Всё началось с приходом к власти в СССР Михаила Сергеевича Горбачева. Пересказывать в сотый раз, что происходило с нашей страной после этого — занятие рутинное и неинтересное. Поэтому перейдем сразу к сути. Задача настоящей работы состоит в том, чтобы понять, насколько сильно окончание холодной войны повлияло на сокращение корабельного состава флотов противоборствующих сторон — США и СССР. Уместно ли говорить об обвале, досрочном списании и деградации ВМФ России в сравнении с аналогичными потерями (если таковые имели место) в США?

Читателю постарше, пережившему 90-е на своей шкуре, сама постановка вопроса покажется абсурдной: ведь всем известно о произошедшем обрушении всего и вся, о царившем бардаке и разрухе. О чем тут вообще можно говорить и спорить? Всё очевидно и давно известно! Не исключение — и автор настоящей статьи.

Однако надо взять себя в руки и встать на место беспристрастного исследователя. Очевидно, что все мы, пережившие 90-е, находимся в положении пострадавших. А пострадавшие, как известно, не только находятся в особом эмоциональном состоянии, но и склонны очень сильно преувеличивать трагичность своего положения. Это не их вина, просто у страха глаза велики. А потому встает законный вопрос: действительно ли все так плохо было в 90-е годы? По сравнению с чем это «плохо» можно считать действительно «плохим»? По сравнению с 80-ми годами? По сравнению с современностью? По сравнению с положением в США в те же временные периоды?

Действительно, кто из тех, кто сокрушается о развале нашего ВМФ в 90-е годы, объективно проводил анализ сокращений в ВМС США? А что, если их сокращения еще масштабнее наших? Получается, что тогда наши потери не столь уж и огромны, если окончание холодной войны одинаково больно ударило и по нашему оппоненту. Вот он, остросюжетный детектив — расследование потерь американского флота!

Другой вопрос: если сокращение действительно было обвальным, то не является ли это следствием объективных процессов? Например, одномоментной утилизацией большого объема устаревшего вооружения. Тогда это просто неизбежная ситуация, и о какой-то катастрофе говорить не приходится.

Ветеранов советского ВМФ, а также остальных патриотично настроенных читателей прошу не закрывать после прочитанного выше эту статью. Самое интересное будет впереди.

Методика расследования

Чтобы ответить на все вопросы, сформулированные выше, нужно изучить и подсчитать все изменения в корабельном составе ВМС США и СССР. Одновременно происходит два процесса — пополнение новыми кораблями и списание выводимых из строя. Между этими двумя потоками находится текущее состояние флота — его боеготовый состав. Таким образом, задача сводится к тщательному учету этих двух потоков.

Работа получается настолько объемной, что требует принятия определенных условий и допущений. Это нормально, ведь любое измерение имеет свою погрешность, свои допуски. Занимаясь данной темой, автор столкнулся с рядом серьезных препятствий, которые и сформировали эти ограничения. Перечислим их ниже:

— В расчетах учтены все боевые корабли и подводные лодки, построенные после 1950 года, а также более ранней постройки, выведенные из боевого состава флотов после 1975 года. Таким образом, исследуемый период: 1975-2015 годы.

— В качестве основного показателя в подсчетах используется полное водоизмещение кораблей. Это связано с тем, что по ряду кораблей США в иностранных источниках указан только этот показатель и отсутствует стандартное водоизмещение. Поиск вне имеющихся баз данных слишком трудоемок. Чтобы подсчеты были справедливыми для обеих сторон, пришлось и для расчетов по ВМФ СССР также учитывать именно полное водоизмещение.

— Очень скудная информация в доступных источниках о послевоенных торпедных катерах всех проектов и ракетных катерах проекта 183Р. Из расчетов они исключены. Однако ракетные катера более поздних типов (205, 205У, 12411, 206МР) учтены, т.к. для советской стороны они были важным фактором боевой мощи в прибрежной зоне.

— Исключены из подсчета все боевые корабли с полным водоизмещением менее 200 тонн, а также десантные корабли с полным водоизмещением менее 4000 тонн. Причина — низкая боевая ценность данных единиц.

— В качестве даты вывода из боевого состава принимается дата, с которой боевой корабль прекращал службу в своем изначальном качестве. Т.е. корабли, не уничтоженные физически, но переклассифицированные, например, в плавучую казарму, будут считаться списанными в момент перевода в статус ПКЗ.

Таким образом, костяк боевого состава, учтенный в полученном массиве данных, включает авианосцы и авианесущие корабли, подводные лодки, крейсера, эсминцы, фрегаты, БПК, СКР, МРК, МПК, РКА, тральщики и десантные корабли с водоизмещением более 4000 тонн.

