Во второй половине 20-го века химическое оружие стало дешевой альтернативой ядерному оружию для стран третьего мира, где к власти пришли разного рода авторитарные режимы. Химическое оружие на поле боя представляет ценность только в случае его массированного применения. Для этого лучше всего подходят кассетные авиабомбы, выливные авиационные приборы, реактивные системы залпового огня, большие массы ствольной артиллерии.

Особую угрозу представляют боевые части баллистических ракет, снаряженные отравляющими веществами при применения их по крупным городам. В этом случае счёт числа пострадавших среди мирного населения может идти на десятки тысяч.

khimicheskie_strakhi_chast_2_1Макет химической кассетной боевой части оперативно-тактической ракеты

Угроза применения против мирного населения, наименее защищённого от БОВ, не избирательность, излишние страдания, вызываемые химическим оружием, и окончание «холодной войны» — всё это привело к заключению в 1993 году международной Конвенции о запрещении химического оружия, которая вступила в силу 29 апреля 1997 года.

Но основной причиной отказа от химических арсеналов в США и России стало то, что химическое оружие, созданное для «большой войны», стало слишком хлопотно и затратно, при отсутствии очевидных достоинств перед обычными видами вооружений. Требовались специально подготовленные хранилища и специалисты, ёмкости с ипритом и люизитом, заправленные в годы Второй мировой, коррозировали и были небезопасны, на военных оказывалось большое давление в виде негативного общественного мнения, в итоге содержать БОВ стало слишком обременительно для военных.

khimicheskie_strakhi_chast_2_2

Кроме того, в современных условиях, когда риск глобальной войны упал до минимума, ядерного оружия в качестве средства сдерживания потенциального противника стало хватать с избытком.

Как известно, наибольшие объёмы БОВ имелись в России (40 тысяч тонн отравляющих веществ) и США (28 572 тонн отравляющих веществ). Большую часть (32 200 тонн) накопленных в СССР боевых ядов составляли ФОВ: зарин, зоман, аналог VX, а в оставшуюся часть входили кожно-нарывные яды: иприт, люизит и их смеси.

Нервнопаралитические отравляющие вещества в СССР снаряжались в корпуса боеприпасов, готовых к применению. Иприт и люизит почти полностью хранились в емкостях, всего 2% люизита находилось в боеприпасах. Около 40% ипритно-люизитных смесей в СССР хранилось в боеприпасах.

В США более 60% БОВ (иприт и смеси на его основе, VX , зарин) находилось в ёмкостях, остальное в снаряженных боеприпасах. К настоящему времени стороны практически закончили уничтожение своих химических арсеналов, что было подтверждено взаимными инспекциями предприятий, где велась утилизация и мест складирования БОВ.

khimicheskie_strakhi_chast_2_3Подготовка к утилизации 250 кг химической авиабомбы

К конвенции о запрете химоружия, вступившей в силу 29 апреля 1997 года, присоединились 188 стран. Вне Конвенции остались восемь государств, два из которых — Израиль и Мьянма — подписали Конвенцию, но не ратифицировали её. Ещё шесть стран — Ангола, Египет, КНДР, Сомали, Сирия, Южный Судан не подписали. На сегодняшний день самыми крупными запасами отравляющих веществ обладает Северная Корея, что, конечно, вызывает озабоченность у соседей.

Среди мировой общественности существует вполне обоснованный страх перед химическим оружием и его полное неприятие как варварского средства вооруженной борьбы. Наличие у Сирийской арабской республики химического оружия едва не стало поводом для развязывания Западом агрессии против этой страны. В Сирии наличие химических арсеналов и средств доставки рассматривали как своего рода страховку от нападения Израиля, имеющего ядерное оружие. В 2012 году в распоряжении сирийских военных имелось около 1300 тонн боевых ОВ, а также более 1200 не снаряженных авиабомб, ракет и снарядов. В прошлом обвинения руководства Ирака в наличии ОМП уже стали формальным предлогом для нападения на это государство стран Запада под предводительством США.

