28 февраля 1963 года началась разработка одного из самых мощных и эффективных комплексов тяжелых противокорабельных крылатых ракет

Начало 1960-х годов ознаменовалось появлением в составе Военно-морских сил США первого в мире атомного авианосца — «Энтерпрайз». Это событие подтвердило давно беспокоившие Советский Союз сведения о том, что Америка делает основную ставку в развитии своих надводных сил на авианосные ударные группы. Эти группы, с учетом новых энергетических установок, могли не просто обеспечить «демонстрацию флага» на существенном удалении от своих берегов, но и настоящее господство американского флота в Мировом океане.

Старт ракеты П-500 с ракетного крейсера «Варяг».

Составить существенную конкуренцию в этой области советский ВМФ не мог — в том числе и потому, что всегда был «младшим братом» Советской армии, в отличие от американских ВМС. И перед советскими моряками встал вопрос: каким оружием можно угрожать американским АУГ настолько, чтобы заставить их считаться с кораблями, несущими флаг ВМФ СССР, но при этом за не слишком большие деньги? И ответ был найден довольно быстро: ставку сделали на тяжелые противокорабельные ракеты, которые уже стояли на вооружении советского флота.

Но имеющихся тяжелых крылатых ракет П-5 и их наследниц — П-35 и П-6 — явно не хватало, чтобы стать настоящей угрозой для американских авианосцев. И тогда 28 февраля 1963 года на свет появилось постановление Совета министров СССР № 250-89, ставшее точкой отсчета в истории уникальной системы тяжелых противокорабельных крылатых ракет П-500 «Базальт» (что примечательно, тем же постановлением определялось и начало работ по созданию комплекса противокорабельных крылатых ракет П-120 «Малахит»). А воплощать это постановление в жизнь поручили ОКБ-52 Министерства авиационной промышленности — нынешней «Военно-промышленной корпорации «Научно-производственное объединение машиностроения», которым в те годы руководил легендарный конструктор-ракетчик Владимир Челомей.

Быстрее, дальше, незаметнее

Примечательно, что работы над ракетой П-500 и комплексом на ее основе начались, когда еще не завершились испытания крылатых ракет П-35 и ее модификации для подводных лодок П-6. Тем не менее, уже в этот момент было понятно, что новинки достаточно уязвимы для стремительно развивающихся средств противовоздушной обороны авианосных ударных групп, и прежде всего — на «высоком» этапе траектории. Еще одним слабым местом «тридцать пятых» и «шестерок» была необходимость постоянной телесвязи с кораблем-носителем для того, чтобы оператор вручную, основываясь на передаче изображения целей с ракеты, выбрал и назначил ей приоритетную цель.

Было совершенно очевидно, что такая система, хотя и оказалась достаточно удачной и успешной для своего времени, довольно быстро устареет — как только условный противник (то есть реальный американский флот) нарастит мощность и расширит возможности корабельных систем ПВО. А значит, нужно заранее, уже сейчас браться за разработку новой системы и новых противокорабельных ракет, которые дадут советским кораблям фору на десяток-другой лет.

Схема тяжелой противокорабельной крылатой ракеты П-500.

Чтобы справиться с этой задачей, нужно было решить несколько проблем. Во-первых, существенно повысить скорость полета ракеты: как известно, чем быстрее движется цель, тем труднее в нее попасть. Во-вторых, изменить траекторию полета крылатой ракеты, сделав уязвимую «высокую» часть как можно короче, а более безопасную «низкую» — как можно длиннее. В-третьих, переработать систему управления ракетами после выстрела так, чтобы она требовала минимального вмешательства со стороны корабля-носителя. И в-четвертых, нужно было обеспечить ракеты собственной системой «противовоздушной обороны», которая повышала бы их шансы прорваться через барьер корабельной ПВО противника.

Именно эти задачи и пришлось решать создателям П-500 и комплекса «Базальт». И надо признать, они с ними справились весьма успешно. Настолько, что по многим параметрам ракета П-500, или, если называть ее по индексу, присвоенному ей Управлением ракетного и артиллерийского вооружения ВМФ — 4К80, стала первой. Причем первой не только в Советском Союзе, но и в мире.

Сверхзвуковой «Базальт»

Самое, пожалуй, существенное первенство, которым отличалась ракета П-500, стала ее скорость. До нее ни одна крылатая ракета морского базирования в мире не достигала сверхзвука. А «пятисотка» с первых дней училась летать на скорости два-два с половиной М, то есть вдвое быстрее скорости звука у поверхности воды — до 2900 км/ч.

