Что делает человека – человеком? Главным образом воспитание – культура по наследству не передается. То есть что-то, какие-то способности, наклонности, привычки даже – передаются. Но не социальная личность в целом. В Англии в одном из университетов проводили эксперимент: студенты по одному входили в комнату и должны были поставить на пианино вазу с цветами. Все ставили ее посредине. Вошел студент японец и поставил на край. Тоже повторили в Японии и с тем же результатом, только пропорция была обратной. То есть нас воспитывают в любви к симметрии, их – асимметрии. А вот как быть тогда с техникой? На что обращать внимание? И как это, скажем, влияло на создание новых образцов оружия?

Карабин на основе винтовки Арисака «Тип 38».

Что ж, в отношении оружия у тех же японцев сначала было так – как только в стране началась модернизация по западному образцу, японские военные выбрали себе винтовку Ремингтона с крановым затвором. Она показалась им удобнее остальных. Но уже в 1880 году XIX века усилиями майора Цуниёси Мурата Япония получила винтовку его системы калибра 11-мм под фланцевые патроны с дымным порохом. Сама винтовка представляла собой гибрид французской винтовки Гра и голландской винтовки Бьюмонта, которая получила обозначение «Тип 13».

Затем последовала улучшенная модель Тип 18 и, наконец, в 1889 году «Тип 22» калибра 8-мм с восьмизарядным магазином под стволом системы Кропачека – то есть опять-таки за основу был взят французский «лебель». С этой винтовкой японские солдаты разгромили китайскую армию в Японо-китайской войне, но оказалось, что у винтовки есть много недостатков, так сказать «иноземного» происхождения. Как и все винтовки с подствольным магазином, она имела меняющийся баланс. К тому же рост японского солдата не превышал 157 см, а вес 48 кг, то есть они практически поголовно страдали дистрофией, а значит бороться с этим явлением ему было много труднее, чем европейцам. К тому же отдача при выстреле была для них просто чрезмерной, а сама винтовка – слишком тяжелой.

Конечно, можно было заставить новобранцев есть много мяса и наращивать мускулы гантелями, и во флоте так и поступили. Но в армии так сделать было много труднее, поэтому новый начальник стрелкового отдела Токийского арсенала полковник Нарякира Арисака (он сменил на этом посту Мурата, ставшего к этому времени уже генерал-майором) решил уменьшить калибр будущей винтовки до 6,5-мм. Опять-таки обратились к опыту Европы и выяснили, что там самым малокалиберным и слабым в отношении отдачи был итальянский 6,5-мм патрон от винтовки Манлихер-Каркано. В нем было всего 2,28 г бездымного пороха марки Солемит, что позволяло разгонять ее 10,45-граммовую (при стволе длиной 780 мм) до скорости 710 м/с.

Винтовка Арисака «Тип 30».

Арисака посчитал, что этот патрон может быть еще слабее, и поместил в него всего лишь 2,04 г нитроцеллюлозного пластинчатого пороха. Гильза имела длину 50,7-мм, что позволяло обозначить ее параметр как 6,5×50, так и как 6,5×51 мм.

Штык к винтовке Арисака «Тип 30». Сама винтовка пристреливалась без штыка.

В то время многие мэтры оружейного дела с пеной у рта доказывали друг другу одни – достоинства гильзы с закраиной (фланцем), другие – с кольцевой проточкой. Арисака не стал выбирать, а снабдил свой патрон одновременно и закраиной, правда, небольшой, лишь немного большим по диаметру, чем сама гильза, и проточкой. Понятия «большой-небольшой» растяжимы, поэтому есть смысл привести данные для сравнения: у патрона Арисака фланец выступал на 0,315 мм, тогда как у мосинской винтовки на 1,055 мм.

Пуля была традиционно тупая, имела мельхиоровую оболочку и сердечник из свинца. Скорость, которую она развивала на вылете из 800-мм ствола, составляла 725 м/сек. Порох из гильзы при такой длине ствола сгорал целиком, поэтому дульного пламени при выстреле практически не возникало, а звук его был негромким. Так появилась винтовка «Тип 30» образца 1897 года, с которой японские солдаты вступили в войну с Россией. И сразу же после ее окончания, а именно в 1906 году, на вооружение была принята новая винтовка «Тип 38», улучшенная по ее опыту.