При посредничестве России 13 сентября 2013 года президент Сирии Башар аль-Асад подписал акт об отказе от химического оружия, его полной утилизации и последующей ратификации Сирией Конвенции о запрещении химического оружия в полном объёме. 23 июня 2014 года было объявлено о том, что с территории САР для последующего уничтожения вывезена последняя партия БОВ. 4 января 2016 года Организация по запрещению химического оружия заявила о полном уничтожении химического оружия Сирии.

khimicheskie_strakhi_chast_2_4

Казалось бы, тема сирийских отравляющих веществ должна быть закрыта, однако в западных СМИ неоднократно публиковались материалы о якобы применении правительственными сирийскими силами отравляющих газов. И в самом деле международные эксперты неоднократно фиксировали факты применения нервнопаралитических БОВ в Сирии. При этом счёт пострадавших шел на десятки человек. Западные страны как всегда поспешили обвинить во всех грехах регулярную сирийскую армию, однако детальные исследования в местах применения отравляющих веществ показали, что отравляющим веществом зарин снаряжались кустарно изготовленные снаряды. Кроме того, в ходе проведения лабораторной экспертизы фрагментов боеприпасов, снаряженных зарином, выяснилось, что это вещество было низкой очистки и содержало большое количество посторонних химических соединений, что однозначно указывает на непромышленный, кустарный характер производства.

В июле 2013 года появилась информация об обнаружении в Ираке нескольких подпольных лабораторий, где исламисты вели работы по созданию отравляющих веществ. С большой долей вероятности можно предположить, что снаряженные зарином самодельные ракеты попали в Сирию из соседнего Ирака. В этой связи стоит напомнить о задержании турецкими спецслужбами летом 2013 года сирийских боевиков, пытавшихся перевести через турецко-сирийскую границу контейнеры с зарином, и об обнаруженных у убитых исламистов телефонов с видеозаписями, на которых террористы испытывают отравляющие вещества на кроликах.

Сирийские представители неоднократно демонстрировали видеокадры, на которых зафиксированы захваченные у террористов нелегальные лаборатории по производству БОВ. Судя по всему, провокации боевиков с зарином не удались, и обвинить в применении химического оружия правительственными войсками против «мирного населения» не получилось. Однако попыток применения отравляющих веществ террористы не оставляют. В этом отношении Сирия служит им своего рода полигоном.

Изготовление зарина и снаряжение им боеприпасов требует технологического и лабораторного оборудования достаточно высокого уровня. Кроме того, несанкционированная утечка зарина чревата весьма серьёзными последствиями для самих «лаборантов». В связи с этим, если верить российским СМИ, боевики в последнее время применяют химические боеприпасы, снаряженные хлором, ипритом и белым фосфором. Если первые два вещества, хотя и с определёнными ограничениями, о которых речь пойдёт ниже, действительно можно признать отравляющими, то, как в эту компанию попал белый фосфор, совершенно непонятно. Впрочем, дело, скорее всего, в невежестве журналистов, берущихся освещать проблематику химического оружия и в ведущейся информационно-психологической войне.

Возможно, для обывателя, не понимающего разницы между ипритом и белым фосфором, всё едино, но для людей, имеющих представления о ОМП или хотя бы знания школьного курса химии, причисление фосфора к боевым ядам просто смешно. Белый фосфор действительно ядовит и при сгорании образует дым, который при соединении с водой превращается в сильную кислоту, однако отравить фосфором или продуктами его горения в течение короткого времени значительное количество людей невозможно. Удушливый дым является лишь второстепенным поражающим фактором. Впрочем, любой, кто побывал на артиллерийских стрельбах или в зоне полномасштабных боевых действий, подтвердит, что пороховой дым и тротиловая гарь здоровья тоже не добавляют.

Поражающее действие фосфорных боеприпасов основано на склонности белого фосфора самовоспламеняться на открытом воздухе, его температура горения в зависимости от дополнительных компонентов зажигательного снаряда составляет 900-1200° С, и при этом погасить его водой невозможно. Существует несколько видов фосфорных боеприпасов: авиабомбы, артиллерийские снаряды, реактивные снаряды для РСЗО, миномётные мины, ручные гранаты. Некоторые из них предназначены для постановки дымовой завесы, так как фосфор при сгорании даёт густой белый дым.

Так, например, белый фосфор используется в дымовом гранатомете «Туча», устанавливаемом на отечественной бронетехнике, однако никто не считает его химическим оружием. На вооружении Советской армии состояли зажигательные авиабомбы, а также снаряды и мины, где воспламеняющим элементом был белый фосфор.

khimicheskie_strakhi_chast_2_5Момент взрыва фосфорной гранаты

В заметных масштабах белый фосфор применялся ещё в ходе Первой мировой, затем все противоборствующие стороны активно использовали фосфорные бомбы, мины и снаряды во Время второй мировой войны. Так, например, в СССР раствором белого фосфора в сероуглероде (самовоспламеняющаяся жидкость КС) снаряжали стеклянные бутылки и ампулы, используемые против немецких танков. В послевоенное время зажигательные фосфорные боеприпасы имелись в армиях всех развитых в военном отношении стран и многократно применялись в качестве мощного зажигательного средства в боевых действиях.

