В последнее время явно ощущается рост напряженности на океанских просторах по всему миру и, прежде всего, в Азии. Некоторые страны сегодня стремятся усилить свои военно-морские силы и не в последнюю очередь за счет наращивания подводного флота, ведь с момента опубликования в 1870 году романа Жюля Верна «20000 лье под водой» в представлении каждого из нас подводная лодка определено является самой могущественной системой вооружения. Для этих стран — кроме пяти членов Совета Безопасности ООН, имеющих атомные подлодки, а также Индии при прямой поддержке России — ударные субмарины предлагают уникальное средство для ударов по вражеским целям на суше и на море с применением традиционного или (в очень ограниченных случаях) ядерного оружия.

Многоцелевая неатомная подводная лодка или SSK (эта американская аббревиатура в настоящее время широко используется в публикациях для описания обычных поисково-ударных подводных лодок с неядерной энергетической установкой с торпедным или торпедно-ракетным вооружением; в отечественной терминологии ДПЛ или ДПЛРК) представляет собой чрезвычайно эффективный инструмент, сегодня даже более могущественный, когда энергетические установки, гидроакустические станции, управляемые ракеты и торпеды достигли наивысшего технологического развития. SSK может иметь экстремальную продолжительность плавания и низкую шумность (уровень шума ниже 100 децибел), она отзовется на самое безумное желание любого командира судна, начиная от сбора информации на больших дальностях и кончая всеми аспектами боевых действий в океане, включая скрытную высадку и эвакуацию специальных сил.

В настоящее время французская судоверфь DCNS в Шербуре разрабатывает новый проект с использованием опыта, полученного при строительстве современных океанских ударных подлодок с ядерной силовой установкой. Эта модель станет основой для 5000-тонного варианта Shortfin Barracuda, выбранного австралийским флотом в 2016 году

Совершено невидимые и летальные, хорошо скрывающиеся в глубине, современные поисково-ударные подлодки неограниченного плавания в наше время способны скитаться в водах мирового океана точно так же, как их собратья с ядерной силовой установкой и даже ходить под полярными льдами продолжительное время. Являясь одними из самых сложных технических систем, они, однако, действуют в очень суровых условиях, а это подразумевает высокоразвитую промышленность, высокоточные технологические процессы и повышенную прочность конструкции с одной стороны и безупречную ежедневную боевую подготовку в подводном и надводном положении (с целью обеспечения безопасности экипажа и постоянной готовности к выполнению задач) с другой. Этого на данный момент не достижимо для многих флотов, даже в век электроники.

Безграничное и необъятное поле боя

Не так давно глава французской морской гидрографической и океанографической службы (SHOM), Бруно Фрашон заявил: «Сегодня наши знания о поверхности Марса и его рельефе значительно богаче того, что мы знаем об океанах нашей собственной планеты!» SHOM, преемник еще королевского хранилища карт и планов морей, основанного в 1720 году, на сегодняшний день определенно является организацией, которая имеет самые глубокие научные и географические знания о мировых океанах и внутренних морях, т.е. 70% поверхности планеты, чей неровный глубинный рельеф остается окутанным во многом тайной. Это там, путешествуя в глубинах и оставаясь незаметными с поверхности, сотни подлодок, бороздящих океанские массы земного шара, ведущих разведку, обнаруживающих, наблюдающих, слушающих, исследующих, в любой момент готовы действовать по приказу далекого командования.

Начиная с 1993 года, на протяжении 12 лет французский и американский флоты получали обширные познания об океанах нашей планеты в рамках проекта TOPEX/Poseidon (совместная спутниковая программа между американским НАСА и его французским аналогом CNES), которым предусматривалось проведение съемки поверхности мирового океана для того, чтобы получить определенные знания о рельефе морского дна с его огромными подводными межконтинентальными горными цепями. Первый исследовательский океанографический спутник TOPEX/Poseidon, работая на космической орбите, помог революционизировать океанографию, подтвердив необходимость наблюдений океанов из космоса. Хотя поломка прервала нормальную работу спутника в январе 2006 года, радиолокационный высотомер TOPEX/Poseidon предоставил первый непрерывный глобальный обзор поверхности океанов.