Результаты представлены в таблице 1. Как видим, достаточно сложная для восприятия таблица. Потому разобьем ее на несколько этапов. Представим ту же информацию в виде таблицы 2 — средние значения по пятилеткам.

В таблице 3 занесены текущие значение полного водоизмещения кораблей и их число. Данные берутся на конец года.

Уже из этих данных можно заметить интересную особенность — ВМФ СССР имеет больше кораблей, но их общее водоизмещение меньше американского. Это неудивительно: едва ли не половину корабельного состава СССР занимали легкие силы — МРК, МПК и катера. Мы были вынуждены их строить, так как угрозы, исходящие от европейских союзников США в прибрежных морях, были существенны. Американцы обходились лишь крупными океанскими кораблями. Но «малые» силы советского ВМФ надо учитывать обязательно. Несмотря на то, что эти боевые единицы индивидуально были слабее иностранных фрегатов, все же они играли существенную роль. Причем не только в прибрежных морях. МРК и МПК были постоянными гостями в Средиземном, Южно-китайском и Красном морях.

Первый этап. Разгар холодной войны (1975-1985 годы)

За точку отсчета принят 1975 год. Время устоявшегося баланса холодной войны. Обе стороны к этому моменту, если так можно выразиться, успокоились. О быстрой победе никто не помышлял, силы были примерно равны, шла планомерная служба. В морях несли боевое дежурство сотни кораблей, постоянно осуществляя слежение друг за другом. Все размеренно и предсказуемо. Научно-техническая революция на флоте давно свершилась, и новых прорывов не предвиделось. Шло методичное совершенствование ракетного вооружения, боевой состав медленно рос. Обе стороны не ударяются в крайности. Одно слово — застой.

Из таблиц видно, как происходит планомерное развитие флотов без заметных перекосов в сторону утилизации, или, наоборот, резкого строительства. Обе стороны вводят в строй примерно одинаковый тоннаж, но США несколько больше заняты утилизацией. Это объясняется выводом из строя в 1975-1980 годах ряда авианосцев и крейсеров времен Второй мировой войны.

Общие цифры говорят о том, что за 10 лет обе стороны увеличили тоннаж флотов примерно на 800 000 тонн.

Второй этап. Накануне развала СССР (1986-1990 годы)

1986 год отмечается ростом утилизации кораблей в СССР. По сравнению с 1984 годом — увеличение более чем в два раза. Но еще более яркий скачок виден в 1987 году. В СССР начинается массовая утилизация кораблей, достигая к 1990 рекордных цифр: 190 кораблей общим тоннажем более 400 тысяч тонн. Невиданные ранее масштабы.

В США схожие процессы начинаются с отставанием в несколько лет, и скачок менее глобальный. К 1990 году США выходят на уровень 250 тысяч тонн и 30 кораблей. Это в 5 раз больше, чем средний уровень в предыдущие годы. Однако в СССР такой скачок еще сильнее — в 10 раз.

Чем объяснить такую ситуацию? В первую очередь очевидна связь со сменой руководства СССР. Начинания Горбачева и нового командующего ВМФ Чернавина в сторону сворачивания холодной войны приносят определенные плоды. Ясно, что нагрузка на экономику со стороны военных машин была огромна, как для США, так и для СССР, и сокращения были неизбежны. В контексте того исторического периода (конец 80-х) нельзя сделать однозначный вывод о вреде подобных сокращений — наоборот, это скорее нужно приветствовать. Вопрос только в том, как эти сокращения осуществляются, но об этом речь пойдет позднее. Пока отметим только то, что с началом разоружения в СССР начинается гигантская, невиданная ранее компания по утилизации корабельного состава, и то, что США подключаются к этой кампании на несколько лет позже. Очевидно, только после того, как убедились в правдивости намерений СССР начать сокращения. И что особенно важно, даже начав аналогичные процессы сокращения, США не торопятся обогнать в этом деле советского партнера — списание в целом идет в 2 раза меньше.

Что касается пополнения флотов, то и в СССР, и в США объем ввода в строй новых кораблей в этот период продолжает медленный рост. Начавшиеся сокращения в итоге на боевой состав влияют не сильно: общая численность флотов чуть снижается, но не слишком резко.

