Создание эффективной системы ПВО невозможно без современных истребителей-перехватчиков, опирающихся на наземные и корабельные радиолокаторы, а также самолёты радиолокационного дозора и автоматизированные системы наведения. Если с радарами и зенитно-ракетными комплексами дело обстоит более или менее благополучно, а современные автоматизированные системы и средства оповещения и связи создаются, то иранская истребительная авиация и самолёты ДРЛО не соответствуют современным реалиям.

После завершения ирано-иракской войны в Иране осталось приблизительно 50 тяжелых истребителей F-14А, примерно 70 многоцелевых F-4D/Е, 60 лёгких F-5Е/F и два десятка китайских F-7М. Около половины истребителей американского производства находились в неисправном или разукомплектованном состоянии, а машины, получившие повреждения в боевых действиях и летных происшествиях, не восстанавливались по причине отсутствия запасных частей. Обычным явлением был «каннибализм», когда для поддержания в лётном состоянии части самолётов детали и блоки брались с однотипных машин.

Нельзя сказать, что иранское руководство не предпринимало шагов по поддержанию боеготовности своих ВВС. Во второй половине 80-х на иранских предприятиях началось производство некоторых элементов планера и расходников для «Томкэтов», «Фантомов» и «Тайгеров». Также, несмотря на непреодолимые идеологические разногласия, некоторые запчасти для истребителей закупались в Израиле и США.

В конце 80-х — начале 90-х продолжились закупки иностранной авиатехники. Китай продал ещё некоторое количество своих F-7М (от 20 до 36 в разных источниках, возможно в это число входят двухместные FT-7), из нашей страны, по данным Global Security, было поставлено 34 одноместных и двухместных МиГ-29. Современные на тот момент истребители МиГ-29 серьёзно укрепили иранские ВВС.

К началу 90-х истекли гарантийные эксплуатационные сроки ракет воздушного боя американского производства. Если с УР AIM-7 Sparrow и AIM-9 Sidewinder иранцы сумели разобраться, наладить их ремонт и восстановление, то дальнобойные AIM-54 Phoenix с очень сложной радиолокационной ГСН, являвшиеся «главным калибром» F-14A, им оказались «не по зубам». В этих условиях МиГи, несшие ракеты средней дальности Р-27, оказались самыми боеспособными перехватчиками, способными бороться с воздушными целями на дальности до 80 км. К тому же МиГ-29 с ракетами Р-73 превосходил в ближнем бою любой другой иранский истребитель. В данный момент в IRIAF боеспособно не более 16 одноместных и 4 двухместных МиГов.

МиГ-29 ВВС Ирана

МиГ-29 были очень желанным для Ирана приобретением, но страна с разрушенной затяжной войной экономикой не могла позволить себе осуществлять закупки больших объёмов современного оружия. В 1991 году иранские ВВС получили неожиданное пополнение в виде самолётов ВВС Ирака, бежавших от авиаударов антииракской коалиции во время «Бури в пустыне». Среди иракских истребителей пригодных для выполнения задач ПВО были: Mirage F.1, МиГ-29, МиГ-25П, МиГ-23М и МиГ-21 различных модификаций. По разным данным, на иранских аэродромах оказалось от 80 до 137 самолётов ВВС Ирака. Конечно, среди них были не только истребители, но и машины ударного назначения, разведчики и военно-транспортные. Очень ценным приобретением стали самолёты ДРЛО на базе Ил-76МД. До этого машин такого класса в Иране не было. После окончания активной фазы вооруженной операции Иран отказался возвращать иракские самолеты, посчитав их своеобразной репарацией за ущерб, нанесённый в ходе восьмилетней войны с Ираком.

