ПВО особо важных объектов должна быть полигамной

Исследования и эксперименты показали, что достичь высоких показателей живучести однородной группировки ПВО практически любого состава и ее эффективности невозможно. Создание так называемых смешанных группировок в классическом понимании, когда разнородные средства ПВО используются с разных позиций или позиционных районов и управляются со своих командных пунктов, кардинально проблему не решает.

Выживаемость средств ПВО и систем обороны на их основе требует создания из однородных (моногамных) ЗРК и ЗРС путем информационно-технического совмещения комбинированных (полигамных) зенитных ракетных систем (боевых модулей).

Такие боевые модули ПВО позволяют в разы увеличить устойчивость систем защиты особо важных объектов (ОВО) от ударов противорадиолокационных ракет (ПРР) и ВТО, сохранить их способность надежно оборонять прикрываемый объект от последующих основных ударов СВКН и поднять эффективность их поражения в типовых налетах (таких, как по Югославии или Ливии) до уровня 0,9 и более.

Естественно, средства ПВО, входящие в состав полигамной ЗРС системы обороны, должны функционировать в едином информационно-управляющем пространстве, в составе создаваемых ими же автоматизированных разведывательно-огневых группировок ПВО и управляться с единого командного пункта.

Быстрый глобальный контрудар

Лучше с «Тором»

Практически полигамный боевой модуль, защищенный от ударов ПРР и ВТО ближнего действия, создается введением в состав ЗРС «Бук-М2», представляющей основу, боевых машин ЗРК «Тор-М2» (две БМ ЗРК «Тор-М2» вместо двух СОУ и двух ПЗУ соответственно). Необходима только доводка КП ЗРС «Бук-М2» для работы в едином информационно-управляющем пространстве с БМ ЗРК «Тор-М2».

Расчеты и фрагменты натурных испытаний свидетельствуют: совместное применение средств ПВО даже предыдущего поколения – «Бук-М1-2» и «Тор-М1» – в едином информационно-управляющем пространстве позволяет повысить эффективность группировки более чем в 2,5 раза, а устойчивость от поражения ПРР – в 8–12 раз. Прогноз показывает, что совместное боевое применение средств нового поколения «Бук-М2» и «Тор-М2» позволит достичь еще более высоких результатов и сохранить за этим дуэтом статус современного оружия до 2030–2035 годов.

Кстати, вопрос создания полигамных средств ПВО для их самозащиты от ударов ПРР и обеспечения живучести группировок противовоздушной обороны еще в 1998 году докладывался начальнику Генштаба РФ, был одобрен, спланирован к реализации, но в последующем успешно заболтан военными чиновниками.

Следует отметить: проведенные исследования, натурно-цифровое моделирование и результаты опытных боевых стрельб, о чем уже упоминалось, показали, что существенно повысить выживаемость систем защиты (СЗ) критически важных объектов при массированном воздействии по ним ПРР и другого ВТО возможно только с помощью БМ ЗРК «Тор-М2». ЗРПК «Панцирь-С1» в силу заложенных в него технических особенностей принципиально решить указанные задачи неспособен.

СЗ ОВО должна в первую очередь обеспечивать автономный режим функционирования, в том числе своевременную разведку всех типов приоритетных воздушных целей при любой высоте их полета, включая предельно малую, и в полном диапазоне углов места возможных траекторий ПРР и другого ВТО. Для этого в систему защиты должен входить узел разведки и целеуказания (УРЦ) с РЛС разведки воздушных целей, обеспечивающие работу в боевом, дежурно-боевом и дежурном режимах, а также средства пассивной радиолокации (радиотехнической разведки), приема и обработки радиолокационной информации (ПОРИ).

Конкретные типы РЛС и других средств выбираются в зависимости от решаемых СЗ задач (прикрытие мобильного или стационарного объекта) и оперативной подчиненности. Систему связи и обмена данными УРЦ и СЗ ОВО в целом, как показывает опыт, необходимо иметь открытого типа, предусмотрев в ней «шлюзовые» средства получения информации от СПРН, региональных соединений и частей ВКО и ПВО военных командований. Должна быть также проработана и его интеграция при необходимости в системы ПВО на региональном и общегосударственном уровне.

