммония. Первый успешный запуск состоялся в мае 1963 года, а в феврале 1966 года с двух близлежащих шахт залпом запустили сразу две ракеты (позиции 394А-3 и 394-А5). Испытания Minuteman I продолжалось до 1968 года. В августе 1965 года начались испытания LGM-30F Minuteman II. Последнее испытание Minuteman II в Ванденберг было проведено в апреле 1972 года.

Запуск LGM-30G Minuteman III из ШПУ на авиабазе Ванденберг

Наиболее совершенной конструкцией в семействе «Минитмэн» стала LGM-30G Minuteman III. Первое эксплуатационное испытание Minuteman III в Ванденберг состоялось 5 декабря 1972 года. С того момента с ШПУ, расположенных вдоль побережья Калифорнии, осуществили большое количество тестово-учебных пусков. 10 июля 1979 года проводились испытания «боевого режима», когда после получения команды на старт, за короткий промежуток времени из шахт практически залпом было запущено несколько МБР.

В окрестностях авиабазы Ванденберг построено более десятка укреплённых ШПУ для МБР Minuteman III. В годы «холодной войны» эти ракетные шахты, рассредоточенные на значительной площади, использовались не только для испытательных пусков, но и для несения боевого дежурства. К середине 70-х боевое дежурство несли более 700 МБР «Минитмен». Это позволило значительно сократить число дальних бомбардировщиков, и, в конечном итоге, снять с вооружения менее совершенные ранние МБР. Производство Minuteman III продолжалось до конца 1978 года.

В 80-е годы Minuteman III вытеснили в САК все другие типы МБР. До сих пор эта ракета, появившаяся в начале 70-х, является единственной американской МБР наземного базирования. В настоящее время боевое дежурство несут более 400 Minuteman III. На их модернизацию и продление жизненного цикла потрачено более $ 7 млрд. В то же время Minuteman III даже с учетом модернизации по ряду характеристик уже не соответствует современным требованиям. Окончательный вывод из эксплуатации последних «Минетмэнов» запланирован на 2030 год. Шахтные пусковые установки расположены вдоль тихоокеанского побережья Калифорнии, на 15 км к северу от основных сооружений базы. В настоящее время в работоспособном состоянии находится примерно 10 ШПУ.

Спутниковый снимок Google Earth: ШПУ МБР Minuteman III в окрестностях авиабазы Ванденберг

Для подтверждения работоспособности МБР с базы Ванденберг силами 576-й ракетной испытательной эскадрильи осуществляется регулярный запуск самых старых ракет, снятых с боевого дежурства. Статистика контрольно-учебных пусков за последние 20 лет свидетельствует о том, что примерно 9 из 10 МБР способны выполнить боевую задачу. В марте 2015 года были осуществлены запуски двух ракет. Последний контрольно-испытательный запуск Minuteman III состоялся 26 апреля 2017 года.

В июне 1983 года в Вандерберг началось переоборудование ШПУ для МБР LGM-118 Peacekeeper (МХ). Эта тяжелая твердотопливная ракета шахтного базирования могла нести до 10 боевых блоков индивидуального наведения и средства преодоления ПРО. Ещё на стадии проектирования предъявлялось требование, что новая ракета должна размещаться в ШПУ «Минетмэнов». Peacekeeper стала первой американской МБР шахтного базирования, стартующей из пускового контейнера, изготовленного из композиционного материала на основе графитового волокна.

Первый запуск «МХ» из ШПУ с побережья в Калифорнии состоялся 24 августа 1985 года. На базе Вандерберг проходили не только испытательные, но и контрольно-учебные пуски с участием расчётов строевого 90-го ракетного крыла с ракетной базы Air Force Francis E Warren в Вайоминге. Всего в Калифорнии для запуска «МХ» использовалось три шахты. Стратегическое Авиационное Командование выделило $ 17 млн. для создания специального тренажера, где в максимально реалистичных условиях оценивались действия расчётов. Последний запуск «МХ» состоялся 21 июля 2004 года, незадолго до окончательного снятия данного типа МБР с вооружения.