Так как авиационный парк, перелетевший из Ирака в Иран, являлся очень разношерстным и многие машины были сильно изношены, инвентаризация и ввод истребителей в строй затянулась. Так, иранцы сразу забраковали все МиГ-23, как чрезмерно сложные в эксплуатации и пилотировании. Судя по всему, иракские МиГ-21, сильно отличавшиеся по составу БРЭО и вооружения от китайских «аналогов» F-7М, использовались только для тренировочных полётов. Ничего не известно об участи МиГ-25П, в любом случае, не имея необходимого наземного оборудования, эксплуатировать эту очень трудоёмкую в обслуживании машину невозможно. Учитывая тесные ирано-китайские связи, скорее всего, часть представлявшей наибольший интерес авиатехники советского производства отправилась в КНР. Наиболее ценным приобретением среди трофейных иракских истребителей оказались французские Mirage F.1 и советские МиГ-29. К середине 90-х годов в боевой состав ВВС Ирана удалось ввести два десятка «Миражей» и четыре «МиГа».

Mirage F.1 ВВС Ирана

Надо отдать должное иранским инженерам, сумевшим наладить восстановительный ремонт и модернизацию истребителей Mirage F1BQ и F1EQ, хотя до этого в Исламской Республике французских боевых самолётов не было. Из более чем 24 перелетевших в Иран самолётов этого типа в строй удалось ввести 20 машин, остальные стали источником запчастей. Возможно, иранцам удалось негласно закупить для «Миражей» запчасти, поскольку эти самолёты до сих пор активно эксплуатируются и проходят модернизацию. Сообщается, что самолёты капитально ремонтируют и модернизируют на авиаремонтном предприятии в городе Тебриз.

По различным оценкам, до сих пор в лётном состоянии в Иране находится от 10 до 14 «Миражей». Их постоянным местом базирования является авиабаза Мешхед на северо-востоке страны. Зоной ответственности авиаполка, в котором на вооружении состояли Mirage F1 стала граница с Афганистаном. Особое внимание этому участку уделялось в годы правления талибов, но столкновений с афганскими самолётами не зафиксировано. Зато «Миражи» неоднократно привлекались для нанесения ударов по караванам наркоторговцам, пытающихся доставить свой груз в Иран. Зачастую эти караваны имели сильную вооруженную охрану и зенитное прикрытие в виде ДШК и ЗГУ. Известно, что один Mirage F1 был сбит в ходе операции в приграничном районе, а ещё несколько получили повреждения.

До сих пор в Исламской Республике в воздух поднимаются истребители, чей возраст приближается в 40 летнему юбилею. Иран является единственной страной кроме США, куда велись поставки двухместных тяжелых палубных перехватчиков F-14А Tomcat. Так как авианосцев в годы правления шаха в Иране не строили, «Томкэты», оснащённые УР «Феникс», стали «длинной рукой» ПВО Ирана. В отличие от других иранских боевых самолётов, «Томкэты», несмотря на внушительный боевой радиус, не привлекались для нанесения ударов по наземным и морским целям. Их основной задачей было обеспечение ПВО стратегических объектов, и линию фронта иранские F-14A пересекали достаточно редко.

В ряде случаев дальние перехватчики с изменяемой геометрией крыла привлекались для сопровождения ударных машин. Мощный радиолокатор и наличие в составе вооружения дальнобойной ракеты AIM-54A Phoenix давали возможность перехватывать вражеские самолёты до того, как сам «Томкэт» появлялся на экранах их радаров. Возможности РЛС AN / AWG-9 позволяли обнаружить иракский МиГ-23 на удалении до 215 км. Обслуживанием БРЛС, выдачей маршрута при выходе на рубеж перехвата и наведением дальнобойных ракет занимался штурман-оператор, что позволяло пилоту сконцентрироваться на управлении истребителем.

Несколько американских историков авиации утверждают, что с F-14A и его вооружением в обмен на военную помощь ознакомились китайские и советские специалисты. Нет никаких данных о том, чтобы «Томкэт» испытывался в СССР или КНР, но представляющие огромный интерес радары, система управления вооружением и «Фениксы» могли быть действительно проданы. Так это на самом деле, или нет, мы узнаем не скоро, ни одна из сторон возможной сделки не заинтересована в огласке.