Третий этап. Разоружение на обломках СССР (1991-2000 годы)

Первые года после ликвидации СССР новая Россия придерживается ранее выбранного курса на массовую утилизацию. Хотя рекорд 1990 года не превзойден, цифры первое время колеблются около 300 тыс. тонн в год. А вот строительство новых кораблей выглядит как налетевший на бетонную стену автомобиль — резкое замедление. Уже в 1994 году введено в строй в 10 раз меньше кораблей, чем в 1990 году. Достраивается в основном советское наследие. Неудивительно, что выросший в 10 раз объем утилизации в сочетании с упавшим в 10 раз объемом строительства приводит к плавному падению численности боевого состава. За 90-е годы он снижается более чем в 2 раза.

США, как было отмечено выше, не торопятся перегнать Россию. Советский рекорд утилизации 1990 года США превосходят только в 1994 году. Далее объемы постепенно снижаются. Вроде бы теперь ярко просматривается паритет с Россией. Но это только если не обращать внимания на строительство новых кораблей. А оно в США хоть и снижается, но не так катастрофично, как в России. Причина понятна: в условиях, когда твой бывший противник отчаянно списывает свое оружие, можно не сильно напрягаться. Однако цифры говорят сами за себя: в США строительство не остановилось, и даже относительно России стало в разы больше. В результате общая численность ВМС США снижается очень плавно и незначительно. Если в России падение в 2 раза, то в США всего на 20% от 1991 года.

И «у них» были преждевременные сокращения. На снимке эсминец DD-990 «Ingersoll», прослуживший всего 19 лет. В 2003 году он поработал в качестве мишени. Зафиксирован момент попадания двух ПКР «Гарпун» в учебной атаке

Четвертый этап. Стабильность (2001-2010 годы)

2002-й год становится для России рекордным: не введено в строй ни одного нового боевого корабля. Советский задел в целом достроен в 90-е годы, и вводить больше нечего. А те крохи, что еще не достроены, фактически остановлены в строительстве. Иссякают и объемы под утилизацию: списали уже почти всё, что можно, поэтому объемы продолжают плавно снижаться. Общая численность флота за 10 лет снижается в 1,5 раза. Падение плавное, но непрерывное.

В США в эти же 10 лет объемы утилизации также несколько снижаются, но остаются в 2-3 раза выше, чем в России, впервые за всю историю в исследуемый период. Но при этом строительство сохраняется на достаточно высоком уровне. По сравнению с РФ выше в фантастические 30-40 раз! Все это позволяет США обновлять боевой состав флота, а его общая численность падает так же плавно — всего на 7% за 10 лет (в то время как в РФ падение в 1,5 раза). Общий тоннаж флота США превышает российский в 3,5 раза, хотя еще в 1990 году отставание было в 1,4 раза.

Эсминец DDG-88 «Preble» в 2002 году после передачи ВМС США. Какой бы ни была масштабной утилизация, американский флот пополнялся новыми кораблями регулярно. В 2002 году ВМФ России впервые не получил ни одного боевого корабля. ВМС США получили три эсминца, включая показанный на фото.

Пятый этап. Неустойчивый рост (2011-2015 годы)

Последние 5 лет характеризуются очень малыми объемами утилизации. Списывать, похоже, просто уже нечего. А вот со строительством есть первый, еще неустойчивый рост. Впервые с 1987 года (!) объем ввода в строй новых кораблей превзошел объем утилизации. Произошло это в 2012 году. Благодаря некоторому оживлению строительства за эти 5 лет общая численность боевого состава даже выросла, пройдя дно в 2011 году (опять же, впервые с 1987 года).

В США сохраняется ранее обнаруженная тенденция: плавное снижение численности, сохранение умеренных объемов строительства и списания. За 5 лет боевой состав ВМС США сократился всего на 2,8% и по-прежнему превосходит российский примерно в 3 раза.

Предварительные выводы

Итак, мы выявили главные процессы в области утилизации и пополнения корабельных составов в 1975-2015 годах. Можно подвести предварительные итоги. Но пока постараемся обойти выставления решительных оценок. Просто констатируем факты.

С 1987 года обе страны запустили процессы массового сокращения вооружения. СССР уверенно начал этот процесс первым и решительно, без оглядки на партнеров, наращивал объемы утилизации. США были более осторожны и наращивали объемы сокращений только после СССР. При этом обе стороны сохраняли объемы строительства новых кораблей.

После развала СССР Россия продолжила процесс сокращений, но при этом остановила строительство. Вслед за российской стороной США в тот же период (с отмеченным ранее опозданием) нарастили объем утилизации, но от строительства новых кораблей не отказались. Далее Россия, достигнув дна в 2011 году, постепенно свела объемы списания к минимуму и сделала робкую попытку возобновить строительство (после 2012 года). США в то же время сократили как объемы строительства, так и списания, сохраняя при этом общую высокую численность состава флота.

Продолжение следует…

/Алексей Поляков, topwar.ru/

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Ответить