Уклониться от переоценки Пакта Молотова-Риббентропа не удастся

Пакт Молотова-Риббентропа (Договор о ненападении между СССР и Третьим рейхом), подписанный 23 августа 1939 г. и утративший силу 22 июня 1941 года, до сих пор так и не превратился в факт истории дипломатии. Он по-прежнему остается в большой политике, являясь эффективным инструментом решения глобальных геополитических проблем. Его судьба поистине уникальна для документов подобного рода:

— в 1939 г. Пакт коренным образом «изменил расписание Второй мировой войны» (по очень точному определению Натальи Нарочницкой) и тем самым внес свой неоценимый вклад в будущую Победу и послевоенное мироустройство;

— через 50 лет, в конце 80-х, «пятая колонна» (именуемая тогда «демократы») во главе с главным идеологом «перестройки» Александром Яковлевым, а также опекаемые ими прибалтийские сепаратисты, превратили Пакт в символ «советского/русского империализма» и активно использовали его как таран при разрушении СССР и послевоенного мироустройства;

— в 90-е годы, сыграв немалую роль в крахе Советского Союза, Пакт сошел с авансцены глобальной политики, но в политическом арсенале остался. Ему тогда отвели роль дубинки для вразумления, казалось бы, навсегда поверженного противника: стоило России хоть чуть-чуть поднять голову и посметь заявить о своих национальных интересах, или о дискриминации русских на незаконно отторгнутых территориях, как тут же возникал «зловещий» Пакт и призывы покаяться и осудить. Действовало безотказно: тогдашние российские власти осуждали и отступали, отступали и каялись;

— в середине нулевых годов уже XXI века Пакт Молотова-Риббентропа с прибалтийских задворок вновь вышел на глобальный уровень, превратившись в один из основных инструментов исторической политики Запада, направленной на пересмотр смысла Второй Мировой войны.

istoriya_opredelyaet_buduschee_rossiiПодписание пакта Молотова-Риббентропа; договор между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик (СССР), подписанного в Москве 23 августа 1939-несколько дней до начала Второй мировой войны (Фото: Russian Look/Global Look Press)

Причина возвращения Пакта в большую политику в середине нулевых очевидна — провал попытки Буша-младшего лихой кавалерийской атакой установить американскую гегемонию. Это наглядно показало, что Запад еще не в состоянии полностью отказаться от Ялтинско-Потсдамской системы и заменить ООН с его Постоянными членами Совбеза какой-нибудь Лигой демократий с блоком НАТО в роли мирового жандарма. Вместе с тем, Ялтинско-Потсдамская система делала возможным «возвращение» России в клуб великих держав качестве самостоятельного и равноправного цивилизационного центра. А это крест на однополярном мире в форме Pax Americana.

Отсюда у Запада возникла объективная необходимость пересмотреть историю Второй Мировой войны, дабы перевести Россию из разряда государств-победителей и отцов-основателей современного миропорядка в разряд потерпевшего поражение агрессора (Германия в 1945 г., СССР в 1991 г.), не подорвав при этом легитимность Ялтинско-Потсдамский системы, и тем самым содействовать ее трансформации в Pax Americana. Решить подобную задачу можно только одним способом: внедрить в общественное сознание идею о тождестве нацизма со «сталинизмом» и равной ответственности Советской России и гитлеровской Германия за развязывание мировой бойни. При таких обстоятельствах Пакт Молотова-Риббентропа просто не мог не обрести уже четвертое в его истории дыхание. В новой концепции Второй Мировой войны на него возложена системообразующая функция. Его теперь предписано считать ключевым доказательством сговора двух тоталитарных империй зла против мира Свободы, положившим начало Второй мировой войне.