Но чтобы первая в мире сверхзвуковая крылатая противокорабельная ракета морского базирования могла достичь такой скорости, конструкторам пришлось немало потрудиться. Прежде всего, нужно было создать принципиально новый двигатель — прежние, стоящие на «тридцать пятых»и «шестерках», так разогнать ракету не могли. Самостоятельно, в одиночку справиться с решением этой задачи ракетчики из ОКБ-52, естественно, не могли, и им на помощь пришли специалисты из ОКБ-300 — нынешнего ОАО «Авиамоторный научно-технический комплекс «Союз».

Примечательно, что для ОКБ разработка двигателя ракеты П-500 стала фактически первым серьезным заданием: само бюро было создано при предприятии, незадолго до этого сформированном на базе нескольких авиазаводов и КБ, только 1 августа 1964 года. Новый короткоресурсный турбореактивный двигатель повышенной тяги и экономичности получил индекс КР-17-300. И именно он превратил П-500 в сверхзвуковую крылатую ракету — такую, которых и по сей день нет на вооружении флотов ни одной другой страны.

Погрузка ракеты П-500 в пусковой контейнер ракетного крейсера «Москва».

Но мало создать двигатель, который позволяет ракете лететь с такой сумасшедшей скоростью — нужно еще и сделать так, чтобы она от этой гонки не пострадала! Прежние материалы, которые использовались на П-6 и П-35, явно не годились: они были рассчитаны на совсем иные условия полета. За дело пришлось браться конструкторам-прочнистам и металлургам. В итоге в конструкции новинки были — и тоже впервые в истории тяжелых противокорабельных крылатых ракет — широко использованы титановые сплавы. Только они обеспечивали достаточную прочность при очень высоких температурах, до которых раскалялась ракета от трения о воздух на столь высокой скорости.

Существенным изменениям подверглись крылья и киль ракеты. Как и на всех предыдущих крылатых ракетах челомеевского ОКБ, на П-500 крылья оставались сложенными до тех пор, пока она не стартовала и не покидала транспортно-пусковой контейнер. Но сами крылья стали заметно иной формы. Вместо привычных стреловидных «пятисотку» оснастили трапециевидными с отрицательной стреловидностью по передней кромке. За счет этого новое крыло обладало необходимой для стабильного полета площадью при небольшом размахе, который задавал размер контейнера. Кроме того, новая конструкция делало крыло достаточно жестким и прочным, чтобы оно, во-первых, выдерживало сверхзвуковые скорости, а во-вторых, эффективно работало на них. А киль П-500, сохранив традиционную трапециевидную форму и подфюзеляжное расположение, стал заметно длиннее, что обеспечило необходимую для нормальной стабилизации и управления полетом площадь и прочность без изменения габаритов ракеты.

Волчья стая П-500

Еще одно безусловное первенство П-500 в ряду ей подобных крылатых ракет морского базирования — уникальная система управления и бортовая станция радиоэлектронного противодействия, проще говоря, бортовой постановщик помех.

Начать стоит, пожалуй, с системы управления, в которой впервые в истории была использована установленная бортовая цифровая вычислительная машина, выполненная на микромодулях. Сама же система управления, включавшая как оборудование, установленное на ракете П-500, так и на борту корабля-носителя, получила название «Аргон» и была одной из самых передовых для своего времени.
От своих предшественниц — крылатых ракет П-35 и П-6 — «пятисотка» унаследовала систему телеуправления с борта носителя. Но, например, режим работы головки самонаведения ракеты стал совершенно иным.

Поскольку постоянно работающий излучатель ГСН не только дает возможность ракете не терять цель, и но цели — «видеть», что ее ищет противник, на П-500 система самонаведения работала не все время. Как только ракета, шедшая на «высоком» участке траектории, по указанию оператора захватывала цель, излучатель головки самонаведения отключался, чтобы вновь включиться уже на подлете к цели. Как считали разработчики, пары минут, в течение которых стремительно мчащаяся к месту назначения ракета «молчала», не давая знать о себе цели, было достаточно, чтобы обмануть систему обнаружения корабельной ПВО, но недостаточно для того, чтобы сама цель успела далеко уйти с места, где ее «захватила» система самонаведения П-500.

Ракета П-500 стартует из пускового контейнера во время испытаний.

