ak_vs_ar_chast_4_1
«В опытных руках М-16 никогда не окунётсся в грязь, даже если стрелок окажется в ней
по самою маковку, никогда не хлебнет воды и всегда будет вычищена и смазана».

Питер Дж. Кокалис.

Как известно, у всех бойцов НАТО опытные руки, высокая культура и как минимум одно высшее техническое образование. Поэтому появление воды в ствольных коробках их автоматов исключено. Тем не менее, от греха подальше, европейские конструкторы начали переделку стоунеровской газопроводной системы на поршневую. Гидроудар, выводящий из строя оружие, а попутно и бойца, таким решением был исключен, но жизнь еще раз доказала, что если в самом начале была выбрана ошибочная схема, то никакими припарками ее не вылечить.

Морская пехота США упорно отказывается от замены старых добрых проверенных трубопроводов на поршни. Как стало известно от источника, которому у меня нет оснований не доверять, разновидность поршневой модели под маркой HK416 упорно не хочет работать после замочки в воде, а, согласитесь, для морской пехоты это значимый фактор.

Попробуем разобраться. В ролике, который мы смотрели в предыдущей части, прекрасно видно как замоченная арка после нескольких выстрелов начинает нормально работать. Что произошло? Горячие газы, попавшие в ствольную коробку и полость затворной рамы высушили воду и тем самым устранили препятствие для нормальной работы оружия.

Давайте взглянем на затворы HK416 и AR-15 и сравним площади их соприкосновения с затворной рамой:

ak_vs_ar_chast_4_2

Площадь контакта в немецком автомате в несколько раз больше чем в американском. При выгорании или срабатывании смазки в этом месте и попадании вместо нее воды, нагара или пыли произойдет скачкообразное изменение коэффициента трения, а значит и появление всевозможных отказов в процессе работы, как в режиме наката, так и отката затворной рамы. Самое удивительно — как немцы вообще допустили такой явный просчет.

Желающие могут для сравнения самостоятельно поискать изображение затвора MP-18. То есть, еще на заре оружейной автоматики немецким конструкторам и Хуго Шмайссеру, в частности, было понятно, что цилиндрический затвор в трубчатом кожухе будет затираться и поэтому площадь контакта с ним ограничивалась узкими буртиками.

Пожалуй, с мокрыми делами закончим. Перейдем к пыльным.

Пылестойкость

Вот тут  лежит интересная презентация по результатам пылевых испытаний, проведенных в 2007 году Центром Испытаний и Оценки Армии (ATEC — Army Test and Evaluation Center) четырех моделей автоматов, построенных по стоунеровской схеме: M4, XM8, MK16 SCAR и HK416. По русски об этих испытаниях можно прочитать здесь. Три модели XM8, MK16 SCAR и HK416 имеют поршневую схему. Давайте сразу смотреть результирующую таблицу:

ak_vs_ar_chast_4_3

FXT это проблемы при экстракции гильзы из патронника. Как видим, чемпионом по таким задержкам является газопроводная система M4 с результатом 271. Погодите злорадствовать, что для XM8, HK416 и MK16 это количество составляет 9, 3 и 1 соответственно. Такой прекрасный показатель объясняется только тем, что отпирающий импульс на затворную раму передается быстрее и, возможно, даже мощнее за счет жесткой кинематики поршня вместо мягкой газовой. Но тогда затвор должен испытывать на своих упорах бОльшее давление и склонность к увеличению зеркального зазора соответственно. Пыль, попавшая в ствол и тормозящая пулю, и без того увеличивает давление выше обычного. Как результат обрывы гильз для M4, XM8, HK416 и MK16 — 1, 10, 3, 7 соответственно.

ak_vs_ar_chast_4_4

По-моему, лучше иметь двадцать задержек в M16, чем один обрыв гильзы в MK16 SCAR и остаться безоружным. Не откажу себе в удовольствии подчеркнуть — в документе черным по белому говорится о ресурсе оружия в 6000 выстрелов. Цифра, кстати, эмпирическая, она получена еще во времена ВОВ. Скорее всего, она была ограничена, в основном, живучестью ствола, хотя про штурмгевер я бы так не сказал. Тем не менее, производство курц-патронов для Stg-44 было ориентировано исходя именно из расчета 6000 на один автомат.

В настоящее время технология изготовления стволов шагнула далеко вперед. По живучести они в полтора-два раза превышают назначенный ресурс оружия. Так, для АК-74 эта цифра составляет 18 000 при назначенном ресурсе 10 000. Показатель 6 000 — это природный предел для данного комплекса патрон+оружие при эксплуатации в нормальных условиях с нормальным уходом, чисткой и смазкой. Повторяю, цифра эмпирическая, при желании ее можно чуть улучшить за счет технологии, материалов, но для скачкообразного перехода нужно менять конструкцию. Или конструктора.