В 2005 г., преддверии 60-летия Победы, главы государств и правительств, высокопоставленные чиновники и депутаты, национальные парламенты и влиятельные международные организации, не считая бесчисленных независимых журналистов и прочих «властителей дум», вдруг дружно вспомнили о Пакте, ужаснулись и поспешили поведать всему прогрессивному человечеству об этом позорном факте российской истории. С тех пор широкомасштабная кампания, направленная на пересмотр смысла Второй мировой войны и роли в ней СССР, не снижала обороты, а каждая годовщина подписания Пакта превращалась в шабаш «свободолюбивых сил».

Вместе с тем, нельзя не признать, что в этом году 77-я годовщина Пакта прошла относительно тихо. «Всего-то», вице-президент США Байден в этот день счел необходимым прибыть в Ригу, встретиться там с руководителями прибалтийских республик, выслушать их жалобы на Пакт и пообещать, что США никогда больше не бросят «маленькие, но гордые демократии» на произвол судьбы. В Словакии собрались представители министерств юстиции и Институтов памяти из 18 европейских стран, чтобы обсудить подготовку к «Нюрбергу-2», призванному осудить преступления коммунистических режимов. Плюс, соответствующее моменту Заявление опубликовала Еврокомиссия. По сравнению с предшествующими годами все это выглядело как-то бледно. Даже российский МИД отметил, что в Заявлении Еврокомиссии «в отличие от аналогичного прошлогоднего „опуса“ авторы на этот раз постеснялись в открытую возлагать на СССР равную с нацистской Германией ответственность за развязывание Второй мировой войны». Никакой истерики по поводу «преступлений сталинизма» в годовщину Пакта не закатила и российская пятая колонна (ныне выступающая под вывеской «либералы»).

Однако из относительно «скромного» 77-летия Пакта вовсе не следует, что все начинает само-собой рассасываться и кампания, направленная на пересмотр смысла Второй Мировой войны с помощью «преступного» Пакта Молотова-Риббентропа постепенно сходит на нет. Ничего подобного. Слишком многое поставлено на кон, жизненные интересы слишком многих игроков на международной арене самым непосредственным образом зависят от результатов антироссийской исторической политики.

О Соединенных Штатах уже говорилось: для них пересмотр смысла Второй Мировой и перевод СССР/России в разряд потерпевших поражение государств-агрессоров — это один из способов борьбы за свое глобальное лидерство. Не менее нужна новая концепция Второй мировой войны и Европе. Евросоюз с середины «нулевых» позиционирует себя на международной арене в качестве самостоятельного и претендующего на ведущие роли игрока. Однако современный миропорядок — это все еще результат Победы, а большинство членов ЕС, включая его неоспоримого лидера — Германию, являются не победителями, а побежденными. Для них тезис о равной ответственности Третьего рейха и СССР за войну — это лишь первый шаг к полному обелению себя.

Показательна официальная формулировку евросоюзовских документов: «преступления сталинизма и нацизма». Она позволяет для «краткости» опускать «нацизм» и оставлять один «сталинизм», что активно и делают уже не один год европейские СМИ. Если все будет идти так, как идет, то не за горами время, когда уже на официальном уровне Европа окажется жертвой лишь одного тоталитаризма — сталинского, от которого в 1941 году она должна была превентивно защищаться. Хотя, персонально Гитлера от Холокоста, конечно, отмазывать не станут.

Говоря о том, что пересмотр смысла Второй Мировой отвечает жизненным интересам Евросоюза, необходимо учитывать и то, что свою нынешнюю мощь он обрел во многом в результате поглощения Восточной Европы, Прибалтики и Балкан. События на Украине показывают, какое значение для ЕС и Германии имеет дальнейшее продвижение своего влияния на Восток. В этих условиях раскрутка темы преступлений коммунистических тоталитарных режимов становится эффективным инструментом отрыва бывших территорий СССР от России. В Варшавской декларации министров юстиции ЕС от 23 августа 2011 года, в 71-ю годовщину Пакта, особо подчеркивалась необходимость в рамках Восточного партнерства оказать всемерную политическую и финансовую поддержку неправительственным организациям на постсоветском пространстве, «которые активно вовлекаются в изучение и сбор документации, связанной с преступлениями, осуществленными тоталитарными режимами».