Тучи над «Дональдом Куком»

В состав систем защиты ОВО должны входить также средства, обеспечивающие постановку помех бортовому радиоэлектронному оборудованию пилотируемых и беспилотных СВКН и снижение эффективности (радиуса действия и точности) навигационных систем космического базирования типа GPS. Ранее подразделения и части РЭБ, входившие в состав Войск ПВО, применялись достаточно автономно, а из войск ПВО СВ были изъяты, включены в состав СВ как самостоятельный род войск и использовались также практически самостоятельно. Это далеко не всегда обеспечивало требуемую от них эффективность при решении общих задач.

Вместе с тем возможности РЭБ в совместной борьбе с СВКН, особенно при скоординированных действиях с ЗРС (ЗРК) СЗ ОВО в едином информационно-управляющем пространстве, оценены недостаточно. Серьезных исследований по этому поводу не проводилось, хотя вклад средств РЭБ в повышение эффективности систем защиты ожидаем.

Достаточно вспомнить, например, результаты облета в 2014 году зашедшего в акваторию Черного моря американского эсминца «Дональд Кук» фронтовым бомбардировщиком Су-24, оснащенным комплексом РЭБ. Однако информация по составу и построению подсистемы РЭБ, в том числе противодействующей СВКН, использующим данные системы GPS, достаточно конфиденциальна и должна рассматриваться и обсуждаться при формировании конкретных ТТЗ на определенные СЗ.

Это же относится и к подсистеме защиты ОВО от терактов и нападений наземного противника. Но не из-за конфиденциальности, а скорее вследствие особенностей построения в зависимости от дислокации самого объекта прикрытия в регионе или иной структуре. Однако эта подсистема в СЗ ОВО должна быть и функционировать в едином информационно-управляющем пространстве вместе с другими средствами.

Панцирь будущего

В современных условиях создание и развертывание высокоэффективных систем активной защиты ОВО, прежде всего районов базирования СЯС – первоочередных потенциальных целей быстрого глобального удара, весьма актуально.

Конкретный состав, структура систем активной защиты, принадлежность к тому или иному виду ВС или роду войск – прерогатива Генштаба, важны их создание и боевая эффективность.

Быстрый глобальный контрудар

Исследования показали: систему активной защиты предпочтительно создавать на базе многоканальной ЗРС средней дальности «Бук-М2», дополненной при необходимости огневыми комплексами (боевыми машинами) ЗРК малой дальности «Тор-М2», работающими в едином информационно-управляющем пространстве. Эти предложения базируются на применении серийно выпускаемого вооружения и не требуют значительных дополнительных финансовых и материальных затрат.

«Стратегически важные, дорогостоящие объекты рано или поздно будут нуждаться в средствах активной защиты и нести на себе, как панцирь, эти средства», – считает генеральный конструктор научно-производственной корпорации «КБМ» Валерий Кашин. С этим трудно не согласиться. Хорошо, если бы это услышали в Минобороны и сделали соответствующие выводы.

Необходимость создания высокоэффективных систем защиты особо важных объектов, надеюсь, будет оценена, предложения востребованы, приняты к реализации, а в СМИ развернутся дискуссии по поднятым вопросам.

/Александр Лузан, доктор технических наук, генерал-лейтенант, vpk-news.ru/

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. н-да… и вроде все правильно написано, и тема вроде интересная — но причем тут «глобальный контрудар»??? написали бы «тенденции развития ПРО и ПВО», к примеру — и все бы сошлось… а так — ни то, ни се… да и вывод автора из разряда «кэпа очевидность» — никто, в общем-то, и не спорит, что лучше иметь ЗРК много, хороших и разных, чем мало, плохих и одинаковых… ну и что? чем такой супер-вывод кому полезен? статья ни о чем…

Ответить