В годы ирано-иракской войны заметную роль в деле отражения налётов иракской авиации сыграли маловысотные ЗРК британского производства Rapier. Эти комплексы активно использовались примерно до второй половины 90-х годов. Однако ввиду износа и невозможности приобретения кондиционных ракет и запчастей, иранским специалистам пришлось самим проводить восстановительный ремонт и, возможно, налаживать производство ЗУР. Однако в отличие от ЗРК I-Hawk, на базе которого создан иранский Mersad, нет никакой информации о создании в ИРИ собственного варианта Rapier.

Некоторое время назад американским спецслужбам удалось пресечь поставку в Исламскую Республику из неназванной африканской страны «комплектующих» для зенитных комплексов британского производства. Скорее всего, речь шла именно о «Рапире», так как совсем уж древний «Тайгеркэт» давно списан.

На Западе многие эксперты полагают, что ЗРК «Рапира» остались в Иране в единичных экземплярах и предназначены в основном для демонстрации на парадах и выставках с целью введения в заблуждение потенциальных агрессоров и подъёма патриотических чувств собственного населения.

Для замены британских комплексов малой дальности в ИРИ на базе ЗРК HQ-7(китайский вариант французского Crotale) в 2010 году создан ЗРК Ya Zahra-3. Первые зенитные комплексы FM-80 (экспортный вариант HQ-7) были получены ещё в 1989 году. Вскоре к ним было налажено производство ракет, получивших иранское обозначение Shahab Thaqeb. В начале 21 века появился комплекс собственного производства, а китайские FM-80 прошли ремонт и модернизацию. ЗУР Shahab Thaqeb с радиокомандной системой наведения способна поражать цели на дальности от 0,5 до 12 км и высоте от 0,03 до 5 км. Что, в общем, соответствует характеристикам советского мобильного ЗРК «Оса-АКМ».

ЗРК FM-80

В отличие от китайского ЗРК HQ-7, монтируемого на легкобронированных колёсных автомобилях, все элементы экспортного FM-80 размещены на двухосновном буксируемом прицепе. В состав ЗРК FM-80 вместе с четырьмя готовыми к применению ЗУР в массивных ТПК входят: моноимпульсная РЛС сопровождения цели, оптико-электронный модуль с системой слежения за целью и инфракрасным пеленгатором автоматического сопровождения ЗУР.

Дизель-генератор, используемый в качестве источника электропитания, как правило, размещается на грузовике-буксировщике модуля ЗРК. Кабина управления находится на другом грузовике повышенной проходимости или в буксируемом фургоне.

На огневой позиции все элементы ЗРК соединяются между собой кабельными линиями. Целеуказание по радиосети осуществляется от РЛС Matla ul-Fajr или Kashef-2. В Иране ЗРК FM-80 зачастую используются вместе со спаренными 35-мм зенитными автоматами, в этом случае в состав комплекса входит система управления зенитным огнем Skyguard.

СУО Skyguard

В 2013 году на публике был представлен ЗРК Herz-9, в котором также используются ракеты Shahab Thaqeb. Все элементы комплекса размещены на колёсной базе двухосного грузовика MAN 10-153, но при этом количество ракет в ТПК сократилось до двух единиц.

ЗРК Herz-9

После появления фотографий Herz-9 большинство специалистов сошлись во мнении, что иранцам удалось существенно сократить габариты аппаратной части комплекса и поместить все элементы ЗРК на одно шасси. Но при этом ввиду особенностей размещения ЗУР возникают существенные трудности при перезарядке, и в состав зенитной батареи придётся вводить специальный подъемный кран или манипулятор. На сегодняшний день нет никаких данных о принятии ЗРК Herz-9 на вооружение.

Безусловно, самыми эффективными зенитно-ракетными комплексами малой дальности, имеющимся в вооруженных силах Исламской Республики, является боевые машины семейства «Тор». Согласно официальным данным, в декабре 2005 года был заключён контракт стоимостью $ 700 млн. на поставку 29 боевых машин 9К331 «Тор-М1». Поставки «Торов» в ИРИ начались в первой половине 2006 года. По заявлению гендиректора Рособоронэкспорта Сергея Чемезова в январе 2007 года, Россия полностью выполнила свои обязательства по данному контракту.

