Великобритания

Несмотря на то, что первый прототип самолёта радиолокационного дозора появился в Соединенном Королевстве раньше, чем в США, англичане в послевоенное время так и не сумели создать по-настоящему эффективной машины ДРЛО. Как уже говорилось в первой части обзора, первыми палубными самолётами ДРЛО в Royal Navy были Skyraider AEW.1.

К середине 50-х эти поршневые машины безусловно устарели и требовали замены. В качестве альтернативы была выбрана платформа турбовинтового палубного Fairey Gannet AS.1. Этот противолодочный самолёт начал поступать в морскую авиацию в 1954 году. Среди достоинств нового противолодочника были надёжность и лёгкость управления, самолёт мог патрулировать 5-6 часов с 400 кг боевой нагрузки в виде глубинных бомб или НАР.

20 августа 1958 года состоялся первый испытательный полёт прототипа палубного самолёта радиолокационного дозора Gannet AEW.3, а уже 2 декабря был сдан первый серийный экземпляр. Если база для палубного воздушного радарного пикета оказалась выбрана довольно удачно, то с радиолокатором дело обстояло не так хорошо. Несмотря на достаточно развитую радиоэлектронную промышленность, в Великобритании не смогли создать компактный авиационный радар кругового обзора. В итоге на самолёт установили американскую РЛС AN/APS-20E, прототип которой появился ещё в годы Второй мировой. Для конца 40-х, это была достаточно совершенная станция, с дальностью обнаружения крупных высотных воздушных целей более 200 км. Но к 1958 году она явно устарела и уже не удовлетворяла современным требованиям, особенно в части возможности видеть маловысотные воздушные цели на фоне подстилающейся поверхности.

Однако британцы, очень опасавшиеся советских Ту-16, вооруженных ПКР, поспешили запустить в серию палубный «Ганнет», пусть и оснащённый не самой современной РЛС. Как и на радарном «Скайрейдере», станция AN/APS-20E размещалась в подфюзеляжном обтекателе. Для обеспечения необходимого просвета между обтекателем и палубой авианосца пришлось удлинить стойки шасси, а для компенсации возмущений, вносимых обтекателем и сохранения продольной устойчивости — увеличить площадь вертикального оперения. Для сохранения прежней максимальной скорости, в связи с возросшим лобовым сопротивлением, мощность силовой установки увеличили до 3875 л.с.

При максимальной взлётной массе немногим более 10000 кг самолёт мог пролететь 1500 км и развить максимальную скорость 490 км/ч. Скорость на патрулировании – около 300 км/ч. Потолок — 7200 метров. Но на высоту больше 4000-5000 метров «Ганнеты», как правило, не поднимались.

Gannet AEW.3

В полёте радиолокатор обслуживали два члена экипажа – оператор РЛС и радиоинженер. Самолётом управлял один пилот – он же командир. Аппаратуры автоматизированной передачи данных на самолёте не было, оповещение о воздушной обстановке выдавалось голосом по радио. Условия работы были весьма стеснёнными, и провести зажатым в тесной кабине со всех сторон радиолокационной и связной аппаратурой 5-6 часов являлось тяжелым испытанием для оператора и бортинженера. Кроме того, в случае аварийной посадки на воду шансов у них выбраться было не много. Вместо прозрачного откидного фонаря кабины штурмана в бортах фюзеляжа появились две узкие дверки.

Всего с 1958 по 1960 год построено 44 Gannet AEW.3. Все они организационно были сведены в 849-ю эскадрилью, находившуюся в непосредственном подчинении главного штаба авиации ВМС. За неимением лучшего самолёты активно использовались с палуб британских авианосцев и береговых аэродромов морской авиации. Активная эксплуатация этих машин в британском флоте продолжалась до конца 70-х годов. Последние Gannet AEW списали незадолго до фолклендских событий, о чём англичане впоследствии сильно жалели.