Первая попытка ограничить применение фосфорных боеприпасов была предпринята в 1977 году в рамках Дополнительных протоколов к Женевской конвенции о защите жертв войны 1949 года. В этих документах запрещается применение боеприпасов с белым фосфором, если гражданские лица попадают вследствие этого в опасность. Однако США и Израиль их не подписали. При использовании против военных целей, расположенных «внутри или в окрестностях населенных областей», оружие, содержащее белый фосфор, по международным соглашениям (Протокол III к Женевской Конвенции 2006 года о конкретных видах обычного оружия), запрещено к применению. Именно в этом контексте следует рассматривать применение сирийской вооруженной оппозицией фосфорных снарядов и мин в населённых пунктах.

В отличие от белого фосфора, хлор действительно признан боевым отравляющим веществом удушающего действия. В нормальных условиях это зеленовато-желтый газ тяжелее воздуха, в результате чего он стелется по земле и может скапливаться в складках местности и подвалах. Однако, чтобы добиться с помощью хлора существенного боевого эффекта, применение этого газа должно вестись в больших масштабах. Во время Первой мировой хлор в основном применяли газобаллоным методом. Снаряжение им артиллерийских снарядов и мин было признано неэффективным, так как для создания необходимой концентрации газа на площади требовался одновременный залп сотен орудий крупного калибра. Для чего террористы наполняют им снаряды, непонятно, ведь в их распоряжении нет сотен тяжелых артиллерийских стволов, сконцентрированных на узком участке фронта.

При одиночном использовании снарядов, мин и ракет снаряжение их обычными взрывчатыми веществами даёт гораздо больший поражающий эффект. Кроме того, хлор в силу своей химической активности разрушает металлические стенки снаряженных им в кустарных условиях снарядов, что ведёт к утечке и ограничивает срок хранения таких боеприпасов.

Гораздо более опасным отравляющим веществом по сравнению с хлором является иприт. В течение долгого времени иприт, известный также как «горчичный газ», считался «королём» боевых отравляющих веществ. При температуре 20° С иприт представляет собой жидкость. В связи с тем, что испарение иприта в нормальных условиях происходит очень медленно, он способен сохранять свое поражающее действие в течение нескольких суток, надолго заражая местность. Иприт химически стабилен и может храниться в металлических емкостях в течение длительного периода времени, к тому же он дешёв в производстве.

Иприт называют кожно-нарывным отравляющим веществом, так как основные поражения происходят при воздействии на кожные покровы. Но действует это вещество медленно: если каплю иприта удалить с кожи не позднее 3-4 минут и обработать это место нейтрализующим составом, то поражения может и не быть. При поражениях ипритом болезненные ощущения — зуд и покраснение — появляются не сразу, а через 3-8 часов, пузыри же появляются на вторые сутки.

Поражающее действие иприта сильно зависит от температуры, при которой происходит его применение. В жаркую погоду отравление ипритом происходит значительно быстрее, чем в холодную. Это объясняется тем, что с повышением температуры скорость испарения иприта быстро возрастает, к тому же потная кожа более подвержена поражающему действию его паров, чем сухая. При сильной степени поражения на кожных покровах образуются пузыри, в дальнейшем на месте их появляются глубокие и долго незаживающие язвы. Заживление язв может протекать от нескольких недель до нескольких месяцев. Помимо кожных покровов иприт способен оказывать отравляющее действие при вдыхании его паров.

Большие концентрации паров иприта в воздухе могут вызывать общее отравление организма, тошноту, рвоту, повышение температуры, нарушения сердечной деятельности, изменения в составе крови, потерю сознания и смерть. Но летальность при отравление ипритом в боевых условиях невелика (несколько процентов). В связи с этим многие специалисты в области БОВ относят иприт к «калечащим» отравляющим веществам: значительная часть пострадавших от воздействия этого яда на всю жизнь остались инвалидами.

По сравнению с нервнопаралитическими отравляющими веществами иприт достаточно легко получить несколькими способами и при этом не требуется сложное лабораторное и технологическое оборудование. Компоненты для изготовления доступны и недороги. Впервые иприт был получен 1822 году. В новейшей истории России зафиксированы случаи изготовления иприта в домашних условиях. Вполне предсказуемо, что сирийские «бармалеи» проявили большой интерес к этому БОВ. Однако у боевиков нет необходимых средств для грамотного применения иприта. Иприт по сравнению с ФОВ для достижения боевой эффективности требует более массированного применения. Лучше всего для распыления иприта подходят выливные авиационные приборы. В этом случае возможно заражение больших площадей. При снаряжении ипритом артиллерийских снарядов, мин и ракет для достижения того же эффекта требуется сделать неприлично большое количество выстрелов.