8Боевая машина 9К331 иранского ЗРК «Тор-М1»

Боевые возможности «Тор-М1» существенно повышены по сравнению с ранним вариантом комплекса. «Тор-М1» стал первым российским войсковым ЗРК с РЛС, в которой используется фазированная антенная решетка с электронным управлением сканирования луча. Это конструктивное решение даёт возможность существенно уменьшить время реакции и производить с высокой точностью автоматическое сопровождение и поражение одновременно двух целей. Высокопроизводительные вычислительные средства, опирающиеся на специально разработанные алгоритмы, позволили достичь полной автоматизации всего процесса боевой работы, от анализа воздушной обстановки до поражения цели.

Боевая машина 9К331 «Тор-М1» является минимальной единицей, способной вести боевые действия автономно — от обнаружения воздушных целей до их уничтожения. Для этого на боевой машине имеются собственные средства обнаружения, наведения и связи: РЛС обнаружения, станция наведения и сопровождения, радиолокационный запросчик, телевизионно-оптический визир, аппаратура навигации, отображения воздушной обстановки, контроля функционирования систем и средств боевой машины. Восемь готовых к пуску ракет располагаются в антенно-пусковом модуле. Вертикальный пуск ракеты обеспечивается катапультирующим устройством. ЗРК «Тор-М1» способен уничтожать воздушные цели (в том числе высокоточные средства поражения) с вероятностью 0,5-0,99, на дальности 1,5-12 км и высоте 0,01- 6,0 км. В составе зенитно-ракетной батареи имеется 4 боевых машины 9К331, батарейный командный пункт 9С737М «Ранжир-М», транспортно-заряжающие, транспортные и машины технического обслуживания.

ЗРК «Тор-М1» однозначно являются лучшими комплексами малой дальности из имеющихся в вооруженных силах Ирана. Но при высокой огневой производительности, большой вероятности поражения цели, способности бороться с высокоточными боеприпасами, отделившимися от носителей, высокой помехозащищенности и мобильности они все же обладают небольшой дальностью поражения и неспособны бороться с высотными целями. Что в свою очередь делает целесообразным их применение с дальнобойными и высотными зенитными системами.

Иранцы развернули батареи ЗРК «Тор-М1» вокруг своих важнейших объектов. Российские комплексы рассматриваются как последний рубеж ПВО на тот случай, если средства воздушного нападения не будут поражены зенитными системами средней и большой дальности. В августе 2010 года ряд информационных агентств опубликовали информацию, что иранский «Тор-М1» сбил в районе Бушерской АЭС истребитель F-4 ВВС Ирана, после того как самолёт по неизвестным причинам вторгся в запретную для полётов зону вокруг АЭС. Пилот и штурман успешно катапультировались и выжили.

10ЗРК «Тор-М2Э»

В интервью заместителя генерального директора концерна ПВО «Алмаз-Антей» по научно-техническому развитию Сергея Друзина, данном в конце 2013 года, озвучена информация о поставках в Иран ЗРК «Тор-М2Э» с новыми, более эффективными ЗУР. Неизвестно, насколько эта информация соответствует действительности, поскольку «Тор-М2Э» в Иране не демонстрировался. Но в прошлом на различных выставках вооружений концерн «Алмаз-Антей» неоднократно представлял вариант «Тор-М2Э», выполненный на колёсном шасси белорусского производства МЗКТ-6922 и окрашенный в пустынный камуфляж. Согласно западным источникам, в ИРИ вместе с «Торами» поставлено 1200 ракет 9М331.

По данным Jane Defense Weekly, в 2008 году через Сирию в ИРИ было поставлено 10 зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-С1». Иран выступал спонсором Сирийской Арабской Республики при заключении контракта на закупку ЗРПК в 2006 году. В рамках контракта предусматривалась поставка 50 «Панцирей» при стоимости одной боевой машины $ 13 млн.