До определённого момента функции передового радиолокационного дозора в Великобритании возлагались на корабли ВМС и палубные Gannet AEW. Однако во второй половине 60-х, после появления на вооружении ВВС СССР сверхзвуковых дальних бомбардировщиков Ту-22 и крылатых ракет, стало ясно, что Royal Air Force для выноса рубежа обнаружения воздушных целей необходимы самолёты ДРЛО, обладающие большой дальностью полёта и значительным временем патрулирования. Ситуация усугубилась ещё и тем, что в конце 60-х в целях экономии руководство Великобритании решило отказаться от полноценных авианосцев со сверхзвуковыми перехватчиками. Согласно принятой в конце 60-х программе построения ПВО Великобритании, известной как «Посредник», на ВВС возлагалось ответственность за контроль воздушного пространства на удалении до 600 км и морской акватории до 1300 км от Британских островов.

В этой обстановке британским ВВС требовался тяжелый самолёт радиолокационного дозора, обладающий значительной дальностью и продолжительностью полёта. Неизвестно в чью «светлую» голову пришла мысль строить самолёт ДРЛО на базе древнего патрульного самолёта с поршневыми двигателями Avro Shackleton, и как эту идею удалось протолкнуть через главный штаб ВВС. Родословная этой машины, запущенной в серийное производство в 1951 году, восходит к бомбардировщику времён Второй мировой Avro Lancaster. Всего до 1958 года было построено 185 архаично выглядевших патрульных самолётов.

«Шеклтон», чьи двигатели работали на высокооктановом бензине, не блистал передовыми решениями и высокими лётными данными, но зато мог держаться в воздухе более 14 часов и покрыть расстояние в 4300 км. Максимальная скорость самолёта достигала 460 км/ч, что было всего на 10 км/ч больше скорости бомбардировщика «Ланкастер». На борту имелись полноценные спальные места для сменного экипажа, состоящего из 12 человек и кухня. С учетом того, что на самолёте Gannet AEW.3 РЛС AN/APS-20E обслуживали 2 человека, непонятно чем на борту «Шелктона» занимались 8 операторов РЛС.

Shackleton AEW.2

Начиная с 1971 года, в вариант ДРЛО переоборудовали 12 раритетных самолётов. Не менее древними на этих машинах были радиолокаторы. Англичане не придумали ничего лучше, как использовать снятые с «Ганнетов» бывшие в употреблении РЛС AN/APS-20E. Для того чтобы хоть как-то подтянуть устаревшие станции к современному уровню специалисты фирмы Marconi-Elliott Avionic Systems в 1973 году разработали цифровой индикатор движущихся целей. Это несколько уменьшило влияние погодных условий на работу РЛС и увеличило дальность обнаружения. При этом автоматизированной системы передачи данных на «Шеклтоне» не было, и оповещение об обнаруженных воздушных целях шло азбукой Морзе, или в голосовом режиме.

Единственным достоинством Shackleton AEW.2 была экономия бюджетных средств, так как не пришлось тратиться на строительство новых самолётов и РЛС. Но и об эффективности говорить не приходилось, «Шеклтон» в варианте ДРЛО безнадёжно проигрывал американскому «Хокаю» и советскому Ту-126. Даже не пошедший в серию китайский KJ-1 смотрелся гораздо более выигрышно.

Два типа самолётов ДРЛО, состоявших одновременно на вооружении в британских ВВС

Конечно, считать «Шеклтон» полноценным самолётом радиолокационного дозора было нельзя. По всей видимости, и сами англичане это осознавали, что отразилось на круге его задач. Все самолёты, сведённые в одну 8-ю эскадрилью ВВС, больше привлекались к поиску советских подводных лодок, всплывших ночью для подзарядки батарей и идущих под шноркелем, или к поисково-спасательным операциям в Северной Атлантике. В идеальных условиях РЛС AN/APS-20E могла обнаружить подводную лодку на дальности до 200 км. Так или иначе, эксплуатировались раритетные «Шеклтоны» на удивление долго и в конце 80-х смотрелись довольно таки трогательно.

В ходе эксплуатации самолётов с поршневыми двигателями Rolls-Royce Griffon 57A V-12 с жидкостным охлаждением ВВС пришлось решить проблему снабжения их высокооктановым бензином. К тому моменту турбореактивные двигатели большинства британских боевых самолётов работали на авиационном керосине. Один из последних находившихся в эксплуатации самолётов потерпел катастрофу 30 апреля 1990 года. А официально Shackleton AEW.2 сняли с вооружения в 1991 году.