Слева патрон к винтовке Мосина, справа патрон к винтовке Арисака.

Затвор к винтовке «Тип 38».

В том же 1906 году одновременно с винтовкой Арисака «Тип 38» на вооружение императорской японской армии был принят и новый патрон, теперь уже не с тупоконечной, а с заостренной пулей массой 8,9 г и с цилиндрической донной частью. Эта пуля имела утолщенную оболочку в головной части, но так как мельхиор по сравнению со свинцом имел меньшую плотность, центр тяжести такой пули смещался назад, что положительным образом влияло на ее устойчивость на траектории и одновременно повышало ее бронебойные свойства.

В 1942 году мельхиоровую оболочку пули заменили биметаллической – у Японии были серьезные проблемы с сырьем. Заряд из бездымного пороха массой 2,15 г позволял развить в канале ствола давление до 3200 кг/м2 и разогнать пулю до 760 м/с. Выпускались патроны с трассирующей пулей (которая обозначалась зеленым лаком), с бронебойной (черный лак), с пулей, имеющей стальной сердечник (коричневый лак).

Прицельные приспособления к винтовке «Тип 38».

Прицельные приспособления и эмблема арсенала производителя.

А вот это то, чего не было больше ни у одной винтовки мира: крышка ствольной коробки, которая открывала ее одновременно с движением затвора. То есть ни грязь, ни песок, сыпавшиеся при разрывах снарядов на головы солдат, попасть в механизм не могли.

Затвор закрыт.

Открытый затвор. Хорошо виден подаватель патронов из магазина.

Для ручных пулеметов изготавливали специальные патроны с зарядом пороха, уменьшенным до 1,9 г., что помогало японским пулеметчикам переносить большой запас патронов. Патроны с меньшим зарядом от обычных не отличались, но имели на коробке специальный опознавательный знак. Соответственно для тренировочной стрельбы использовался патрон, имеющий короткую и легкую цилиндрическую пулю, с томпаковой оболочкой и сердечником из алюминия. Для холостой стрельбы применяли патроны, у которых пуля была скручена из бумаги, а такой же пулеметный патрон имел пулю из дерева. Кроме того, применялись специальные патроны для метания гранат из крепившихся на ствол гранатометов. В обойме японской винтовки также было пять патронов, как и в российской.

Рукоятка затвора поднята вверх. Затвор открыт вместе с крышкой.

Затвор открыт, прицел поднят.

В годы Первой мировой войны выпуск «японских патронов» был организован не только в самой Японии, но и в Англии, где он выпускался под обозначением 6,5х51SR и экспортировался в Россию, закупавшую винтовки Арисака в Японии. Под него же патрон был сделан и первый в мире автомат Федорова.

В 1915-1916 гг. патроны «Тип 38» производились также и в России на Петербургском патронном заводе по 200 тысяч штук за месяц. Конечно, этого было мало, но это было лучше, чем ничего.

Еще раз крупно изображение эмблемы на стволе. Ну любили японцы изображение многолепестковой хризантемы, недаром это была эмблема самого императора.

Итак, что же представляла собой винтовка Арисака «Тип 38» образца 1905 года? Затвор ее сконструирован на основе затвора германской винтовки «Маузер 98», но японцы сумели сделать его более технологичным, так что по этому показателю японская винтовка соответствует американскому «спрингфильду» M1903. Винтовка, несмотря на уменьшенный калибр, получилась достаточно мощной. Более того, по опыту войны был сделан вывод, что ее пули обладают и хорошим пробивным и убойным действием. Благодаря меньшему весу патронов японский солдат мог взять их больше, чем солдаты других армий.

Кроме того, патроны 6,5×50 мм Арисака обладали уменьшенным импульсом отдачи, что положительным образом отражалось на меткости стрельбы. Правда, российские газеты после войны писали, что «наше ружье сильнее японского», однако понятие «сильнее» не значит убойнее, а вот по этому показателю, как это было определено медиками, изучавшими ранения в госпиталях, обе винтовки были практически идентичны. Более удобным был и японский патрон. Благодаря небольшому ранту он фиксировался в патроннике по казенному срезу ствола, что требовало меньших допусков при изготовлении и стволов, и патронов, что особенно выгодно в условиях тотальной войны. Но одновременно маленький рант не мешал расположению патронов в магазине, равно как и их досыланию в ствол.