С орбиты, расположенной в 1330 км от Земли, спутник TOPEX/Poseidon провел измерения высоты поверхности 95% свободной ото льда площади океана с точностью 3,3 см и это при существующей на тот момент технологии. Спутниковые измерения «холмов» и долин» морского дна привели к фундаментально новому пониманию циркуляции воды в океанах, поспособствовав в то же время вычерчиванию новых маршрутов военных субмарин.

Самым важным достижением проекта стало определение модели циркуляции океанов. Поскольку океан поглощает большую часть тепла получаемого земным шаром от Солнца, то циркуляция океана является движущей силы нашего климата. TOPEX/Poseidon позволил впервые сравнить компьютерные модели циркуляции океанов с фактическими глобальными наблюдениями; собранные данные используются как для улучшения прогнозирования климата, так и в военно-морских исследованиях западных стран. Например, хорошо известен в наши дни тот факт, что подлодки в подводном положении могут зачастую спрятаться от гидроакустических станций до такой степени, что «исчезают» в только им известных слоях океанических подводных течений, дрейфуя с выключенными силовыми установками.

Американо-французский спутник наблюдения TOPEX/Poseidon впервые дал возможность человечеству увидеть точный рельеф дна океанов и морей. А французский и американский флоты получили от этой программы свои реальные стратегические привилегии

Bonita (К-3) — одна из первых ударных подлодок с гидролокатором, специально проектировавшихся для охоты за другими субмаринами. Эта небольшая лодка, спроектированная для массового производства, создавалась в США для соответствия потребностям начала Холодной войны. Три подлодки класса К-1 (позднее переименован в класс Барракуда) были приняты на вооружение в 1951 году. Имея водоизмещение 760 тонн, они значительно меньше стандартных подлодок, изготавливавшихся в годы Второй мировой войны и позднее. Подлодки класса Барракуда, вооруженные четырьмя торпедными аппаратами, были оборудованы современным пассивным гидролокатором Edo BQR-4, устанавливаемым с большим выносом в носовой части лодки. Подлодка в последний раз использовалась в качестве «подопытного» объекта во время ядерных испытаний Eniwetok U.S. в 1958 году, когда ее бортовые электронные системы были выведены из строя интенсивным электромагнитным импульсом, сгенерированным подводным атомным взрывом, хотя корпус подлодки при этом не разрушился

Насколько глубоко они могут погружаться?

Если ранние SSK не могли погружаться очень глубоко из-за своей плохих гидродинамических характеристик в подводном положении, современные подлодки могут погружаться на глубины от 250 до 400 метров, но реальные цифры всегда остаются засекреченными. Насколько глубоко они могут погружаться? Розовощекий французский буржуа сказал бы: «Определенно не глубже, чем президент Франсуа Олланд, чья популярность сегодня достигла дна безучастной агонии!» Если без иронии, то по имеющимся данным, российские тяжелые ракетные подводные крейсеры стратегического назначения проекта 941 «Акула» в настоящее время могут погружаться на рабочую глубину до 700 метров, впрочем как и их американские аналоги ПЛАРБ типа «Огайо». Но определенно эта заниженная цифра оставляет множество вопросов, задаваемых даже дотошными экспертами, без ответов.

Стоит напомнить, что 4 августа 1985 года советская атомная подводная лодка К-278 «Комсомолец» с легким наружным корпусом из титанового сплава, спроектированная Центральным конструкторским бюро морской техники «Рубин» при погружении в Баренцевом море достигла глубины 1027 метров (мировой рекорд среди военных подлодок). На таких глубинах давление воды на цилиндрический корпус лодки достигает 100 бар, то есть 100 кг/см2 или 10 тонн на квадратный метр! В свете подобных критериев, проектирование SSK сегодня требует огромных объемов научных знаний, продвинутой сталелитейной и титановой промышленности, обильных финансовых вливаний и, прежде всего, большого опыта эксплуатации. Вот почему разработчиков и производителей SSK так мало и вот почему подводные лодки считаются одними из самых дорогих и в то же время самыми летальными и неуловимыми системами вооружения.