Уже в 1971 году, когда поршневые «Шеклтоны» с устаревшими радарами только начали поступать в ВВС, было абсолютно понятно, что эти безнадёжно устаревшие машины могут лишь номинально считаться самолётами ДРЛО и являются временным вариантом. Британские адмиралы одно время рассчитывали закупить палубный «Хокай». Однако первые E-2А Hawkeye демонстрировали неудовлетворительную надёжность и проблемы с планером.

К тому моменту, когда появился вполне работоспособный вариант E-2С, британский флот уже лишился полноценных авианосцев, а для берегового базирования, по мнению англичан, E-2С Hawkeye имел недостаточную дальность. После периода длительных раздумий британское Министерство обороны отвергло предлагаемый компанией Lockheed проект самолёта ДРЛО на платформе базового патрульного Р-3 Orion. Также дальше бумажной стадии проектирования не продвинулся «воздушный радарный пикет» на базе палубного бомбардировщика Buccaneer. На этой машине предполагалось использовать два разнесённых радара в носовой и хвостовой частях.

Новый британский самолёт ДРЛО можно было быстро создать, установив на свой противолодочный Nimrod MR2 американскую импульсно-доплеровскую РЛС AN / APS-125. «Нимрод», созданный на базе авиалайнера Comet 4C, неплохо зарекомендовал себя в роли патрульно-противолодочного самолёта и дальнего разведчика. Всего был построен 51 «Нимрод» различных модификаций. Но директора британских крупных военно-промышленных корпораций, не желая делиться прибылями с американцами, сумели убедить пришедшее к власти правительство лейбористов, что они могут сами создать современный радиотехнический комплекс, не уступающий по своим характеристикам американской системе AWACS.

Помимо экономии бюджетных средств за счёт унификации с противолодочным Nimrod MR2, руководители компаний Marconi-Elliott Avionic Systems и British Aerospace обещали, что новый английский самолёт ДРЛО будет обладать высоким экспортным потенциалом, что в будущем позволит «отбить» потраченные на программу деньги. Так началась эта авантюра, о которой в Великобритании предпочитают лишний раз не вспоминать.

Полёт первого прототипа Nimrod Airborne состоялся в 1977 году. Внешне самолёт получился на редкость уродливым. Британские разработчики в очередной раз решили пооригинальничать и применили достаточно редкую схему с двумя разнесёнными антеннами РЛС.

Nimrod AEW.3

И без того не самый элегантный «Нимрод» получил «украшение» в виде двух громоздких обтекателей антенн в носовой и хвостовой частях. Британские конструкторы считали, что такая компоновка, по сравнению с вращающейся «дисковидной» антенной над фюзеляжем, позволит существенно снизить массу РТК в целом и уменьшить аэродинамическое сопротивление. Разнесённые двухчастотные антенны РЛС AN/APY-920 исключали возникновение «мёртвых зон» в результате затенения от элементов фюзеляжа, крыла и хвостового оперения. Каждая антенна обеспечивала охват в секторе 180 градусов.

На бумаге радиолокатор, предлагаемый компанией «Маркони», по меркам середины 70-х выглядел очень перспективно. Дальность обнаружения высотных воздушных целей могла бы достигать 450 км. Радиотехнический комплекс должен был в автоматическом режиме определять дальность, высоту, скорость и пеленг цели. Особое внимание уделялось возможности обнаружения маловысотных воздушных целей на фоне штормовой морской поверхности, кроме того, по заявлениям разработчиков станция могла видеть перископы подводных лодок на большом расстоянии, что должно было существенно расширить возможности противолодочной обороны. Благодаря широкому применению высокопроизводительных вычислительных машин обеспечивалось одновременное сопровождение не менее 400 надводных и воздушных целей, а количество операторов по сравнению с американским самолётом ДРЛО и У Е-3А снижалось вдвое.

Первые три Nimrod AEW.3, использовавшиеся для испытаний, были переделаны из противолодочных модификаций. В 1980 году началось серийное строительство, для чего был использован задел по планерам Nimrod MR2. Несмотря на многочисленные нарекания на работу радиоэлектронной аппаратуры и ЭВМ Моd. 4180, первый самолёт в 1984 году для обучения экипажей передали в 8-ю строевую эскадрилью ДРЛО.