Мушка с намушником (1).

Мушка с намушником (2)

Рукоятка, находившаяся в задней части затвора, позволяла перезарядить винтовку, не отрывая приклад от плеча, благодаря чему цель из вида не терялась. Скрытый внутри ложи магазин был хорошо защищен от механического воздействия и деформации. Скорострельность составляла 20 выстрелов в минуту, то есть была более чем достаточной.

Чисто субъективно винтовка показалась мне удобной и легкой, хотя вес ее и составлял 4,12 кг. Однако при этом не было ощущения, что в руки тебе дали тяжелый железный «дрын», который сразу же их и оттянул. Было нетрудно переносить ее хватом в районе магазина и затвора, то есть в самом центре тяжести, и также наводить ее на цель.

Полупистолетная шейка приклада очень удобной формы и дает возможность надежно фиксировать винтовку в руках при прицеливании. Утверждалось, что крышка затвора громко стучит, демаскируя бойца, и что японские солдаты ее даже из-за этого снимали. Да, она слегка клацает, но не громче, чем сам передергиваемый затвор, зато плюсы такого решения неоспоримы. Конечно, желательно было бы из нее пострелять, но чего нет, того уж нет! Правда, не могу не отметить, что из всех описанных здесь ранее винтовок (кроме Мартини-Генри!) эта оказалась самой что ни на есть «прикладистой», а самым худшим по этому показателю – карабин Манлихер-Каркано.

В 1914 году полковником Российской императорской армии В.Г. Фёдоровым был проведен полный цикл испытаний японской винтовки «Тип 38», который показал, что она очень рационально сконструирована, то есть от разных образцов оружия действительно взято все самое лучшее. Далее в своем отзыве на винтовку он отмечал, что, хотя она обладает избыточными показателями точности (вот даже как!), ее производство обходится дешевле, чем винтовки Мосина.

По логике после этого вроде бы следовало заменить наш калибр на японский и принять на вооружение японскую винтовку и японские патроны, но понятно, что в ходе войны сделать это было бы невозможно, а после того, как калибр 6,5-мм у нас «пошел», нашим новым военным опять пришло в голову, что «наше ружье сильнее японского» и переубедить их В.Г. Фёдорову так и не удалось! Однако последующие события в оружейном мире показали, что уменьшение калибра вещь необходимая, так что японцы в нужном тренде, как сейчас говорят, были, оказывается, больше 100 лет тому назад!

/Вячеслав Шпаковский, topwar.ru/

12 КОММЕНТАРИЕВ

  1. Никогда не поздно перенимать лучшее у врагов — бывших, настоящих и потенциальных!

    • У нас получается перенимать всякое дерьмо, часто даже не думая и не проводя нормальных исследований. Как пример — калибр 5.45

      • Ну-ка ну-ка — расскажите нам. Какое дерьмо этот 5,45 ))))) просветите весь мир.
        А то вокруг тупые )))) Не забудьте рассказать про преимущества 5,56 с какого-нибудь сайта с автором «известным конструктором» )))))))
        Осветите всей мировой общественности Ваш гений — талантливого конструктора, прозорливого изобретателя. Создателя проектов чудо оружия победившего зло ))))))))

        • Особливо хочу узнать у кого переняли проклятые тупые Советские инженеры, скопировали под копирку гады — 5,45Х39.
          Сперли как автомат Калашникова у немцев.

          • SoSo, совсем очумел, да?
            Калибр 5.45 это наш «ответ Чемберлену».
            Единственное преимущество перед 7.62 это его вес (и цена).
            Как позже выяснилось калибр 6.5-6.7 имеет характеристики (настильность и энергия пули), как у 7.62 или лучше, а по весу не намного хуже 5.45.

  2. А какие собственно претензии к 5.45 патрону обр. 74 года? Особенно к 7Н10 и7Н22.