ЗРПК «Панцирь-С1» с комбинированным ракетно-артиллерийским вооружением способен эффективно бороться с самыми современными средствами воздушного нападения на дальности до 20 км и высоте до 15 км. На боевой машине комплекса имеется 12 готовых к применению зенитных ракет и 1400 30-мм снарядов. Обнаружение воздушных целей осуществляется трёхкоординатной РЛС кругового обзора (на основе ФАР), дециметрового диапазона с дальностью работы по крупным целям на средних высотах до 80 км. Цели с ЭПР 2 м² могут быть обнаружены на дальности 32-36 км.

Для сопровождения задействуется двухдиапазонный радиолокатор (мм+см), обеспечивающий работу комплекса по широкому классу целей. РЛС миллиметрового диапазона обеспечивает обнаружение и поражение целей с ЭПР 0,1 м² на дальности до 20 км. Захват цели с ЭПР 2 м² возможен на дальности 30 км. В систему управления огнём входит также оптоэлектронная станция, способная обнаруживать и сопровождать воздушные цели, а также осуществлять наведение ракет с использованием оптической камеры и теплопеленгатора. Использование двух независимых средств наведения — радара и ОЭС — позволяет производить захват и сопровождение четырёх целей одновременно.

Сирийский «Панцирь-С1»

По западным оценкам, с учётом поставки дополнительных ЗУР, АСУ, тренажеров и запчастей сумма сделки приблизительно составила $ 1 млрд. Хотя во всех актуальных справочниках, касающихся состояния ПВО Исламской Республики, указывается наличие в этой стране ЗРПК «Панцирь-С1», в самом Иране данный комплекс открыто не демонстрировался.

Помимо мобильных комплексов малой дальности собственного и иностранного производства, в вооруженных силах ИРИ имеется немалое количество ПЗРК различных типов. По мнению наблюдателей, устаревшие переносные «Стрела-2М» и китайские HN-5A уже не используются. Однако до сих пор на вооружении состоят ПЗРК «Стрела-3» и китайские QW-1\1M (до 2006 года поставлено 1100 единиц).

Иранский военнослужащий с ПЗРК «Стрела-3»

В конце 80-х Иран оказал Китаю существенную помощь в деле создания современных ПЗРК, скупив у афганских моджахедов значительное количество неисправных FIM-92 Stinger. Американские комплексы, поставленные мятежникам для борьбы с советской авиацией, через некоторое время пришли в негодность по причине выхода из строя элементов питания. Часть приобретённых в виде неисправного «секонд хенда» ПЗРК иранцы реанимировали и приняли на вооружение (приблизительно 50 единиц), а меньшую часть отправили в КНР для изучения. После этого американцы, получившие информацию от своих афганских осведомителей, спохватились и принялись активно выкупать оставшиеся неисправные «Стингеры». Но было уже поздно, американские ПЗРК оказались приняты на вооружение в Иране и стали источником вдохновения для китайских конструкторов.

Советские ПЗРК «Игла-1» были захвачены боевиками УНИТА в ходе боевых действий в Анголе и переправлены в Заир, откуда в свою очередь их продали КНР. В итоге в 1992 году в Китае был создан ПЗРК QW-1 — конгломерат российской «Иглы-1» и американского «Стингера». Улучшенный вариант QW-1M имеет усовершенствованный прицел и ракету с лучшей аэродинамикой. Ракета переносного комплекса QW-11 отличается от QW-1M более совершенной головкой самонаведения и наличием неконтактного взрывателя, что даёт возможность обстрела целей, летящих на предельно малых высотах. По некоторым данным, в Иране возможно налажено производство более современных переносных китайских комплексов QW-18, но иранцы это никак не комментируют. Ракета, используемая в QW-18, оснащена новой двухспектральной помехозащищённой ГСН. Китайские ПЗРК QW-11 и QW-18 внешне очень сходны, и отличить их без детального изучения сложно.

Иранский военнослужащий с ПЗРК Misagh-2

В Иране по лицензии, полученной от КНР, налажено производство ПЗРК Misagh-1 и Misagh-2. Но какие модификации китайских комплексов послужили прототипами, точно неизвестно. По своим характеристикам иранские ПЗРК Misagh-1 вполне соответствуют современным требованиям. Наклонная дальность до цели 500 — 5000 м, а досягаемость по высоте 30 — 4000 м. Максимальная скорость ЗУР — 600 м\с. Масса ПЗРК — 16,9 кг. Масса ЗУР — 10,7 кг. Масса осколочно-фугасной боевой части — 1,42 кг.