Чем при этом руководствовалось командование RAF, принимая самолёт с абсолютно неработоспособным РТК, не понятно. Тем не менее, корпорация «Бритиш Эйрспейс» с учётом первых прототипов успела построить 11 экземпляров Nimrod AEW.3. При этом, несмотря на все усилия, специалистам компании «Маркони» так и не удалось довести до кондиции аппаратную часть.

На новых самолётах ДРЛО не работало, или демонстрировало неудовлетворительные характеристики практически вся аппаратура – радар оказался не способен нормально работать по маловысотным целям, постоянно «висли» бортовые ЭВМ, система автоматизированной передачи данных часто давала сбои, ко всему оказалось, что радиоэлектронная совместимость радиолокационной и связной аппаратуры изначально была плохой. Основная же проблема заключалась в том, что из-за недостаточной мощности передатчика радиолокатора и низкой селективной возможности приемника по параметру «сигнал-шум» отраженный от цели сигнал почти сливался с фоном, и компьютер, мощность которого была недостаточной, не мог устойчиво выделять отметку цели на фоне земли.

В течение долгого времени топ-менеджеры компании «Маркони Авионикс» кормили правительство и военных «завтраками», обещая, что вот-вот все проблемы будут решены, и «не имеющий аналогов» РТК самолёта Nimrod AEW.3 в итоге превзойдёт всех конкурентов. По пришествии 10 лет с начала программы стало ясно, что она не имеет никаких внятных перспектив. Хотя к 1986 году разработчикам радиолокатора удалось решить большую часть проблем с обнаружением целей на фоне подстилающейся поверхности, терпение руководства Великобритании лопнуло и программу закрыли.

На создание изначально мёртворожденного Nimrod Airborne было израсходовано более $ 1 млрд. в ценах начала 80-х. На эти деньги в то время вполне можно было построить полноценный авианосец. Таким образом, желание лейбористов сэкономить на военных расходах привело к многократно большим тратам. Судьба «Нимродов», построенных в варианте ДРЛО, оказалась незавидной. После 1986 года их законсервировали на авиабазе Абингдон, а во второй половине 90-х «утилизировали». К расходам на разработку Nimrod Airborne пришлось добавить около $ 900 млн., потраченных в итоге на закупку в США шести E-3D AWACS, получивших в RAF обозначение Sentry AEW1. Таким образом, в 70-80-е годы программа создания собственного британского самолёта ДРЛО стала величайшим провалом британского ВПК и настоящим «распилом» бюджетных средств. Неудача с доводкой радиотехнического комплекса стала одной из причин ликвидации «Маркони Авионикс». Впрочем, компания не исчезла полностью, а распалась на несколько специализированных фирм.

В середине 80-х британская армия запустила программу создания самолёта радиолокационной разведки, способного вести наблюдение за полем боя в условиях плохой визуальной видимости или в тёмное время суток. В качестве авиационной платформы был выбран лёгкий многоцелевой самолёт с двумя турбовинтовыми двигателями Britten-Norman BN-2Т Defender . Эта машина в силу относительно невысокой стоимости и способности действовать с плохо оборудованных грунтовых аэродромов до сих пор пользуется популярностью.

В транспортном или патрульном варианте «Дефендер» применялся или применяется примерно в 40 государствах по всему миру. В 1984 году в воздух поднялся первый самолёт, оснащённый РЛС с дискообразным обтекателем радиолокатора в носовой части. Помимо радиолокатора, под каждым крылом имелось 2 узла подвески для бомб и блоков НАР, что давало возможность не только наблюдать за обнаруженными наземными целями, но и наносить по ним удары. По всей видимости, возможности этой машины не удовлетворили британских военных и заказов на самолёт радиолокационной разведки не последовало.

В 1988 году впервые влетел самолёт ДРЛО с массивным сферическим обтекателем спереди самолёта. На этой машине созданной в рамках программы ASTOR (англ. Airborne Stand-Off Radar – Бортовой радиолокационный стенд), был применён импульсно-допплеровской радиолокатор Skymaster британской фирмы Thorn-EMI. Радары этого же типа поставлялись в КНР и использовались на китайских самолётах Y-8J.