Но этим новшества в системе управления не исчерпывались. Тактика применения системы «Базальт» предусматривала исключительно залповое использование крылатых ракет П-500. Идея была проста: при совершенствовании корабельных средств противовоздушной и противоракетной защиты более высокие шансы прорваться к цели имеет не одиночная ракета, а ракета из целой стаи, запущенной носителем. Но как заставить эту стаю не просто лететь в одном направлении, а еще и действовать сообща, решая, кто какую цель поражает и выбирая среди них самые важные?

Такую возможность комплексу «Базальт» как раз и давала система управления «Аргон» и установленные на ракетах бортовые цифровые вычислительные машины. Теперь — впервые в мире! — из восьми ракет, выпущенных залпом (а именно столько составлял максимальный залп) одна, которая шла выше всех — на высоте 5 км, чтобы не терять цель из виду, становилась своего рода «целеуказателем». Она поддерживала связь с носителем и сама вела поиск целей в пассивном режиме, а если надо и если позволяли условия, то и в активном. Именно эта ведущая ракета выбирала для себя самую крупную цель в ордере, полагая, что это и есть авианосец (для чего, по идее, именно эта ракета оснащалась ядерной боеголовкой), после чего распределяла оставшиеся цели между идущими на высоте 40-50 м над поверхностью моря остальными семью П-500, помогая им не целиться всем вместе в один корабль. Затем ведущая ракета резко снижалась, все восемь включали головки самонаведения и шли к своим целям. Причем противник не мог избавиться от угрозы, сбив высоко идущую ракету-«командира»: как только она гибла, ее роль брала на себя другая ракета, а предсказать, какая, корабль-цель не мог.

Ракета со своей ПВО

А еще противник не мог больше рассчитывать на то, что достаточно просто запустить зенитную ракету в направлении атакующей П-500 и ждать, пока она уничтожит угрозу. На П-500 — и опять впервые в мире! — установили бортовую систему радиотехнической защиты, которая обеспечивала отвод зенитных ракет и ракет класса «воздух-воздух», которыми оснащались базирующиеся на авианосцах истребители. Так что даже после того, как в 1975 году П-500 и система «Базальт» были приняты на вооружение, оснащенные самыми современными ракетами Phoenix истребители F-14 Tomcat не могли гарантировать, что не допустят опасных гостей к своим авианосцам и другим кораблям ударных авианосных групп.

Вид на пусковые установки комплекса «Базальт» на крейсере проекта 1164.

Кстати, именно появление и активное развитие тактики применения ударных авианосных групп ВМС США вынудили советский Военно-морской флот создать одну из самых современных на тот момент информационно-разведывательных систем СССР — Морской космической системы разведки и целеуказания (МКРЦ). Причем впервые эта система была использована в полном объеме именно в связке с системой «Базальт». Так что можно считать, что в какой-то мере появление П-500 послужило одним из поводов для разработки МКРЦ: именно она обеспечивала системе «Базальт» возможность точного и своевременного обнаружения целей, распределения их по классам, отслеживания и выдачи оперативного целеуказания.

Об истории и тонкостях работы МКРЦ подробно написано тут, и углубляться в них мы лишний раз не будем. Стоит лишь отметить, что первая часть комплекса, основу которой составляли спутники радиолокационной разведки, приняли на вооружение в тот же год, когда ракеты П-500 встали на вооружение советских подводных лодок — в 1975-м. А три года спустя, вскоре после того, как «Базальт» приняли на вооружение надводных кораблей — авианесущих крейсеров типа «Киев», МКРЦ заработала в полном объеме, включив в свой состав спутники радиотехнической разведки.

12 лет от кульмана до палубы

Впрочем, все это было еще впереди, когда в декабре 1963 года в челомеевском ОКБ-52 заканчивали работу над эскизным макетом будущей П-500. И далеко впереди: поскольку перед разработчиками стояла задача создать ракету и комплекс на ее основе, которых не было никогда, работа над новинкой растянулась надолго. Только шесть лет спустя, в 1969 году на военно-морском испытательном полигоне «Нёнокса» (нынешний 45-й Государственный центральный морской испытательный полигон ВМФ) начались первые наземные испытания.

Сначала велись так называемые бросковые испытания, старт которым был дан в мае 1969-го. Затем наступил черед автономных полетов, в которых использовали ракеты, не оснащенные радиотехнической аппаратурой. На этом этапе важнее всего было понять, как ведут себя прототипы П-500 в воздухе на разных режимах, насколько они стабильны в полете и так далее. Эти запуски, в ходе которых в воздух поднялись шесть ракет, продолжались до июня 1970 года, после чего в испытаниях наступила небольшая пауза: к следующему этапу готовили уже полноценные П-500 с полной радиотехнической начинкой. Запуски этих ракет начались в июле 1971 года — но, увы, закончились не слишком удачно. Система управления сбоила, ракеты летели не так и не туда, куда и как нужно было испытателям. В итоге пуски прекратили, взяв тайм-аут для доработки систем, и возобновили почти через год.