khimicheskie_strakhi_chast_2_6

Понятно, что у исламистов нет авиации и большого числа артиллерийских систем и значимых запасов иприта. Снаряды с этим веществом могут быть использованы в городских условиях для вытеснения противника с занимаемых позиций, ведь находиться в очаге заражения пусть и медленно действующего ядовитого вещества смертельно опасно. Но в любом случае применение одиночных боеприпасов с ипритом, что мы наблюдали в ходе боёв за Алеппо, никакой пользы в военном отношении принести не могут. Напротив, использование боевых ядов в городской черте выводит тех, кто их применяет за рамки правил ведения боевых действий и превращает в военных преступников. Понимают ли это «бойцы вооруженной оппозиции», сказать сложно. Как показывает практика, экстремисты и воинствующие религиозные фанатики ради достижения своих целей способны пойти на любой шаг.

В существующих условиях химическое оружие, имеющееся в распоряжении вооруженной сирийской оппозиции, в силу малочисленности и невозможности грамотного применения не способно оказать влияние на ход боевых действий. Однако отравляющие вещества в качестве диверсионно-террористического оружия представляют огромный интерес для различных террористических групп и экстремистских организаций. Особенно большую угрозу отравляющие вещества несут в случае химической атаки в крупном мегаполисе с высокой концентрацией населения.

khimicheskie_strakhi_chast_2_7

Можно вспомнить зариновую атаку в токийской подземке 20 марта 1995 года, осуществлённую членами секты Аум Синрикё. Тогда они, незаметно разместив на полу вагонов литровые мешки с жидким зарином, протыкали их, выходя из вагона. Смертельное отравление получили 13 человек, всего пострадало более 5500 человек. Отравление вызвали пары зарина, но если бы террористам удалось распылить его – число жертв было бы неизмеримо больше.

В тоже время, несмотря на присоединение большинства государств к Конвенции о запрете и ликвидации химического оружия, исследования в этой области не прекратились. За рамками соглашения остались многие группы веществ, формально не являющиеся БОВ, но обладающие сходными с ними свойствами. В настоящее время «правоохранительными структурами» для борьбы с массовыми протестами широко используются ирританты – вещества слезоточивого и раздражающего действия.

При определённых концентрациях ирританты, распылённые в виде аэрозоля или дыма, вызывают непереносимые раздражения органов дыхания и глаз, а также кожи всего тела. Эта группа веществ не вошла в состав химического оружия по его определению, данному в тексте химической конвенции 1993 года. В конвенции содержится лишь призыв к ее участникам не применять химикаты этой группы в ходе боевых действий. Однако новейшие ирританты в силу своей высокой эффективности вполне могут использоваться как функциональные аналоги отравляющих веществ удушающего действия. В случае применения слезоточивых и раздражающих газов в сочетании с эметиками – веществами вызывающими безудержную рвоту — солдаты противника не смогут пользоваться противогазами.

К нервнопаралитическим отравляющим веществам по характеру поражения из незапрещённых препаратов ближе всего находятся наркотические анальгетики — производные морфина и фентанила. В малых концентрациях они вызывают обездвиживающий эффект. При большей дозировке наиболее активные из наркотических анальгетиков по своему уровню действия достигают эффекта нервнопаралитических веществ, и в случае необходимости вполне способны заменить собой неконвенционные БОВ.

Широкий резонанс получил случай применения наркотических анальгетиков, связанный с захватом террористами заложников 26 октября 2002 года на Дубровке в Москве, также известный как «Норд-Ост». В ходе спецоперации по официальному заявлению ФСБ, на Дубровке была применена «спецрецептура на основе производных фентанила». Специалисты из лаборатории научных и технологических основ безопасности в Солсбери (Великобритания) считают, что аэрозоль состоял из двух анальгетиков — карфентанила и ремифентанила. Хотя операция закончилась уничтожением всех террористов, и взрыва удалось избежать, из захваченных 916 заложников, по официальным данным в результате воздействия газа погибли 130 человек.

Можно с уверенностью сказать, что, несмотря на декларируемый отказ от химического оружия, отравляющие вещества использовались, используются и будут использоваться в качестве оружия. Однако из средства поражения на поле боя они превратились в инструмент для «умиротворения» протестующих масс и орудие проведения тайных операций.

/Сергей Линник, topwar.ru/

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Комментарий:У США-VX,у нас-VR,и «Новички».За исключением кожно-нарывной гадости-все вполне пригодно к применению.Утилизировать устаревшее в текущей таре-самим геморроя меньше.

Ответить