Шторки

В западном менталитете есть очень хорошая черта. Они любят искать проблемы, формализовать в виде емких и смачных лозунгов, потом объяснять себе и другим как их решать и, главное, зарабатывать на этом деньги. Таким лозунгом в свое время был сплошной реинжиниринг бизнес-процессов. Кто в теме, тот вспомнил и понял, а остальным могу сказать ничего интересного, проблемы сексуальных меньшинств, например, примерно то же самое.

Поиск недостатков в автомате Калашникова они ведут по аналогичной схеме. Например, щель, которая образуется под крышкой ствольной коробки после снятия с предохранителя, объявлена «существенным недостатком», так как через нее внутрь могут попасть камни, песок и прочий мусор, которые «испытатели» с помощью лопаты будут усиленно пытаться протолкнуть внутрь автомата и заставить его таки отказать.

Разумеется, предлагаются различные панацеи в этом случае. Вот одна из них воплощенная в автомате под названием Galil ACE.

ak_vs_ar_chast_4_5

Ну что сказать. Два параллельных направляющих выреза, перпендикулярно открывающему движению с края. Линия расположения выступов для направляющих вырезов ниже линии приложения силы открывающей щиток — получается перекос. Песочку подсыпать между плоскостями щитка и корпусом из пустыни Негев для полного счастья. Короче, решение не «айс». В этом случае надо делать вращающуюся шторку. На самом деле в конструкциях по схеме АК она нужна только для маркетинга.

В истории автомата Калашникова проблему пылезащиты тоже решали с помощью шторки. При разработке и подготовке к производству АКМ задача надежной работы автомата с такой шторкой не была решена, поэтому ее внедрение было отложено на неопределенное время. Решение пришло само собой. В процессе отработки общей надежности автомата, он стал проходить испытания на запыленность при открытом (!) щитке-переводчике без проблем и необходимость в таком щитке отпала сама собой.

Сама по себе конструкция шторки не такая сложная, если делать ее как в штурмгевере или арке. То есть открывающейся автоматически, но закрывающейся вручную. Но в технике, а тем более оружии не должно быть функций, выполнение которых не связано напрямую с основным функционированием. Это аксиома. Рано или поздно боец не закроет шторку и она не выполнит своего назначения. Поэтому наши инженеры из IWA, разрабатывавшие Galil ACE, делали ее автоматически закрывающейся совершенно правильно. То, что не получилось у израильских инженеров, получилось у Калашникова в его едином пулемете.

ПК работает с открытого затвора, поэтому пылезащитная шторка в нем просто необходима. И работает она как надо — автоматически, только на выбросе гильзы, остальное время остается закрытой и не требует дополнительного манипулирования после прекращения стрельбы. Помнится, для обеспечения надежной экстракции гильзы через зашторенное окно, Калашников применил высокоскоростную киносъемку. Это в те годы!

Стоунер взял конструкцию у Шмайссера практически без переделки. Но давайте посмотрим на шторку в штурмгевере:

ak_vs_ar_chast_4_6

За ней видно пространство между затворной рамой и затвором, самое чувствительное для грязи. Поэтому зашторивание здесь оправдано. Вот только автоматически шторка только открывается, закрывать ее нужно рукой. Учитывая опять же высокую культуру и дисциплинированность немецкого солдата, можно с этим и согласиться. А может просто признать, что Шмассеру или Штюмпелю задача автоматического закрытия оказалась не по зубам? Как и Стоунеру.

А зачем в «арке» эта шторка вообще?

ak_vs_ar_chast_4_7

Зазор между корпусом и затворной рамой еще меньше, чем в АК. При желании этот зазор можно еще больше уплотнить за счет фторопластовой прокладки и без потери на трение. Остались несчастные дырочки, через которые стравливается газ. Это не проблема, я вижу, как минимум, два решения как можно сделать изоляцию для них. По понятным причинам приводить их здесь не буду. Но тогда возникает еще один вопрос — а зачем тогда эта шторка на поршневых схемах типа HK-416?

Ответ совсем не там где он ожидается. Он не лежит напрямую в инженерной области. Возможно, в H&K и проводили опыты с оружием без шторки и получили на несколько задержек больше, только не понятно почему. Просто глядя на затвор HK-416, вспоминая историю с G36, поневоле приходят мысли об утере немецкими инженерами оружейного профессионализма и скатыванию к «тривиальному» машиностроению.

Продолжение следует…

/Андрей Куликов, Ижевск, topwar.ru/

3 КОММЕНТАРИЕВ

  1. как мне кажется шторка работает в режиме боевое/ походное положение, существует на всякий случай как и кнопка- досылатель патрона

  2. «В опытных руках М-16 никогда не окунётся в грязь, даже если стрелок окажется в ней
    по самою маковку, никогда не хлебнет воды и всегда будет вычищена и смазана»

    Не знаю кто таков автор этих слов, но похоже он либо не служил, либо просто убого пытается выгородить боязнь грязи/воды эту их AR-15 :))))

    ПС: админы, проверяйте текст перед публикацией на ошибки и опечатки

Ответить