В то же время «Томкэт» был очень трудоёмкой и дорогой в обслуживании и сложной в управлении машиной. Положение во многом усугублялось тем, что в Иран были поставлены самолёты одной из первой модификации — F-14A-GR, на которых ещё не вылечили многочисленные «детские болячки». Слабым местом «Томкэта» всегда были двигатели, в особенности это проявлялось на первых модификациях. Мало того, что «усовершенствованный» Pratt & Whitney TF-30-414 имел недостаточную тягу для столь тяжелой машины, на больших углах атаки и при резкой смене оборотов на сверхзвуковых скоростях двигатель был к тому же склонен к помпажу. По этой причине в ВМС США разбилось более 25 % истребителей первой серии.

С учётом того, что за годы войны парк иранских F-14A сократился более чем на 25 машин, и «Томкэты» задействовались в основном в качестве перехватчиков ПВО, можно предположить, что в основном они были потеряны в лётных происшествиях. При этом ВВС Ирака претендуют на 11 сбитых F-14A.

Тем не менее иранцы очень высоко ценили F-14A за большой радиус действия (около 900 км), способность находиться на дежурстве в воздухе 2 часа, мощную БРЛС и не имевшие аналогов в 80-е годы по дальности пуска ракеты. При скорости полета 1,5М боевой радиус достигал 250 километров, что в ряде случаев позволяло оперативно перехватывать обнаруженные иракские бомбардировщики. Благодаря наличию системы дозаправки в воздухе, дальность и продолжительность полёта могли быть серьёзно увеличены. В роли заправщиков в Иране используются модернизированные Boeing 707.

Согласно данным, опубликованным в американских источниках, в Иран при шахе было поставлено 285 УР AIM-54А Phoenix. Судя по всему, IRIAF достаточно активно использовали «Фениксы» в воздушных боях, к моменту окончания боевых действий в Иране осталось не более 50 ракет этого типа. Содержать «Томкэты» в исправном состоянии во многом удавалось благодаря «каннибализму» и героическим усилиям иранских техников, которые умудрялись поддерживать «на крыле» примерно два десятка истребителей.

Несмотря на определённые успехи в деле налаживания производства запчастей для боевых самолётов американского производства, иранцы неоднократно предпринимали попытки приобрести различные детали и электронные блоки. Так, в 2000 году в США была задержана группа иностранных граждан, пытавшихся купить бывшие в употреблении двигатели TF-30-414. Также ФБР пресекло деятельность подставной фирмы, зарегистрированной в Сингапуре, заинтересованной в приобретении электронных блоков, использовавшихся в радиолокационной системе управления огнём AN / AWG-9.

В США эксплуатация F-14 официально была завершена в сентябре 2006 года. Самолеты, имевшие достаточный ресурс, отправились на базу хранения авиатехники в «Дэвис Монтан», несколько единичных экземпляров до сих пор имеются в летно-испытательных центрах. Однако американское правительство, обеспокоенное непрекращающимися попытками Ирана приобрести запчасти для своих истребителей, через несколько лет после снятия «Томкэтов» с вооружения запустило процедуру их тотальной «утилизации», что крайне нехарактерно для США. Так, «Фантомы», построенные в начале 70-х, находившиеся на «хранении» более 25 лет, впоследствии в массовом порядке переоборудовались в радиоуправляемые мишени QF-4.

Другие самолеты, не нашедшие спроса в США и не переданные союзникам, после длительного «хранения» активно распродавались коллекционерам и занимали почётные места в частных и государственных музеях по всему миру. Но F-14 в этом отношении стал исключением, дабы не допустить даже гипотетического усиления ВВС Ирана, все «Томкэты» в Дэвис Монтан оперативно разделали на металл. Причём специально назначенные контролёры следили за тем, чтобы никакие части, оставшиеся после «утилизации», не были пригодны к повторному использованию.

Помимо нехватки запчастей, в 90-е годы перед ВВС Ирана остро встала проблема оснащения «Томкэтов» управляемым вооружением. Тяжелые истребители-перехватчики остались без «главного калибра», так как в ИРИ больше не было пригодных к использованию ракет AIM-54А Phoenix. Имевшиеся AIM-7 Sparrow и AIM-9 Sidewinder не позволяли реализовать весь потенциал «Томкэта».