В феврале 2017 года иранский новостной канал Irinn сообщил о начале серийного производства нового ПЗРК Misagh-3. Судя по внешнему виду, это дальнейшее развитие ранних моделей семейства Misagh.

По всей видимости, в Иран также осуществлялись поставки российских переносных комплексов «Игла» или их компонентов. Во время военных парадов в Тегеране неоднократно демонстрировались спаренные установки, размещённые на шасси внедорожников. Внешне эти «спарки» ПЗРК очень сильно напоминают российскую опорно-пусковую установку «Джигит». Всего в Иране может быть более 3500 единиц ПЗРК различных типов.

На военных парадах, регулярно проводимых в иранской столице, постоянно демонстрируются расчёты ПЗРК на мотоциклах и квадрациклах. Считается, что это повышает мобильность переносных комплексов и позволяет быстро перебросить стрелков на угрожаемые направления. Однако езда по пересечённой местности с 17 кг трубой на плече — это из области цирковых трюков. То, что эффектно смотрится на параде, зачастую к действительности не имеет никакого отношения.

Иран остаётся одной из немногих стран, где на вооружении имеется значительное количество зенитной артиллерии, в том числе и крупного калибра. Более того, в Исламской Республике до сих пор ведутся активные работы по созданию новых разнотипных зенитных артиллерийских систем, что, видимо, призвано компенсировать нехватку современных зенитно-ракетных комплексов. Как известно по опыту локальных войн, зенитные орудия при массированном применении способны создать немало проблем даже для авиации более развитого в технологическом отношении противника, так как для ведения заградительного огня не требуются передовые радиоэлектронные системы. Кроме того, средства воздушного нападения, осуществляющие прорыв системы ПВО на малых высотах, являются весьма уязвимыми для скорострельных малокалиберных зенитных автоматов. При этом в случае сохранения работоспособности системы управления подразделениями ПВО может быть очень эффективной связка МЗА и ЗРК.

В 2009 году впервые продемонстрирована автоматическая 100-мм зенитная пушка Saeer. Это орудие, созданное на базе советской послевоенной зенитки КС-19, наводится и управляется централизовано с батарейного командного пункта. Орудия, оборудованные электросиловыми следящими приводами и системой автоматического заряжения, связанные с оптикоэлектронной системой управления, ведут огонь без участия личного состава. При дальности стрельбы по воздушным целям 21 км и досягаемости по высоте 15 км зенитная четырёхорудийная батарея может выпустить по противнику 60 100-мм снарядов в минуту.

100-мм зенитная пушка Saeer

Внедрение «безлюдной технологии» позволяет избежать потерь среди расчётов в том случае, если противник нанесёт удар по зенитной батарее во время стрельбы. Сокращённая орудийная прислуга нужна только во время перезарядки боекомплекта и развертывания или свертывания батареи.

В магазине орудия находится 7 готовых к ведению огня снарядов. Установка дистанционного взрывателя при стрельбе происходит автоматически. Для зенитного орудия такого калибра было бы целесообразным создание снаряда с радиолокационным взрывателем, но неизвестно, входят ли такие снаряды в боекомплект иранских зениток. Официальная передача первой партии 100-мм зенитных орудий Saeer в войска состоялась в 2011 году. Не понятно, ограничилось ли дело опытной партией или налажен массовый выпуск орудий.

Зенитное орудие КС-19, принятое на вооружении в СССР в 1949 году, считается безнадёжно устаревшим и вряд ли предпринятая в Иране попытка модернизации способна вдохнуть в эту артиллерийскую систему новую жизнь. Современные зенитно-ракетные системы с аналогичными показателями по дальности и высоте обладают гораздо большей вероятностью поражения, гораздо мобильней, лучше маскируются на местности и требуют меньшей численности расчётов.

Иранские 57-мм зенитные орудия ведут огонь по воздушной цели во время учений в 2009 году

С 60-х годов прошлого века в Иране на вооружении состояли 57-мм зенитные орудия С-60 и ЗСУ-57-2. По некоторым данным, в батареях 57-мм буксируемых зениток устаревшая система управления огнём заменена СУО Skyguard иранского производства с обновлённой оптико-электронной системой поиска и сопровождения целей.