Сегодня, глядя, например, на обычную столовую вилку или бутылку Кока-Колы, чьи формы вряд ли могут претерпеть значительные изменения, можно сказать, что современные подлодки, по всей видимости, достигли окончательного удлиненного пуле- или сигарообразного силуэта, который вобрал в себя большую часть гидродинамических качеств китообразных, включая ограждение рубки, похожее на спинной плавник касатки. Океанские ударные субмарины нового поколения, вобравшие в себя множество современных прорывных технологий, обладают широчайшими возможностями и могут выполнять множество различных задач не только в качестве платформ вооружения, но и качестве разведывательных и транспортных (включая переброску и десантирование групп специальных сил) систем высочайшего уровня.

Исторически развитие боевого подводного флота уходит своими корнями в начало 20 века, сделав качественный скачок во время Первой мировой войны. Франция, Германия, Великобритания Италия, Япония и США, все они стояли у истоков подводного флота, позднее со Второй мировой войны к ним присоединилась Россия, и еще чуть позже коммунистический Китай, хотя менее мощные в этом отношении страны, как например, Нидерланды и Швеция, также преследуют здесь свои особые национальные интересы. Тем не менее, настоящих проектировщиков подводных лодок с обычными силовыми установками (не говоря уже об атомных) в мире остается не так уж много.

На фото подлодка S74 Tramontane (последняя из четырех SSK класса Agosta испанского флота), пришвартованная к причалу в Картахене, является одной из самых старых неатомных подлодок НАТО. Вошедшая в состав флота в 1985 году, она до сих пор в строю. В общей сложности было построено 13 лодок SSK класса Agosta для Франции, Испании и Пакистана. Последняя из них, 2000-тонная Hamza (S139) Agosta 90B, была построена в соответствии с контрактом с французской судоверфью DCNS о передаче технологий и спущена на воду в Карачи в 2004 году. Восемь подлодок класса Agosta остаются в строю флотов Испании и Пакистана

Tannin, первая из трех подлодок Dolphin II (или Super-Dolphin, вариант Туре 212) построенная немецкой судоверфью TKMS для израильского флота. На фото 2014 года лодка после перехода из города Киль прибыла в порт Хайфы. Верхняя половина и мачты судна как у всех израильских субмарин раскрашены в насыщенный синий цвет, хорошо подходящий для большей части средиземноморских театров. Надпись на иврите означает «Tannin» (Крокодил)

Австралийская субмарина Otama класса Oberon. В настоящее время заменена в австралийском и еще четырех других флотах более современными подлодками. Суда класса Oberon британской постройки считались лучшими поисково-ударными подлодками с обычными силовыми установками, спроектированными компанией Vickers-Armstrong. По имеющимся сведениям, эти очень тихие SSK с обтекаемым профилем (позволяет развить в подводном положении скорость до 17 узлов) имели дальность плавания 10000 морских миль. Для подлодок класса Oberon, которых было построено в общей сложности 27 штук, характерны складывающиеся горизонтальные рули и огромный обтекатель с гидролокатором

Famcomb, одна из шести подлодок SSK класса Coffins австралийского флота, которые представляют сегодня основу подводного флота страны. Все шесть подлодок этого класса водоизмещением 3400 тонн, названного в честь матроса австралийского флота, отличившегося во Вторую мировую войну, являются дальнейшим развитием проекта судоверфи Kockums, Построенные в период с 1990 по 2003 годы, они стали первыми субмаринами, спроектированными в Австралии. Как ожидается, они останутся в составе флота до 2020-х годов, и в соответствии с планами австралийского правительства будут заменены 12 подлодками Shortfin Barracuda Mk.1 постройки французской DCNS, первая из которых должна быть спущена на воду в 2025 году, чтобы остаться на действующей службе еще полвека

Европейские гиганты: DCNS, OCK и TKMS

Поскольку речь в статье идет в основном об ударных подлодках с обычной энергетической установкой, то стоит назвать три европейских чемпиона по их строительству:

— французская судоверфь DCNS из Шербура, разработчик и строитель знаменитых подлодок класса Agosta (13 лодок спущено), класса Scorpene (14 лодок спущено на сегодняшний день) и варианта класса Barracuda (12 лодок планируется для Австралии);

— ЦКБ МТ «Рубин», российская компания из Санкт-Петербурга со своими новыми подлодками класса Амур — преемниками знаменитого семейства класса Кило (собирательное обозначение, принятое в NATO для двух проектов российских подводных лодок: проект 877 «Палтус» и проект 636 «Варшавянка»; 62 лодки разных вариантов построено и 7 из них продано за рубеж), фактически это четвертое поколение подлодок класса Кило, две основных модели которых находятся в разработке;

— немецкая Thyssen-Krupp Marine Shipyards, базирующаяся в Киле, строит знаменитые подлодки HDW Туре 209, которые можно обнаружить в каждом океане, и их преемников Туре 210/212/214.