После поставки в ИРИ партии истребителей МиГ-29 и комплекта авиационного вооружения была продемонстрирована фотография иранского F-14А с подвешенной УР Р-27. Возможно, работы по адаптации российских ракет действительно велись, но задача совместимости американского радара и полуактивной радиолокационной ГСН российской ракеты представляется весьма непростым делом. С учётом того, что без серьёзного вмешательства в систему управления огнём «Томкэта» и переделки системы наведения Р-27 тут не обойтись, а информации о передаче в Иран документации на ракеты нет, успех данной затеи вызывает большие сомнения.

Другим вариантом перевооружения F-14A IRIAF стала адаптация для истребителя ракеты, созданной на основе ЗУР MIM-23В. Эта зенитная ракета использовалась в составе американского ЗРК «Усовершенствованный Хок», и в 90-е годы иранцам удалось наладить их нелицензионный выпуск. По сравнению с УР AIM-7, двигатель которой работал 11 секунд, двигатель ЗУР MIM-23В работал почти в два раза дольше — 20 секунд. Гораздо более тяжелая ракета наземного зенитного комплекса, при воздушном пуске разгоняясь до скорости более 3М, теоретически могла поражать цели на дальности до 80 км. Работы по проекту «Sky Hawk» начались ещё в 1986 году, когда стало ясно, что иранские F-14А вскоре останутся без дальнобойных ракет.

Иранский F-14A с ракетой воздушного боя Sеdjl

В Иране зенитная ракета, конвертированная для применения в авиации, получила обозначение Sеdjl, в западных источниках она часто именуется как AIM-23С. Так как частотные диапазоны БРЛС AN / AWG-9 и РЛС подсвета AN/MPQ-46 ЗРК MIM-23 I-HAWK не совпадали, для применения с борта F-14A полуактивная ГСН ЗУР подверглась переделке. Зенитная ракета MIM-23В была тяжелей, шире и длинней, чем УР «воздух-воздух» AIM-54А, в связи с этим имелась возможность подвески на истребитель только двух ракет. Так как процессы пуска с наземной ПУ и с борта самолёта сильно отличались, в окрестностях авиабазы Исфахан построили специальный испытательный стенд. На высоту несколько десятков метров подняли списанный «Томкэт», с него и осуществляли первые неуправляемые пуски. Конечно, то, что самолёт находился в статичном состоянии, а на ракету не оказывал влияния набегающий поток воздуха, не позволяло считать эти испытания полностью реалистичными, но благодаря высокоскоростной съёмке удалось определить оптимальный временной промежуток, необходимый для запуска реактивного двигателя после сброса ракеты с самолёта.

Первый испытательный пуск с пилотируемого истребителя едва не закончился трагедией, так как по ошибке под F-14A подвесили ракету, предназначенную для тестовых наземных испытаний, которая едва не поразила самолёт-носитель. Во время второго испытательного пуска удалось успешно сбить беспилотную мишень на дальности 45 км. Согласно иранским данным, для применения ракет Sеdjl переоборудовано 10 истребителей. Самолёты с адаптированными для применения в авиации MIM-23В неоднократно демонстрировались на земле и в воздухе. Но с учетом того, что число иранских «Томкэтов», находящихся в лётном состоянии после окончания боевых действий, никогда не превышало 25 единиц, вряд ли этих ракет построили много. Обычно, F-14A, несущие УР Sеdjl, летают в составе пары с истребителями, оснащёнными УР средней дальности AIM-7 и ближнего боя AIM-9.

Пара иранских F-14A, ведущий самолёт несёт УР большой дальности AIM-54, УР средней дальности AIM-7 и ближнего боя AIM-9. На ведомом истребителе, на пилонах в корневой части крыла подвешены УР Sеdjl. Такой вариант боевой нагрузки является нетипичным и нерациональным. По всей видимости, снимок сделан во время испытательного или демонстрационного полёта.

Одновременно с развитием проекта «Sky Hawk» в Иране велись исследования по применению в авиации морских зенитных ракет RIM-66 SM-1MR. Однако после успешных испытаний УР Sеdjl от развития этого проекта отказались.