В то же время в последнее десятилетие устаревшие ЗСУ-57-2 больше не демонстрируются на учениях и парадах. Скорее всего, эти самоходки переданы «на хранение» или списаны, что объясняется их моральным устареванием и физическим износом. В современных условиях эффективность 57-мм спарок, установленных на танковое шасси, более чем сомнительна ввиду отсутствия современной системы наводки и невысокой практической скорострельности.

ЗСУ Bachmann

Тем не менее в 2016 году иранцы продемонстрировали ЗСУ Bachmann с двумя 57-мм орудиями на шасси КрАЗ-6322. Скорее всего, данная зенитная установка интегрирована с СУО Skyguard, поскольку в противном случае никакого смысла в ней нет, ввиду малой вероятности попадания в быстро перемещающуюся цель при ручной установке прицелов.

35-мм ЗУ Samavat

Наиболее же распространенной и эффективной зенитно-артиллерийской системой является 35-мм Oerlikon GDF-001 и её местная версия, известная как Samavat. Эти установки полностью вытеснили 37-мм 61-K и 40-мм Bofors L60. В начале 21 века иранцы не только модернизировали зенитный автомат швейцарского производства, но и создали на базе СУО Skyguard новую оптикоэлектронную систему поиска и сопровождения целей.

Благодаря наличию электрических следящих приводов 35-мм зенитные автоматы могут наводиться на цель дистанционно по данным, поступающим с системы управления огнём. В боекомплекте каждого орудия имеется 112 готовых к стрельбе снарядов. Темп стрельбы спаренного зенитного автомата составляет 1100 выстр/мин., что является очень неплохим показателем для такого калибра. Эффективная наклонная дальность по воздушным целям составляет 4000 метров. Вес ЗУ Samavat — 6,4 тонны.

Количество 35-мм МЗА в Иране оценивается в 1000 единиц, при этом около трети зенитных установок развёрнуто на постоянных позициях вокруг стратегически важных объектов. В 2016 году 35-мм зенитки дважды открывали огонь по дистанционно управляемым квадрокоптерам, приблизившимся к запретным зонам.

По сравнению с 35-мм МЗА ЗУ-23 имеет более скромные характеристики, но в то же время 23-мм спаренная зенитная установка гораздо компактней, легче и дешевле. Установка ЗУ-23 во многом уже не может рассматриваться как современное средство поражения воздушных целей, но хорошие служебно-эксплуатационные характеристики и относительно небольшой вес делают 23-мм «зушку» востребованной до сих пор. Установка, весящая 0,95 тонны, способна поражать воздушные цели на дальности до 2,5 км. Темп стрельбы до 1600 выстр/мин.

Ввиду отсутствия в составе зенитной батареи централизованной системы управления поражение современных скоростных целей возможно только заградительным огнём с вероятность 0,01 на одно орудие. В то же время в вооруженных силах Ирана ЗУ-23 рассматривается как эффективное средство огневой поддержки сухопутных подразделений и широко устанавливается на различные колёсные и гусеничные шасси.

Для повышения эффективности 23-мм установок в ИРИ была запущена программа их модернизации. Повышение боевой эффективности предполагалось вести двумя направлениями: повышением скорострельности и введением в состав батареи централизованной СУО и приводов наведения. В иранских СМИ в конце 90-х были опубликованы кадры, сделанные во время испытаний «автоматизированных» ЗУ-23, дистанционно управляемых без участия расчетов единой аппаратурой наведения. Однако дальше испытаний данная разработка не продвинулась.

Mesbah-1

Попытка повышения плотности огня привела к созданию монструозной восьмиствольной установки Mesbah-1 на лафете 35-мм зенитки Samavat. Благодаря этому появилась возможность наведения на цель без участия расчёта. В одну секунду установка выпускает более 100 снарядов. Ранее на военном параде демонстрировалась шестиствольная ЗУ «Mesbah» на повозке 57-мм артустановки С-60.

Зенитная установка Mesbah-1 впервые была представлена в 2010 году на выставке достижения иранского ВПК. По иранскому телевидению также демонстрировалась ЗСУ на базе трёхосного грузовика повышенной проходимости, но никакой информации о принятии Mesbah-1 на вооружение нет.