Этот этап испытаний тоже нельзя было назвать легким. Но тем не менее ракеты постепенно «учились» выполнять поставленные перед ними задачи, согласовывать между собой свои действия и атаковать противника так, как им полагалось. К ноябрю 1973 года этот этап испытаний завершился; всего было запущено 14 ракет. А через пять месяцев начался очередной, финальный этап испытаний. Он состоял из запуска 14 тяжелых противокорабельных крылатых ракет П-500, в том числе залпами по две и три ракеты, в Белом море с борта подводной лодки К-28 проекта 675. Последняя из них была выпущена 9 октября 1974 года, а 11 августа 1975-го комплекс «Базальт» и ракета П-500 совместным постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР приняли на вооружение Военно-морского флота.

Подлодки получают П-500

Первыми новые крылатые ракеты получили на вооружение подводники. Поскольку ракеты П-500 разрабатывались с таким расчетом, чтобы для них можно было после небольшого удлинения использовать транспортно-пусковые контейнеры от ракет П-6, под применение комплекса «Базальт» стали переделывать атомные подлодки проекта 675. Ведь они с самого начала проектировались под комплекс крылатых ракет П-6, а значит, их проще всего было адаптировать под применение новинки.

Подлодка проекта 675МК, вооруженная крылатыми ракетами П-500 комплекса «Базальт».

В общей сложности по проекту 675МК, который предусматривал установку на подлодках восьми транспортно-пусковых контейнеров для ракет П-500, модернизировали девять субмарин. Еще одна лодка — та самая К-28 — прошла модернизацию по проекту 675МУ: на ней установили систему целеуказания «Успех». И это были последние советские субмарины, которые имели на вооружении противокорабельные крылатые ракеты с надводным стартом. Увы, лишнее время, которое лодки тратили на всплытие и подготовку к залпу и необходимость оставаться в надводном положении до тех пор, пока все восемь ракет не поразят цели, делали субмарины проекта 675МК слишком уязвимыми. А самое главное, надводный старт крылатых ракет лишал подлодки их самого главного преимущества — скрытности, откровенно демаскируя положение подводной лодки в момент старта ракет.

Намного более удачной была судьба П-500 на надводных кораблях. Как уже говорилось вначале, П-500 стала первой крылатой ракетой ОКБ-52, разработанной как универсальное оружие для подводных лодок и надводных кораблей. Но если носители-подлодки к моменту принятия комплекса «Базальт» на вооружение уже были готовы, то первые корабли под него — авианесущие крейсера типа «Киев» — только достаивались и закладывались. Так что у разработчиков, которые отвечали за создание системы запуска ракет П-500 комплекса «Базальт» в варианте надводного базирования было время и возможности, чтобы справиться с одной неприятной особенностью новых ракет, выявившейся в процессе испытаний.

Пусковые установки комплекса «Базальт» на полубаке авианесущего крейсера «Баку».

Регламент запуска ракет П-500 предусматривал почти полуминутный разгон маршевого двигателя в открытом контейнере, после чего ракета стартовала к цели. При залповой стрельбе полагалось одновременно начинать разгонять маршевые двигатели всех восьми ракет. Но во время первых испытательных залпов выяснилось, что пороховые газы от стартовых двигателей первой ракеты попадают в воздухозаборники остальных — и глушат их маршевые движки! Происходило это из-за недостатка кислорода и высокой температуры газов. На подводных лодках справиться с этой проблемой удалось только после того, как разработчики пусковой установки для надводных кораблей решили ее с помощью программных методов. В результате был найден оптимальный порядок запуска ракет в залпе, позволявший избегать глушения маршевых двигателей: в последовательности 4-7-3-8-1-6-2-5.

Крейсера-ракетоносцы

Первым надводным кораблем, который получил спаренные пусковые установки П-500 комплекса «Базальт», стал авианесущий крейсер «Киев» проекта 1143. Он вступил в строй в 1975 году, а в 1976-м перешел к месту своей службы — на Северный флот. Именно там крейсер во второй половине года провел испытания своей новой ракетной системы, по итогам которых в 1977 году «Базальт» был принят на вооружение надводных кораблей. Спустя два года после «Киева» вступил в строй второй крейсер проекта 1143 — «Минск», а в 1982 году — третий, «Новороссийск».