Испытательный пуск МБР «МХ»

При разработке «МХ» рассматривались различные варианты базирования, в том числе на колесных шасси повышенной проходимости и на железнодорожном подвижном составе. Однако процесс создания подвижных комплексов затянулся и к моменту начала её массового развёртывания отношения между США и СССР стали не такими острыми, и от создания дорогостоящих мобильных вариантов отказались, остановившись на традиционном шахтном размещении. Развертывание ракет MX было начато в 1984 году. За два года 90-е ракетное крыло получило 50 новых МБР. Ещё 50 ракет планировалось разместить на железнодорожных платформах, но это так и не было реализовано.

В 1993 году США и РФ подписали договор СНВ-II, согласно которому должны были быть ликвидированы МБР с РГЧ. Одной из основных причин заключения данного соглашения было то, что тяжёлые МБР, являясь оптимальным оружием первого удара, сами были весьма уязвимы и плохо подходили для удара ответного — что способствовало эскалации и нарушало стратегический баланс. Согласно договора, с вооружения должны были быть сняты российские Р-36М и американские Peacekeeper. Договор был подписан, однако до ратификации дело не дошло.

Российская Госдума с подачи правительства отказалась ратифицировать договор, мотивируя это тем, что тяжёлые МБР составляют важную часть российских стратегических сил, а состояние экономики не позволяет заменить их эквивалентным количеством лёгких моноблочных МБР. В ответ Конгресс США также отказался от ратификации договора. Данный вопрос находился в состоянии неопределённости до 2003 года, когда в качестве ответной меры на выход США из договора по ПРО Россия объявила о расторжении договора СНВ-II. Несмотря на это, американцы решили в одностороннем порядке сократить свой арсенал МБР. Ракеты «MX» начали выгружать из шахт в 2003 году, а в 2005 последняя ракета была снята с вооружения. Демонтированные термоядерные боеголовки W87 и W88 были использованы для замены старых БЧ на МБР «Минитмен-III». Снятые с боевого дежурства ракеты и их ступени использовались для запуска спутников. Помимо мобильного варианта «МХ» в США разрабатывался грунтовый ракетный комплекс MGM-134 Midgetman. Это был первый и единственный образец американской мобильной МБР, доведённый до стадии лётных испытаний.

Тягач — пусковая установка МБР MGM-134 Midgetman

Согласно американской концепции использования стратегических мобильных грунтовых ракетных комплексов, они на постоянной основе должны были находиться на ракетных базах, в укреплённых бетонных убежищах. При этом часть их могла вести патрулирование, передвигаясь по ночам в радиусе нескольких десятков километров от базы. Для запуска ракет на местности должны были быть подготовлены бетонированные и обвалованные площадки. Для этого компания Martin Marietta создала достаточного компактную твердотопливную трёхступенчатую ракету со стартовой массой 13600 кг и длиной 14 метров. Ракета должна была нести одну боеголовку W87 мощностью 475 кт. Максимальная дальность пуска – 11 000 км. Так же как и МБР LGM-118 Peacekeeper при запуске MGM-134 Midgetman использовался «холодный старт» из пускового контейнера.

Испытательный запуск МБР MGM-134 Midgetman

Первый испытательный пуск «Миджитмен» состоялся в 1989 году, но через 70 сек после запуска ракета сошла с курса и была подорвана. 18 апреля 1991 года прототип мобильной МБР, стартовав с пусковой площадки авиабаза Ванденберг, полностью подтвердил заявленные характеристики. Однако ракета сильно опоздала, появись она в середине 80-х, её, скорее всего, приняли бы на вооружение. Но в начале 90-х после развала «коммунистического блока» и снижения угрозы глобального конфликта до минимума необходимости в новых МБР не было. Кроме того, программа «Миджитмен» подвергалась критике из-за дороговизны, низкой защищенности к поражающим факторам ядерного взрыва и уязвимости от диверсионных атак.

В настоящее время помимо регулярных тестовых запусков МБР Minuteman III на базе ВВС Ванденберг в Калифорнии в интересах военных ведутся испытания противоракетных перехватчиков. Разработка системы ПРО под первоначальным обозначением NVD (англ. National Missile Defense – «Национальная противоракетная оборона») началась задолго до выхода США из договора по ПРО. В 2002 году, после интеграции в программу корабельной БИУС «Иджис» комплекс получил наименование GBMD (Ground-Based Midcourse Defense — «Наземная противоракетная оборона»).