Все три судоверфи были вполне успешны в продаже своих подлодок во многие страны мира, но TKMS на сегодняшний день является абсолютным чемпионом, она поставила не менее 63 лодок HDW Type 209 (многие из них до сих пор состоят на вооружении флотов 14 разных стран), а также более современные подлодки Туре 212А и 214. Надо признать, что ни один класс подлодок не строился в таком количестве со времен Второй мировой войны. Многие из них были собраны по лицензии на национальных судоверфях Южной Америки, Европы и Азии.

Среди многих заказчиков судостроительной компании TKMS оказался один из флотов, который обратился к Германии с просьбой разработать платформы с уникальным набором подводных характеристик, которые могли бы действовать в самых разных условиях. Небольшая страна, не имеющая стратегических глубин и долгое время испытывающая на себе давление многолетней иранской ядерной программы и враждебность многих арабских государств, затребовала вторую ударную платформу, способную сдержать Тегеран от выполнения очень недипломатичного обещания «стереть Израиль с карты мира». Израильский флот получил эти возможности, купив подлодки Dolphin (схожи с судами Туре 212 немецкого флота) производства TKMS, дополнившие небольшой подводный флот этой страны. Этот вариант, получивший обозначение Super-Dolphin (супер-дельфин) или Dolphin 2, оснащен воздухонезависимой силовой установкой AIP (air independent propulsion), которая позволяет судну действовать в подводном положении длительное время, оставаясь почти бесшумной, что делает ее практически не обнаруживаемой.

Стоит напомнить, что Германия поставила Израилю свои первые две подлодки Dolphin в 1991 году (Dolphin и Leviathan), a также оплатила значительную часть третьей израильской субмарины Tekumah. Ведутся поставки трех дополнительных подлодок проекта Super-Dolphin: Tannin введена в состав израильского флота в 2014 году, Rahav в 2016 году, а поставка третьей лодки Dakar запланирована на 2018 год. Эти подлодки способны оставаться под водой неделями фактически в полной тишине, а это дает Израилю хорошие возможности (непревзойденные на Ближнем Востоке) для ответного удара. Предполагается, что эти субмарины этого класса несут на борту крылатые ракеты с радиусом действия 1500 км.

Концепт большой неатомной подводной лодки проекта HDW Class 216

Новейшим вариантом среди немецких неатомных подводных лодок типа SSK является подлодка HDW Class 216 немецкой судостроительной компании ThyssenKrupp Marine Systems. Многоцелевая двухпалубная субмарина длиной 90 метров имеет комбинированную энергетическую установку, включающую воздухонезависимую часть на метаноловых топливных элементах, обеспечивающую повышенную дальность плавания. На лодке установлены шесть торпедных аппаратов калибра 533 мм (для запуска торпед, противокорабельных торпед мин). Это в сочетании с комплектом продвинутых сенсоров и воздухонезависимой силовой установкой предопределяет назначение подлодки Туре 216 как платформы борьбы с надводными, подводными и наземным целями, а также ведения наблюдения, разведки и сбора информации. Она также может участвовать в операциях специальных сил и выполнять задачи противоминной борьбы.

В компании говорят о двух герметичных камерах, высоком уровне комфорта экипажа и функционально гибком специализированном оборудовании, дополняемом инновационной установкой вертикального пуска VMPL (Vertical Multi-Purpose Lock) для запуска крылатых ракет и выхода беспилотных подводных аппаратов. Судно надводным водоизмещением 4000 тонн имеет гребной винт из композиционного материала и компактное ограждение рубки. На топливных элементах субмарина будет способна оставаться под водой четыре недели и иметь дальность плавания 2400 морских миль при скорости подводного хода 4 узла. С использованием дизельного двигателя подлодка будет иметь дальность плавания 10400 миль при скорости 10 узлов. Высокий уровень автоматизации позволил сократить экипаж до 33 человек плюс места для боевых пловцов и установить продвинутую систему спасения HABETaS.

