Китай

В КНР позже, чем в США и СССР, занялись созданием самолётов ДРЛО, и путь этот был непрост и полон подводных камней. Тем не менее, китайцам удалось добиться в данной области впечатляющих успехов. Одной из основных причин интереса ВВС НОАК к «воздушным радарным пикетам», стали регулярные нарушения воздушной границы КНР разведывательными и боевыми самолётами ВВС США и гоминдановского Тайваня. Пользуясь слабостью наземных китайских средств радиолокационного обнаружения, они вторгались в воздушное пространство на юго-востоке КНР.

По всей видимости, на китайских военных в середине 60-х большое впечатление произвело принятие в СССР на вооружение самолёта ДРЛО Ту-126 с вращающимся грибовидным обтекателем антенны в верхней части фюзеляжа. До начала 60-х Советский Союз являлся основным поставщиком новейших вооружений. Помимо стрелкового оружия, бронетехники и артиллерии, в Китай поставлялись новейшие по меркам 50-60-х годов авиатехника, зенитно-ракетные комплексы и радиолокаторы.

Более того, в СССР прошли подготовку многие тысячи китайских инженеров и учёных, передавалась техдокументация и промышленные линии. Всё это позволило совершить Китаю значительный рывок в деле обеспечения своей обороноспособности и даже приступить к созданию ядерного оружия. Но в начале 60-х отношения между СССР и КНР начали портиться, что сказалось на военно-техническом сотрудничестве, и к моменту принятия на вооружение Ту-126 с радиотехническим комплексом «Лиана», об отправке его в Китай не могло быть и речи.

В этой ситуации китайским специалистам пришлось рассчитывать только на свои силы. Ещё в 1953 году ВВС НОАК было передано 25 дальних бомбардировщиков Ту-4. В Китае эти машины намного пережили поршневые бомбардировщики советской дальней авиации. Если в ВВС СССР Ту-4 списали в середине 60-х, то в КНР они эксплуатировались до начала 90-х. Именно на базе Ту-4, являвшегося советским аналогом Boeing B-29 Superfortress в Китае решили строить свой самолёт ДРЛО. Впрочем, выбора у китайских конструкторов не было, так как Ту-4 тогда был единственной подходящей авиационной платформой.

Для переделки выделили один бомбардировщик, при этом он был существенно модифицирован. Так как при установке радиотехнического комплекса массой 5 тонн и дискообразной вращающейся антенны на пилонах диаметром 7 метров, на 30% возрастало аэродинамическое сопротивление, мощности четырёх штатных поршневых двигателей воздушного охлаждения АШ-73ТК оказалось недостаточно. В итоге первый китайский самолёт ДРЛО было решено оснастить турбовинтовыми двигателями АИ-20К. Незадолго до обострения отношений в КНР передали пакет техдокументации на военно-транспортный самолёт Ан-12 с мощными ТВД созданными под руководством Ивченко. Одновременно с налаживанием строительства Ан-12 на китайских предприятиях осваивалось производство двигателей, получивших обозначение WJ6.

По сравнению с поршневыми АШ-73ТК турбовинтовые WJ6 имели большую длину, что сказалось на управляемости и устойчивости самолёта. Проблему удалось решить увеличением размаха на 400 мм и площади горизонтального стабилизатора на 2 м². Также были установлены вертикальные шайбы на законцовках горизонтального оперения и подкилевые гребни. Для размещения операторов и оборудования пришлось полностью перекомпоновать бомбоотсек.

Испытания самолёта, получившего обозначение KJ-1, начались 10 июня 1971 года. На переоборудование из бомбардировщика в самолёт ДРЛО ушло всего 19 месяцев. Но сами испытания шли очень тяжело. Уже во время первого испытательного полёта выяснилось, что опытный самолёт обладает очень плохой управляемостью, при этом экипажу досаждала сильнейшая вибрация, вызванная воздействием громоздкой антенны на хвостовое оперение. На Ту-4 винты поршневые двигатели имели правостороннее вращение, а на АИ-20К винты вращались влево. При этом возник кренящий момент, который пришлось парировать переделкой управления и изменением балансировки. Для улучшения взлётных характеристик использовались твердотопливные ускорители.

По своим лётным данным KJ-1 мало отличался от Ту-4. Максимальная взлётная масса самолёта ДРЛО стала на 3 тонны больше. Но благодаря более мощным двигателям максимальная скорость осталась практически такой же — 550 км/ч. Скорость на патрулировании — 420 км/ч. Самолёт мог находиться в воздухе около 10 часов. Экипаж 12 человек.