РЛС Skymaster обеспечивала обзор в секторе 280 градусов и могла вести одновременное наблюдение за 50 воздушными и 32 надводными целями на дальности до 200 км. В состав БРЭО вошли два пульта: один для обнаружения целей, другой для наведения на них боевых самолётов. В перспективе предусматривалась установка аппаратуры передачи данных, госопознавания и системы радиотехнической разведки. Чтобы массивный круглый нос с антенной радиолокатора, не касался грунта, передняя стойка шасси была удлинена на 30 см. Несмотря на относительно небольшую максимальную взлётную массу — 3900 кг, самолёт мог вести патрулирование в течение 6 часов на удалении 100 км от своего аэродрома. Высота патрулирования до 6000 метров, на скорости 315 км/ч. В составе экипажа было два пилота и два оператора РТК.

В целом, с учётом невысокой стоимости и низких эксплуатационных расходов, самолёт в роли вспомогательного воздушного «радарного пикета» был не плох. Он участвовал в ряде авиационных выставок и активно предлагался на экспорт. Есть данные, что BN-2T AEW Defender участвовал в 1991 году в компании против Ирака. Однако иностранные заказчики интереса не проявили, а британские ВВС предпочли более совершенные самолёты радиолокационного дозора.

На основании опыта «войны в заливе» специальная экспертная группа ВВС Великобритании сформировала требования к самолёту радиолокационной и радиотехнической разведки наземных целей. Однако из-за окончания «холодной войны» и урезания оборонных расходов лишь в 1999 году был объявлен конкурс на выбор авиационной платформы для размещения радиотехнического комплекса. Основными претендентами выступили Global Express от Bombardier и Raytheon и Golfstream V корпораций Lockheed Martin и Northrop Grumman. Победителем стал бизнесджет Global Express, главным образом из-за больших внутренних объёмов и более мощных генераторов.

В том же году корпорация «Рэйтеон» начала создание радиоэлектронной начинки в рамках программы ASTOR. Бортовая аппаратура создаваемого самолёта должна была обеспечить дистанционную радиолокационную и радиотехническую разведку и управление нанесением авиационных и артиллерийских ударов в реальном масштабе времени. Прототипом РЛС разведки наземных целей послужила станция ASARS-2 изначально разработанная для высотного самолёта-разведчика U-2. Эта РЛС с антенной длиной 4,8 метра способна обеспечить селекцию движущихся целей, картографирование местности с высоким разрешением и покадровую съемку стационарных объектов. Создание радиотехнического комплекса самолёта Sentinel R1 велось с привлечением широкой международной кооперации. В работах по оснащению самолёта аппаратурой помимо «Рэйтеон» приняли участие британская GEC-Marconi и французская Thomson-CSF.

Схема функционирования системы ASTOR

Помимо радиолокатора, станции радиотехнической разведки, аппаратуры РЭБ и комплекса самообороны в виде буксируемых генераторов помех, автоматов отстрела тепловых ловушек и аппаратуры обнаружения пуска ЗУР и авиационных УР, на борту имеется самая современная система отображения данных и детализации полученной информации в виде карт движущихся на экране широкоформатных дисплеев. При этом находящиеся на борту самолёта аналитики и офицеры управления способны одновременно координировать действия десятков беспилотников и боевых самолётов.

Совместно с самолётом системы ASTOR могут действовать наземные мобильные станции управления. Сбор и передача данных полностью автоматизированы. После того как в ходе испытаний была выявлена способность аппаратуры обнаруживать на большом расстоянии перископы подводных лодок и небольшие надувные лодки, интерес к самолёту Sentinel R1 проявили британские ВМС. После списания патрульных Nimrod MR2 британский флот остался без собственных дальних разведчиков и вынужден арендовать американские RC-135. По мнению адмиралов королевского флота, модифицированные «Стражи» вполне подходят на роль морских патрульно-разведывательных самолётов, но закупка их в ближайшее время ввиду финансовых ограничений крайне маловероятна.

Sentinel R1

Полёт первого прототипа состоялся в августе 2001 года. Первый серийный «Страж» с полным комплексом БРЭО приступил к испытаниям 26 мая 2004 года. Британское министерство обороны заказало 5 самолётов и восемь мобильных наземных станций (шесть на колесных шасси повышенной проходимости вездеходы и два в контейнерах, транспортируемых по воздуху). Стоимость реализации программы с учётом НИОКР составила £ 850 млн. Расходы на содержание самолётов и наземной инфраструктуры на период до 2018 года не должны превышать £54.4 млн. в год.