На всех трех кораблях было по четыре спаренных пусковых установки комплекса «Базальт», в которых располагались восемь ракет П-500. Еще восемь таких же ракет хранились в арсенале крейсера, чтобы при необходимости можно было перезарядить пусковые установки после залпа. Но этот процесс оказался настолько сложным, что на последнем корабле проекта — крейсере «Баку» (позднее был переименован в «Адмирал Флота Советского Союза Горшков») от запасных ракет отказались, вместо этого увеличив число пусковых установок до шести, а контейнеров с ракетами — до двенадцати.

Спаренные пусковые установки с контейнерами для ракет П-500 на палубе авианесущего крейсера «Киев».

Когда тяжелый авианесущий крейсер «Киев» в 1972 году только-только готовили к спуску на воду, Северному проектно-конструкторскому бюро в Ленинграде поручили создать крейсеры нового проекта — 1164, получившие шифр «Атлант», а на Западе названные «Слава-класс». Такое имя корабли получили по первому крейсеру проекта, вступившему в строй в 1983 году. Первоначально эти корабли должны были нести столько же пусковых установок «Базальта», сколько и «Баку» — двенадцать, но располагать их предполагалось иначе: по три пары по каждому борту, неподвижно, под углом к продольной оси судна. Но уже на этапе работы над эскизным проектом стало понятно, что корабль может нести и больше ракет, так что в итоге их количество довели до 16. Зато на этих крейсерах не было никаких проблем с загазованностью пусковых установок в момент залпа: каждый контейнер получил собственный забортный газоотвод.

Первым в строй в 1983 году вступил ракетный крейсер «Слава», котороый в 1996 году унаследовал имя «Москва» от ушедшего в запас противолодочного крейсера проекта 1123. Следующим стал ракетный крейсер «Маршал Устинов», вступивший в строй в 1986 году, а последним, третьим — ракетный крейсе«Червона Украина»р, в 1996 году переименованный в «Варяг».

Устарел ли «Базальт»?

Комплекс «Базальт» в момент принятия на вооружение превосходил по своей эффективности и тактико-техническим характеристикам все существующие советские и разрабатываемые зарубежные комплексы такого же назначения. И до сих пор он, пусть и в модифицированном варианте П-1000 «Вулкан», но остается на морской службе. В частности, именно «Вулканами» с крылатыми ракетами П-1000, представляющими собой чуть облегченную, получившую большую дальность и новую систему управления ракету П-500, вооружен действующий флагман Черноморского флота — ракетный крейсер «Москва». Такой же комплекс несет на борту ракетный крейсер «Варяг», флагман Тихоокеанского флота России. А ракетный крейсер «Маршал Устинов», по-прежнему несущий службу на Северном флоте, как и раньше, имеет на вооружении старый добрый «Базальт».

Ракетный крейсер «Маршал Устинов», вооруженный системой «Базальт» с крылатыми ракетами П-500.

В последнее время и российские, и западные конструкторы-ракетчики постепенно отказываются от создания тяжелых противокорабельных крылатых ракет. Ставка сделана на создание плотного «роя» легких противокорабельных крылатых ракет, каждая из которых в одиночку не способна пустить на дно достаточно большой корабль, но попадание нескольких сразу наверняка будет для него смертельным. При этом плотный рой обеспечивает перегрузку систем наведения корабельной ПВО, и за счет этого атакующая «стая» получает более высокие шансы добраться до цели. Но все эти соображения не свидетельствуют, что пора списывать со счетов надежный «Базальт» и его наследников — «Вулкан» и «Гранит». По мнению экспертов, сочетание тяжелых противокорабельных крылатых ракет с их более легкими «сестрами» может быть гораздо более эффективным, чем применение каждого вида в отдельности.

По материалам сайтов:
http://rbase.new-factoria.ru
http://bastion-karpenko.ru
http://testpilot.ru
http://wartools.ru
http://www.cruiser-moskva.info
http://razgromflota.ru
http://ot-a-do-ya.org
http://bastion-opk.ru
http://kollektsiya.ru
http://militaryrussia.ru
http://tvzvezda.ru
http://www.deepstorm.ru
https://ru.wikipedia.org
http://vpk-news.ru

/Антон Трофимов, topwar.ru/

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Было бы любопытно узнать, где автор увидел на П-500 крыло «с обратной стреловидностью по передней кромке». А в целом статья неплоха, прочёл с интересом, хотя сам немного в теме.

Ответить