В связи с тем, что боевые блоки межконтинентальных баллистических ракет имеют более высокую скорость по сравнению с оперативно-тактическими и ракетами средней дальности, для эффективного перехвата необходимо обеспечить поражение боевых блоков в космическом пространстве. Ранее все принятые на вооружение американские и советские противоракеты, осуществлявшие перехват в космосе, оснащались ядерными боевыми частями. Это давало возможность получить приемлемую вероятность поражения цели даже при значительном промахе. Однако при ядерном взрыве в космосе на некоторое время образуется непроницаемая для излучения радиолокаторов «мёртвая зона». Что не позволяет осуществлять обнаружение, сопровождение и обстрел других целей.

Поэтому для американских противоракет нового поколения был выбран метод кинетического перехвата. При «встрече» тяжелой металлической боеголовки противоракеты с ядерным боевым блоком происходит гарантированное уничтожение последнего, без образования не просматриваемых «мёртвых зон», что позволяет производить последовательный перехват других боеголовок. Но такой способ перехвата требует чрезвычайно точного наведения на цель. В связи с этим доработка и испытания противоракет GBMD шли с большими трудностями, заняли немало времени и потребовали дополнительных капиталовложений.

Ранний образец противоракеты GBI, стартующий из шахты

Первый прототип противоракеты разрабатывался на базе второй и третьей ступеней, снятой с вооружения МБР Minuteman II. Трехступенчатая ракета-перехватчик имела длину 16,8 м, диаметр 1,27 м и стартовый вес 13 т. Максимальная дальность перехвата 5000 км.

Позже в Ванденберг велись испытания специально спроектированной противоракеты GBI- EKV. В различных источниках указывается, что её стартовая масса составляет 12-15 тонн. С помощью противоракеты GBI в космос выводится в перехватчик EKV (англ. Exoatmospheric Kill Vehicle – «Внеатмосферная машина-убийца»), летящий со скоростью 8,3 км/сек. Космический перехватчик EKV с массой около 70 кг оснащен инфракрасной системой наведения и собственным двигателем. Уничтожение боевых блоков МБР должно происходить в результате прямого попадания с суммарной скоростью столкновения боеголовки и перехватчика EKV около 15 км/сек. Возможности противоракетной системы должны повыситься после создания космического перехватчика MKV (англ. Мiniature Кill Vehicle – «миниатюрная машина-убийца») массой 5 кг. Предполагается, что противоракета GBI будет выводить более десятка миниатюрных перехватчиков, что многократно повысит эффективность противоракетной системы.

Испытательный запуск противоракеты GBI- EKV 28 января 2016 года

Запуск ракет-мишеней для испытания противоракет, как правило, осуществляется с «Испытательного комплекса противоракетной обороны сухопутных войск им. Рональда Рейгана» на атолле Кваджалейн. Стартовав с удалённого тихоокеанского атолла, приближающиеся мишени по высоте, скорости и направлению полёта полностью имитируют боевые блоки российских МБР. Последний испытательный пуск противоракеты GBI был осуществлён с пускового комплекса 576-E 28 января 2016 года.

В ходе испытательных пусков на авиабазе Ванденберг используются переоборудованные ШПУ «Минитмен-III». Согласно сведениям, опубликованным в открытых источниках, помимо противоракет, несущих боевое дежурство на Аляске, несколько противоракет GBI развёрнуто в Калифорнии. В перспективе количество противоракетных перехватчиков на позициях в окрестностях базы Ванденберг планируется довести до 14 единиц.

Спутниковый снимок Google Earth: ШПУ противоракет GBI

Противоракетной системой воздушного базирования, тестируемой в этом районе, был «летающий лазер» YAL-1A на платформе Boeing 747-400F. После испытаний на авиабазе Эдвардс, где тестировали аппаратуру обнаружения, самолёт совершил ряд «боевых вылетов» в районе авиабазы Ванденберг. В феврале 2010 года YAL-1A удачно отстрелялся по мишеням, имитирующим баллистические ракеты малой дальности на активном участке траектории. В целях безопасности поражение мишеней велось над Тихим океаном. Но как уже говорилось в части, посвящённой авиабазе Эдвардс, самолёт с лазером на борту из-за невысокой эффективности остался «демонстратором технологии».

/Сергей Линник, topwar.ru/

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Ответить