Самолёт с максимальной взлётной массой 42400 кг способен осуществлять патрулирование продолжительностью 9 часов. За это время он может пролететь 9250 км. Для увеличения скрытности и дальности действия разведывательного комплекса патрулирование обычно ведётся на высоте 12000 метров. В составе экипажа два пилота, два оператора РТК и один офицер управления. На борту самолета также предусмотрены места для дополнительного персонала и сменного экипажа.

Операторы РТК Sentinel R1

Если верить британским СМИ, возможности Sentinel R1 сопоставимы с гораздо более дорогим и сложным американским E-8С JSTARS. Сообщается, что помимо мониторинга наземных целей двухрежимный радиолокатор британского разведывательного самолёта способен обнаруживать «сложные» маловысотные воздушные цели, такие как крылатые ракеты, вертолёты и беспилотники. Благодаря высокой степени автоматизации и более совершенному составу РТК численность экипажа «Стража» удалось снизить до минимума. В данный момент «домом» британских самолётов радиолокационной разведки является авиабаза Уоддингтон в Линкольншире. Там же базируются все дееспособные британские Sentry AEW1.

Боевое крещение Sentinel R1 состоялось в 2009 году в Афганистане. Там самолёты радиолокационной разведки осуществляли слежение за транспортными средствами талибов, выявляли места закладки самодельных взрывных устройств на дорогах, осуществляли координацию ударов авиации и артиллерии, а также вели радиоперехват. Отмечается, что в ряде случаев удавалось обнаружить передвижение пеших групп мятежников. Благодаря высокой чувствительности РТК имеется возможность отслеживать людей, вооруженных лёгким стрелковым оружием.

В 2011 году «Стражи» внесли заметный вклад в координацию действий британской и французской боевой авиации, бомбившей правительственные силы в Ливии. В 2013 году один самолёт был задействован в поддержке операций французского контингента в Мали. В мае 2014 года Sentinel R1 отправили в Гану для оказания помощи в поисках школьниц, похищенных в Нигерии исламистской группировкой Боко Хаарам. В марте 2015 года британское Министерство обороны объявило о переброске на Ближний восток двух самолётов-разведчиков, которые должны были помочь правительственным иракским силам в борьбе с исламистами.

Во время вооруженного противостояния с Аргентиной в 1982 году британский флот испытывал острую потребность в самолетах ДРЛО. В ряде случаев аргентинским самолётам и противокорабельным ракетам «Экзосет» удавалось прорваться к кораблям британской эскадры и их обнаруживали в последний момент визуально. Просвещённым британским мореплавателям очень повезло, что больше половины свободнопадающих авиабомб американского производства попавших в корабли не взорвались, а ПКР у Аргентины было очень мало, в противном случае итог войны мог быть совершенно другим. Так как полноценные авианосцы в Великобритании были списаны в начале 70-х, а на оставшихся кораблях типа Invincible могли базироваться только самолёты укороченного или вертикального взлёта и посадки и вертолёты, речи о принятии на вооружение палубных самолётов ДРЛО не шло, и всё внимание сконцентрировали на вертолётах.

Вскоре после окончания фолклендской эпопеи, во второй половине 1982 года, началось переоборудование в вариант радиолокационного дозора тяжелого противолодочного вертолёта Sea King HAS.Mk.1. Эти винтокрылые машины компании Sikorsky строились в Великобритании по лицензии. Справедливости ради стоит сказать, что констрикторы британской фирмы Westland серьёзно переработали и улучшили исходный вариант.

На бывшем вертолёте ПЛО вместо демонтированного гидроакустического оборудования, был установлен радиотехнический комплекс, включавший в себя обзорный радиолокатор, систему госопознавания, станцию радиотехнической разведки, аппаратуру обработки и отображения данных и средства связи. Переоборудованный вертолёт получил обозначение Sea King AEW.Mk2. Его наиболее заметным внешним отличием стал крупный, полусферический обтекатель антенны радиолокатора размещенный с правого борта вертолета.