УР Fakour-90

Во время ежегодного военного парада в Тегеране, в воскресенье 22 сентября 2013 года была продемонстрирована новая дальнобойная ракета «воздух-воздух» Fakour-90. Согласно комментарию, которым сопровождался показ, для «новой» УР, созданной иранскими конструкторами, разработана оригинальная система самонаведения. Ряд военных экспертов склоняются к тому, что данная конструкция — ни что иное как гибрид элементов AIM-54А Phoenix и полуактивной радиолокационной системы наведения УР Sеdjl, созданной на базе MIM-23В. Необходимость в такой ракете, во многом повторяющей американский «Феникс», возникла в связи с тем, что руководство IRIAF не могло согласиться с сокращением боекомплекта на борту «Томкэтов», вызванным низким весовым совершенством и большими габаритами ракет Sеdjl.

Во второй половине 90-х в рамках расширения боевых возможностей F-14A в Иране велись работы по адаптации неуправляемых средств поражения наземных целей. Для этого была проведена доработка узлов подвески, но неизвестно, вносились ли какие-либо изменения в состав прицельно-навигационного комплекса. Использование немногочисленных тяжелых перехватчиков для сброса свободнопадающей «чугунины» и пуска НАР – это, конечно, не самый разумный вариант боевого применения самолёта такого класса. Впрочем, аналогичные примеры использования российских Су-30СМ мы совсем недавно наблюдали в Сирии, что связано с нехваткой управляемых авиационных боеприпасов.

Восстановительный ремонт F-14А на авиаремонтном предприятии в Бушере

Согласно американским оценкам, эксплуатация «Томкэтов» в Иране должна была завершиться ещё в 2005 году. Однако заокеанские эксперты оказались посрамлены и иранские F-14 вопреки прогнозам до сих пор продолжают летать, во многом благодаря тому, что иранцы, не имея необходимой технической документации, сумели наладить производство запчастей. Позже в своё оправдание те же самые «эксперты» писали, что столь долгая эксплуатация F-14A объясняется тем, что иранские самолёты не испытывают нагрузок, свойственных палубным истребителям, при взлёте с катапульты и торможении во время посадки.

Спутниковый снимок Google Earth: F-14A, МиГ-29 и Су-24М в ожидании ремонта на авиабазе Мехрабат

Восстановительный ремонт и модернизация истребителей ведётся на авиаремонтных предприятиях в Бушере и на авиабазе Мехрабат в окрестностях Тегерана. Помимо «Томкэтов» здесь также ремонтируют истребители МиГ-29 и фронтовые бомбардировщики Су-24М. Самолёты, прошедшие восстановление и модернизацию, получили обозначение F-14AМ. В данный момент в IRIAF в лётном состоянии остались только капитально отремонтированные и модернизированные машины. Отремонтированные машины покрашены в светло-голубой цвет или несут «рубленный» пустынный камуфляж.

Один из немногих оставшихся в лётном состоянии F-14AM во время авиашоу на острове Киш в 2016 году

Неслучайно в этой части, посвящённой истребительной авиации ВВС Ирана, столько внимания уделено «Томкэту». Этот весьма сложный и во многом проблемный, но без сомнения выдающийся тяжелый истребитель, в течение долгого времени был основным иранским перехватчиком ПВО. Но ничто не вечно и годы берут своё. В данный момент в строю осталась едва ли дюжина «Томкэтов». Их основным местом базирования в Иране является авиабаза Исфахан.

Спутниковый снимок Google Earth: авиационная выставка на авиабазе Исфахан

Авиабаза Исфахан была построена ещё при шахе. Здесь имеется двухрядная ВПП длиной 4200 метров и более 50 железобетонных ангаров, в которых свободно размещаются достаточно крупные самолёты. Для компенсации «естественной убыли» F-14A сюда несколько лет назад перевели истребители китайского производства F-7М, что, конечно, не является равноценной заменой.

Продолжение следует…

/Сергей Линник, topwar.ru/

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Ответить