KJ-1

Не меньше проблем, чем двигатели и управление, доставила аппаратура радиолокатора, во время испытательных полётов постоянно происходили отказы. При этом значительная часть элементной базы радиотехнического комплекса была собрана из советских комплектующих или приборов находящихся в опытном производстве. В 60-е годы в СССР только начинали внедряться полупроводниковые элементы, и по вполне понятной причине практически вся элементная база китайского радиолокатора была построена на электровакуумных приборах.

Много проблем экипажу доставила плохая защита от высокочастотного излучения. Впрочем, на советском Ту-126 в этом отношении многое тоже была не идеально. Судя по всему, китайским специалистам не удалось создать аппаратуру автоматической передачи данных на перехватчики и наземные командные пункты. В КНР в те годы отсутствовали автоматизированные системы управления войсками, да и специализированных перехватчиков не было. Принятие на вооружение первого китайского истребителя-перехватчика ПВО J-8 состоялось только в 1980 году.

В ходе испытаний KJ-1 провёл в воздухе несколько сотен часов. С большим трудом радиотехнический комплекс удалось довести до работоспособного состояния, и он продемонстрировал неплохие результаты. Радиолокатор первого китайского самолёта радиолокационного дозора обнаруживал крупные высотные воздушные цели на дальности 300-350 км, крупные надводные цели — 300 км. Однако устойчивого обнаружения самолётов на фоне земной поверхности добиться не удалось. Даже гораздо более продвинутой радиоэлектронной промышленности США и СССР эту задачу удалось решить только в конце 70-х — начале 80-х.

Для селекции воздушных целей на фоне земли требовались достаточно производительные компьютеры, чего, конечно, в Китае в то время быть не могло. К тому же надёжность аппаратуры оставляла желать много лучшего, а наведение истребителей могло осуществляться только по радио, в голосовом режиме. Всё это снижало боевую ценность самолёта ДРЛО, и принимать его на вооружение в таком виде сочли нецелесообразным.

Первый китайский самолёт ДРЛО KJ-1 в экспозиции Пекинского музея авиации

В 70-е годы возможностей китайской радиоэлектроники оказалось явно недостаточно для создания действительно эффективного, надёжно работающего радиотехнического комплекса. В данный момент первый китайский самолёт ДРЛО KJ-1 находится в экспозиции Пекинского музея авиации.

Несмотря на первую неудачу, в КНР не утратили интереса к самолётам радиолокационного дозора, но создавать их на первом этапе решили, опираясь на иностранную помощь. В 80-е годы работы по этой тематике были сконцентрированы в НИИ № 38 корпорации CETC, в городе Хэфэй, в провинции Аньхой. В настоящее время данная научно-исследовательская организация является одним из ведущих китайских центров в области создания радиолокационных систем оборонного назначения.

В 80-е годы КНР и западные страны «дружили» против СССР и Китай получил доступ к некоторым относительно современным видам вооружения западного производства. Эта «дружба» закончилась в 1989 году после подавления студенческих выступлений на площади Тяньаньмэнь. Однако к тому моменту китайские специалисты успели ознакомиться с рядом образцов современного оружия, в том числе и с авиационными радиолокаторами.

До прекращения военно-технического сотрудничества, в КНР было отправлено несколько американских радиолокаторов AN/APS-504, которые были впоследствии использованы для установки на самолёты Y-8 (китаизированный Ан-12). РЛС освещения надводной обстановки AN/APS-504, сканирующая пространство в нижней полусфере, способна обнаруживать крупные надводные цели на дальности 370 км.

Y-8Х

Первый самолёт, известный на Западе как Y-8Х, в начале-середине 1986 года совершил несколько дальних разведывательных полётов в акваториях Восточно-Китайского и Южно-Китайском моря, вдоль побережья Южной Кореи и Японии. В ходе этих полётов на встречу самолёту-разведчику неоднократно поднимались истребители ВВС Республики Корея, Воздушных сил самообороны Японии и ВМС США. Помимо радиолокатора, на борту Y-8Х имелись станции радиотехнической разведки и РЭБ, фотокамеры, инфракрасные датчики, магнитомер, приемник сигналов гидроакустических буёв, усовершенствованные средства связи западного производства и навигационная система «Omega». Задняя рампа была наглухо зашита, а внутренне пространство поделили на несколько отсеков для операторов и электронного оборудования.

По западным данным, всего было построено четыре самолёта Y-8Х. Во второй половине 90-х все они были модернизированы, при этом варианты модернизации существенно отличались. Если судить по набору внешних антенн и подфюзеляжным обтекателям, то один Y-8Х получил РЛС бокового обзора и антенну спутниковой связи, ещё две машины используются для ведения радиотехнической и фоторазведки, а один самолёт переделали в вариант Y-8J.