Sea King AEW.Mk2

Радиопрозрачный пластиковый обтекатель РЛС Searchwater в рабочем положении опускался вниз, а при посадке на корабль складывался вдоль борта. Эта РЛС, созданная компанией Thorn-EMI, предлагалась для установки на противолодочные самолёты Nimrod MR2, но в итоге использовалась на радиолокационной модификации «Си Кинга». В первом варианте масса радиолокационной аппаратуры достигала 550 кг. Вертолет, оснащенный радиолокатором Searchwater, продемонстрировал неплохие результаты. Вертолёт с максимальным взлётным весом 9760 кг мог патрулировать 2 часа на удалении 100 км от корабля. При высоте полёта 3000 метров имелась возможность обнаруживать крупные воздушные цели на дальности до 230 км и одновременно сопровождать 40 воздушных и надводных целей.

Вертолётом управляли 2 пилота, обслуживанием радиотехнического комплекса были заняты 2 оператора. В распоряжении операторов имелось 3 индикатора кругового обзора. Первоначально выдача оповещения об обнаруженных целях осуществлялась голосом по радио, но впоследствии была создана и внедрена аппаратура автоматизированной передачи данных.

После успешных испытаний вертолёта ДРЛО и устранения выявленных недочётов британский флот вдобавок к первым двум прототипам, переоборудованным из противолодочной модификации, заказал партию из восьми новых машин. В 1985 году они поступили в 849-ю эскадрилью морской авиации. Серийные вертолёты Sea King AEW.5 внешне отличались от первых прототипов антеннами автоматизированной системы передачи радиолокационной информации. Также благодаря внедрению компактных высокопроизводительных ЭВМ число сопровождаемых целей увеличилось до 200. На данной модификации, с целью уменьшения веса радиопрозрачного обтекателя РЛС, его выполнили мягким. Перед началом работы радиолокатора внутрь обтекателя подавался сжатый воздух, и он распрямлялся.

Первым авианесущим кораблём британского флота, с палубы которого осуществляли регулярные патрульные полёты вертолёты ДРЛО, стал Illustrious. Вслед за ним в 1986 году радиолокационные «Си Кинги» вошли в состав палубного аиакрыла авианосца Invincible. К концу 80-х в радарный вариант были переоборудованы ещё 3 противолодочных Sea King HAS 5, после чего число воздушных радарных пикетов в британском флоте достигло 13 единиц.

Во второй половине 90-х характеристики радиотехнического комплекса перестали удовлетворять современным требованиям, в частности британских адмиралов не устраивали ограниченные возможности по обнаружению высотных скоростных целей, летящих выше линии горизонта и не высокая производительность станции. В 1997 году компания Thales выиграла конкурс на модернизацию Sea King AEW. Первоначально планировалось модернизировать все 13 вертолётов, однако впоследствии их число снизили до 9.

Основой РТК модернизированного Sea King AEW.7 стала РЛС Searchwater 2000. По сравнению с прежним радаром его мощность возросла в 3 раза. Благодаря этому увеличилась дальность обнаружения и помехозащищённость. Внедрение современных процессоров обработки информации позволило не только устойчиво обнаруживать и сопровождать цели на фоне земной поверхности, но и обнаруживать движущиеся наземные транспортные средства. При этом число сопровождаемых объектов может достигать 250. В состав ботового комплекса также вошла современная аппаратура защищённой связи и высокоскоростной цифровой канал передачи данных, работающий в частотном радиодиапазоне 960-1,215 МГц.

Для замены вертолётов ДРЛО Sea King AEW.7, эксплуатация которых должна завершиться в 2018 году, компания Thales разработала вертолетную систему раннего радиолокационного предупреждения Crowsnest, опирающуюся на модернизированный радар Searchwater 2000.

Тендер стоимостью $806 млн. предполагает поставку 8 вертолетов AgustaWestland AW101 Merlin Hm2, оснащенных специальным оборудованием. В нем за право поставлять радарную часть и оборудование для постов отображения информации с компанией Thales соперничала американская корпорация Lockheed Martin. Однако эксперты Royal Navy предпочли британский радарный комплекс, чей прототип появился ещё в конце 70-х. Скорее всего это связано не с превосходством радара собственного производства, а с нежеланием делить и без того скудные оборонные заказы с «американскими партнёрами».

Продолжение следует…

/Сергей Линник, topwar.ru/

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Ответить