  3. Статья крайне не объективная, если японский патрон малого калибра был столь хорош, как об этом пишет автор, то как он объяснит то, что японцы от него отказались перед вмв в пользу более крупного и мощного? Итальянцы, кстати, перед вмв тоже отказались от своего патрона малого калибра в пользу более крупного и мощного. Не все так однозначно, как о том восторженно пишет автор. При оценке собственного боевого опыта японские и итальянские военные пришли к выводам противоположным оценкам уважаемого автора. Резоны, вероятно, были столь серьезны, что обе страны решились на переход своих армий на другой калибр. Довольно затратное решение и чреватое массой неудобств.

  4. СерыйВолк ))))
    —SoSo, совсем очумел, да?—
    Наш ответ Чемберлену.
    Ну тогда все страны — преняли дерьмо у англии — Танки ))))))))
    То же наш ответ Чемберлену. Ай какие тупые — надо звездный крейсер делать, а они за идею Танков ухватились паразиты.
    Работы над малоимпульсом, были и до 5,56 в СССР. И практика Въетнама показала их правильность.
    И ессно разработки завершили с успехом. Причем 5,45х39 СССР был лучше по балистике и весу чем патрон США. К тому же пуля не разрушалась в раневом канале, но обладала почти таким же ОД, а вот в патроне НАТО нет. Поэтому в принципе можно сказать, что США грубо нарушает Женевскую конвенцию, пуля разрушается образуя кучу осколков в раневом канале, причиняя излишние увечья. Но уже тогда в ООН все танцевали под бакс — и разрушающуюся пулю США не признали разрывной )))) А вот другие экспансивные боеприпасы многих стран да.
    И претензий к нему НЕТ.
    —Как позже выяснилось калибр 6.5-6.7 имеет характеристики —
    Когда ??? Через 100 лет выяснится, что нужен 5,9мм — это что значит опять гавно выпускаем ? Будем ждать плазменной винтовки. Зачем говно то клепать а ?
    И в заключении.
    Во первых вес боеприпаса 6мм уже больше, гильза та же, пуля тяжелее. А вот скачкообразного улучшения боевых свойств нет. И балистика и ОД примерно такие же. Так что — необходимости преходить на 6мм нет, нецелесообразно. А ну если бабло попилить — эт да вкусно.

    • Я и не говорю, что прямо сейчас нужно переходить на 6.5. Это нужно было делать в 74 году.
      Однако, характеристики оружия во многом зависят от патрона, а совершенствование механики уже практически подошли к своему пределу.
      Насчет плазменной винтовки ничего не выйдет — в атмосфере работать не будет. Скорее на винтовки с ЖМВ перейдут или на Гаусс-технологии.

  5. —Это нужно было делать в 74 году.—
    И перешли на 5,45.
    Я уже приводил Вам доводы. При большем весе (читай носимом боезапасе) нет большого прироста в настильности, пробиваемости и ОД.
    Калибр 5,45 не с потолка брали. А 6,5 приживется в спецоружии и только. ЖМВ — уже пробовали — в ручном оружии *авно получается. Ну а Гаусс в стрелковом оружии — эт вообще фантастика. Проблемы 2 и большие — источник питания и при таких размерах (типа автомат) нужна высокотемпературная сверхпроводимость.

  6. Сейчас новый патрон принимать нужно только вместе с новым автоматом в качестве основного оружия российской армии. А как я посмотрю, «окончательный» вариант АК-12 ничем не отличается от АК-74М с дополнительными обвесами. Так что нового патрона ждать ещё долго.

    • Оружие создается под патрон. А не наоборот.
      Автомат никому не нужен — пока нет боеприпаса.
      А чем таким координально должен отличаться АК-12 ???? Лазером, гауссом или гипнопушкой ?
      Сделали все, что нужно, обновили материалы, добавили возможность обвеса — главное сохранили простоту, надежность, технологичность чуть улучшили кучность. Более не надо ничего. Это оружие для войны — не для тира. Молодцы конструкторы и инженеры — которые не идут на поводу манагеров бездельников. Журналюги (есть такие среди них, называют их так) и манагеры Калашникова (они не могут без этого — печеньки хотят) — напиарили типа будет сенсация, плазменный АК с автоматической ПВО. Теперь же обосрать надо — а то не заплятят за статьи. Журналистов прошу не обижаться — не о вас.

Ответить