23-мм ЗУ Asefeh

Другим направлением стало создание трёхствольной 23-мм зенитной установки Asefeh с вращающимся блоком стволов и скорострельностью 900 выстр/мин. Но остальные характеристики и перспективы этого оружия достоверно неизвестны. Судя по имеющимся изображениям, оружие, выполненное по схеме Гатлинга, установлено на самоходном шасси и может наводиться как в ручном, так и в автоматическом режиме.

В Иране в составе механизированных частей до сих пор эксплуатируется несколько десятков ЗСУ-23-4 «Шилка». Часть иранских «Шилок» прошла ремонт и модернизацию на иранских предприятиях, после чего они получили обозначение Soheil.

Замене подверглись: вспомогательная энергетическая установка, аппаратная часть радиолокационного оборудования, экраны отображения информации и прицелы. В состав прицельного оборудования введён ночной тепловизионный канал, а с правой стороны башни появились две пусковых трубы для ПЗРК.

До недавнего времени на иранском предприятии Individual Combat Industries Group под обозначением MGD производился 12,7-мм крупнокалиберный пулемёт ДШКМ. В настоящее время он сменён в производстве лицензионной копией китайского W-85.

12,7-мм пулемёт W-85 иранского производства

Крупнокалиберные пулемёты MGD и W-85, установленные на легкие автомобили повышенной проходимости, используются в качестве мобильного средства ПВО наряду с ПЗРК. Однако практическая скорострельность пулемётов сравнительно невысока, что снижает вероятность поражения цели. Для исправления этого недостатка с использованием MGD созданы четырех и восьмиствольные версии зенитно-пулемётных установок. Суммарный темп стрельбы восьми пулемётов ДШКМ составляет 4800 выстр/мин. Дальность поражения воздушных целей – 2400 метров. Большим недостатком многоствольных установок является длительная и мешкотная перезарядка. С учетом того, что питание 12,7-мм пулемётов осуществляется из коробок на 50 патронов, их хватает на несколько секунд интенсивного огня.

12,7-мм многоствольные установки предназначены для замены в войсках 14,5-мм ЗПУ-4. Во время ирано-иракской войны ЗПУ, в которых используются крупнокалиберные пулемёты Владимирова, в значительных количествах захватывались в качестве трофеев. Возможно, некоторое количество ЗПУ-2 и ЗПУ-4 было получено из Сирии, КНР или КНДР. Так как производство 14,5-мм патронов для этого оружия в ИРИ не ведётся, а сами пулеметы сильно изношены, их снимают с вооружения.

12,7-мм ЗПУ Nasir

Гораздо более высокотехнологичным и компактным оружием является 12,7-мм шестиствольный пулемёт Mukharam. Он был впервые показан в 2014 году. Если верить иранским СМИ, это оружие способно делать 30 выстрелов в секунду. На основе пулемёта Mukharam создана дистанционно управляемая 12,7-мм ЗПУ Nasir. Новая зенитно-пулемётная установка оснащена оптоэлектронным прицельно-поисковым модулем и может быть установлена на различные шасси или действовать на полевой позиции автономно. В этом случае оружие с электрическим приводом наведения крепится на треноге и соединяется с выносным пультом управления кабелем.

Как видно, из всего перечисленного в Исламской Республике уделяют очень большое внимание защите подразделений Сухопутных войск от авиаударов. Количество разработанных зенитных установок просто зашкаливает. Другой вопрос, что значительная часть иранских противовоздушных систем создана на базе образцов иностранного производства 40-50 летней давности и не может считаться современной. Одновременно с закупкой в России и КНР высокотехнологичных ракетных комплексов в Иране ведётся насыщение войск оружием собственной разработки, пусть не столь эффективным, но зато массовым и недорогим в производстве. Также обращает на себя внимание очень высокая степень боеготовности иранских подразделений противовоздушной обороны. Постоянное боевое дежурство несут не только дальнобойные зенитные системы, но и ЗРК малой дальности и расчёты зенитных орудий.

Продолжение следует…

/Сергей Линник, topwar.ru/

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Ответить