В августе 1996 года в обход ведённых против КНР санкций британская фирма Racal Electronics поставила 8 авиационных РЛС Skymaster, сумма сделки составила $ 66 млн. При высоте полёта 7000 метров с помощью РЛС Skymaster (Тип 515) можно контролировать морскую акваторию в радиусе 250 км. На дальности 80-90 км радар способен обнаруживать перископы подводных лодок. Маловысотные воздушные цели с ЭПР 5 м² обнаруживаются на дальности 110 км. Радиолокатор может одновременно наблюдать 100 воздушных и 32 надводных целей.

Для установки радиолокаторов было выделено восемь военно-транспортных самолётов Y-8, первоначально поисковые радары также планировалось ставить на гидросамолёты SH-5, однако от этого в последствии отказались. Переделанные самолёты с характерной «бородой» радиолокатора получили обозначение Y-8J. По официальной китайской версии, эти машины предназначались для борьбы с контрабандистами и для «исследования Мирового океана».

Y-8J

Помимо радиолокатора, аэрофотокамер, дополнительных узлов подвески бомб и буёв, самолёты получили увеличенные топливные баки, что увеличило длительность патрулирования до 11 часов при скорости 470 км/ч. Максимальная скорость самолёта — 660 км/ч. Обслуживанием бортовой аппаратуры занято 3-4 человека. Общая численность экипажа — 7-8 человек. По данным Global Security, ввод Y-8J в строй состоялся в 2000 году, примерно через 10 лет патрульные самолёты подверглись модернизации.

Изменились средства отображения информации, вместо мониторов с ЭЛТ были установлены цветные ЖК-дисплеи. В состав бортового оборудования вошли современные станции радиотехнической разведки и новые средства связи. После модернизации самолёты получили тёмную шаровую окраску. Пусть и с некоторыми ограничениями, Y-8J стали первыми китайскими самолётами ДРЛО, способными руководить действиями боевой авиации.

На постоянной основе Y-8Х и Y-8J базируются на аэродроме Лайян в провинции Шаньдун и авиабазе ВМС Датчанг в Шанхае. Патрульный самолёты Y-8Х и Y-8J, несмотря на немногочисленность, стали в ВМС НОАК одним из основных инструментов контроля океанских просторов. В прошлом они регулярно вели сопровождение американских АУГ и контролировали действия японского флота, а также совершали провокационные полёты над спорными Парасельскими островами, островами Спратли, а также островами Джонгша. По данным Military Balance 2016 в ВМС НОАК эксплуатируется восемь самолётов Y-8J.

Самолёты радиолокационной разведки морской акватории Y-8J, оснащённые не самыми современными британскими радиолокаторами, стали первыми машинами такого класса в ВМС НОАК. В силу своих характеристик они не в полной мере соответствуют современным требованиям и стали переходными моделями к более совершенным образцам.

Во второй половине 90-х в КНР приступили к созданию самолёта, способного выполнять те же функции, что и российский Ил-20М или американский E-8 JSTARS. Для размещения разведоборудования были использованы полученные из СССР Ту-154М. По разным данным, в вариант, получивший на Западе обозначение Tu-154MD, переоборудовано от 4 до 6 авиалайнеров. Первый самолёт оснащённый специальной аппаратурой поднялся в воздух в 1996 году, он нёс гирлянду разнокалиберных антенн в нижней части фюзеляжа.

Первый вариант разведывательного Tu-154MD

Согласно информации, опубликованной в китайском сегменте Интернета, на самолёте было установлен радиолокатор, состоявший из передатчика Тип 4401 и приёмника Тип 4402 с максимальной дальностью действия 105 км, что было почти в 2,5 раза меньше возможностей американского E-8А с РЛС AN / APY-3.

В дальнейшем для Tu-154MD в КНР создали радиотехнический комплекс Тип 863, и самолёт приобрел нынешний законченный вид. В передней части фюзеляжа расположена длинная «каноэобразная» антенна РЛС с синтезированной апертурой, ставшая своего рода «визитной карточкой» самолётов радиолокационной разведки наземных целей. Ближе к хвостовой части имеется ещё один обтекатель с антенной системы радиотехнической разведки. Также самолёт несёт широкий набор телевизионных и инфракрасных камер высокого разрешения.