Три подлодки класса Gotland шведского флота были спроектированы и построены на судоверфи Kockums в Мальме и вошли в состав флота 20 лет назад. Эти современные дизель-электрические субмарины водоизмещением 1500 тонн являются первыми в мире платформами с двигателем Стирлинга и воздухонезависимой силовой установкой, что увеличивает продолжительность пребывания под водой от нескольких дней до нескольких недель. Интересно, что со времени окончания Холодной войны ни один из флотов не наносит внешние отличительные знаки на свои подлодки с целью затруднить их идентификацию при всплытии за исключением нейтральных шведов, которые рисуют знаменитый «Тре Крунур» на рубках своих субмарин. Класс Gotland должен пополниться к 2022 году двумя новыми подлодками А26 постройки Saab Kockums

Блестящее свидетельство тенденции «Делай в Индии» — на фото Kalvari (S50) после спуска на воду на судоверфи Mazagon Dock Shipyards в 2015 году. Головное судно нового класса малозаметных субмарин Kalvari в настоящее время принято на вооружение индийского флота. Как ожидается, пять остальных подлодок водоизмещением 1600 тонн, являющиеся, по сути, проектом Scorpene от DCNS, войдут в состав флота в 2017-2020 годы. Эти быстроходные ударные подлодки с высоким уровнем автоматизации оборудованы шестью торпедными аппаратами калибра 533 мм для запуска 18 тяжелых торпед Whitehead Alenia Black Shark или противокорабельных ракет MBDA Exocet SM39 (или 30 мин вместо торпед). Они постепенно дополнят ударные подлодки классов Shishumar и Sindhughosh, пока те не будут выведены из состава флота после 2025 года. Их не надо путать со старыми подлодками также класса Kalvari постройки 60-х годов, последняя из которых Kursura (S20) была выведена из состава флота в 2001 году

Sindhuvidjay (S62) — одна из десяти ударных дизель-электрических подлодок, в настоящее время состоящих на вооружении индийского флота. Эта подлодка водоизмещением 3000 тонн, построенная в Советском Союзе по проекту Кило, была отнесена к классу Sindhughosh и передана в состав флота в 1991 году

Chakra (571) — единственная ударная подлодка с ядерной силовой установкой в индийском флоте. Эта огромная подлодка проекта Акула-Н с подводным водоизмещением 12500 тонн была спущена на воду в 2009 году и взята в аренду у России на десять лет. Лодка, которая должна быть передана России назад в 2022 году, является для Индии мощным адаптационным инструментом. Процесс боевой подготовки индийского экипажа на этом судне считается важнейшей составляющей собственной программы Индии по ПЛАРБ, чья головная лодка класса Arihant должна вскоре войти в состав флота

Нидерланды на данный момент утеряли все компетенции в сфере строительства подводных лодок и только Швеция и Греция (при содействии TKMS) до сих пор занимаются строительством SSK. Испания также имеет небольшие мощности по строительству субмарин, опыт по которому был получен у французов, когда судоверфь Bazan (в настоящее время Navantia) занималась строительством четырех судов класса Agosta для испанского флота и передних половин двух чилийских Scorpene по лицензии DCN (в настоящее время DCNS).

Подлодки класса S-80 (или класса Isaac Petal) в настоящее время строятся для испанского флота; это увеличенная 2500-тонная копия базовой 1500-тонной подлодки Scorpene, в которой реализованы также и американские технологит. Было заказано четыре лодки, три из которых строятся на судоверфи Navantia. На этих субмаринах устанавливается новая воздухонезависимая силовая установка, что позволяет повысить уровень автономности в подводном положении. Первую подлодку планировалось передать флоту в 2015 году, вторую в 2016 году, но были своевременно обнаружены проблемы с нарушением весового баланса и теперь проект будет задержан на несколько лет. Проект S-80 не привлек ни одного зарубежного заказчика на сегодняшний день, но индийские эксперты называют S-80 в качестве вероятного претендента в конкурсе по подводным лодкам среднего класса следующего поколения для индийского флота.

Продолжение следует…

/Alex Alexeev, topwar.ru/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введи свой комментарий!
Пожалуйста, введи свое имя