К сожалению, состав и возможности аппаратуры китайского самолёта-разведчика Tu-154MD не раскрываются, сказано, что по ряду характеристик китайский самолёт превосходит E-8С с РЛС AN/APY-7. Впрочем, американский самолёт системы JSTARS не предназначен для ведения оптоэлектронной и радиотехнической разведки, в то время как на китайском Tu-154MD такая возможность имеется, что существенно расширяет спектр его применения. Передача информации в режиме реального времени ведётся через спутниковые каналы связи, или по радиосети с помощью самолётов-ретрансляторов.

Из-за некачественного наземного обслуживания в КНР в 90-х годах случилось две катастрофы Ту-154М, в которых погибло более 220 человек. В результате в 1999 году все «Тушки» были отстранены от пассажирских перевозок и переоборудованы в самолёты-разведчики. Эти машины сохранили окраску китайской авиакомпании China United Airlines и гражданские регистрационные номера.

В прошлом разведывательные самолеты Tu-154MD наш «миролюбивый» восточный сосед и «стратегический союзник» неоднократно использовал для полётов вдоль российских границ на Дальнем Востоке. Эти самолёты разведчики также активно сканируют системы ПВО Японии и Южной Кореи и регулярно встречаются в воздухе с иностранными истребителями.

В конце 2004 года стало известно о появлении в КНР нового самолёта радиолокационной и радиотехнической разведки Y-8G, созданного на основе планера улучшенного транспортника Y-8F-400.

Y-8G

Характерной особенностью Y-8G являются две выступающие антенны по бокам между кабиной пилотов и крыльями. Кроме того, полной переделке подверглась передняя часть самолёта.

Достоверно состав и назначение радиотехнического комплекса неизвестны, но, по мнению ряда западных экспертов, антенны, напоминающие «щёки хомяка» предназначены для сканирования водного пространства на большом расстоянии. Недавно представителями китайского НИИ №14, отвечавшего за разработку радиотехнического комплекса, было заявлено, что самолёт может также использоваться для дальнего наблюдения за полем боя. Кроме того, Y-8G несёт мощные станции РЭБ. Антенны установлены на вершине киля и в хвостовой части самолёта. В отличие от более ранних моделей самолётов радиолокационной разведки, созданных на базе транспортного Y-8, в фюзеляже Y-8G нет иллюминаторов. По информации, опубликованной американскими разведывательными службами, построено четыре самолёта Y-8G.

В 2011 году стало известно о создании в КНР нового морского патрульного самолёта с мощной РЛС. Машина, получившая обозначение Y-8Q, создана на базе транспортно-пассажирского Y-8F-600. Самолёт оснащён новыми турбовентиляторными двигателями WJ-6E с шестилопастными винтами. При весе 61 000 самолёт способен покрыть расстояние более 5000 км и патрулировать 10 часов. Максимальная скорость — 660 км/ч.

Y-8Q

Судя по всему, при создании Y-8Q, китайские конструкторы постарались создать универсальную машину, способную одинаково успешно осуществлять слежение за надводными эскадрами с помощью мощного поискового радара, вести поиск подводных лодок, служить воздушным командным пунктом, а при необходимости наносить удары противокорабельными ракетами, противолодочными торпедами и глубинными бомбами.

Насколько успешно в КНР удалось решить эту задачу, неизвестно, но в ряде источников утверждается, что китайцы при создании Y-8Q позаимствовали ряд технических решений с американского разведчика ЕР-3 Aries II, посаженного на острове Хайнань в начале апреля 2001 года после столкновения в воздухе с перехватчиком J-8II.

После детального знакомства китайских специалистов с бортовым оборудованием радиоэлектронного разведчика, созданного на базе противолодочного «Ориона», самолёт в разобранном виде с помощью российского Ан-124 вернули США. При этом американцы принесли извинения и выплатили вдове погибшего китайского пилота крупную денежную компенсацию.

В состав бортового оборудования самолёта Y-8Q, кроме радиолокатора, входят системы радиотехнической разведки, телекамеры, лазерный дальномер и магнитометр. Во внутреннем отсеке на револьверной установке могут быть подвешены акустические буи, торпеды, глубинные бомбы и ПКР. По состоянию на середину 2016 года испытания проходили четыре Y-8Q.

На базе китайских транспортных Y-8 и российских Ил-76 также создан ряд самолётов ДРЛОиУ, предназначенных для обнаружения воздушных целей и руководства действиями своей авиации. В настоящее время в КНР наблюдается взрывной рост интереса к авиации ДРЛО, на вооружение приняты несколько самолётов, различающихся скоростью и дальностью полёта и типами радиолокаторов. Также ведутся интенсивные работы по созданию тяжелых беспилотников, предназначенных для дистанционной разведки наземных целей, но речь об этом пойдёт в следующей части обзора.

Продолжение следует…

/Сергей Линник, topwar.ru/

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Ответить