Как писал Модест Колеров: «В переводе на русский практический язык это значит, что политическим классам Армении, Азербайджана, Грузии, Украины, Молдавии, Белоруссии … прямо указано собирать материалы к обвинительному заключению по новому „Нюрнбергскому процессу“ против России. … „десталинизация“ становится прямым условием их интеграции в ЕС, супротив которого „музеи оккупации“ покажутся детским лепетом». Жизнь подтвердила справедливость его слов: «музеи оккупации» в Прибалтике и Грузии — детский лепет по сравнению с тем, какими методами сейчас избавляют Украину от наследия «тоталитарного коммунистического режима», при полной поддержке кураторов из Соединенных Штатов и Евросоюза.

Нельзя сбрасывать со счетов и собственную заинтересованность постсоветских этнократических режимов в пересмотре смысла Второй Мировой войны. Для элит бывших союзных республик историческая политика Запада оказалась просто подарком судьбы, призванным помочь удерживать контроль над «охотничьими угодьями», нежданно-негаданно полученными на полное разграбление в результате распада СССР. Для сохранения «незалежности» от России им было необходимо не только найти сильного покровителя (вступить в НАТО), но и создать мощные внутренние силы для противодействия любым попыткам интеграции постсоветского пространства.

Однако Победа не разъединяла, а объединяла народы бывшего СССР. Соответственно, память о ней — это прямой вызов жизненным интересам элит, жаждущих сохранять свою власть и богатства. Поэтому столь востребованной у них и оказалась концепция равной ответственности СССР и Германии. Никакой Великой Отечественной войны — схватка двух тоталитарных империй, в жернова противоборства которых попали «оккупированные» Советским Союзом народы. Вполне закономерно, что на Украине закон о преодолении последствий тоталитарного режима (о «декоммунизации») был принят в «одном флаконе» с официальным запретом самого понятия «Великая Отечественная война».

При такой жизненной заинтересованности США, Евросоюза и постсоветских этнократий в пересмотре смысла Второй Мировой войны ожидать с их стороны добровольного отказа от антироссийской исторической политики, основанной на демонизации Пакта Молотова-Риббентропа нет никаких причин (заинтересованность отечественной «пятой колонны» — особый разговор). Реальное же снижение накала информационной кампании в 77-ю годовщину Пакта — это не изменение стратегии, а продолжение хорошо отработанной тактики.

Подмена смысла Второй мировой войны, определившей судьбы мира, отождествление победителя с побежденным, коммунистического Советского Союза с фашистским Третьим рейхом — задачи не из легких. Соответственно, Запад решает их предельно осторожно, пошагово. Главное для устроителей этой кампании добиться того, чтобы первоначально шокирующее медленно, но верно превращалось в общественном сознании во всем очевидную банальность.

Еще совсем недавно знак равенства между «сталинизмом» и фашизмом могли ставить лишь маргиналы и отъявленные русофобы, с которых, что возьмешь. Но «информационная вода» — камень точит. В 2008 г. четыре сотни депутатов Европарламента обратились с призывом считать 23 августа, — день подписания Пакта Молотова-Риббентропа, — Днем памяти жертв «сталинизма» и нацизма. Какие страсти тогда кипели вокруг их инициативы. Но сейчас это уже официально закреплено в календаре памятных дат Евросоюза, в документах ПАСЕ и ОБСЕ. С 2014 г. в Соединенных Штатах 23 августа опять-таки официальный день Черной ленты в память о жертвах советского и нацистского режимов. На Западе утверждение о тождестве «сталинизма» и нацизма теперь уже никого не шокирует и воспринимается в качестве само собой разумеющейся очевидности.

По такой же пошаговой схеме идет и признание равной ответственности СССР и Германии за Вторую Мировую войну. В 2009 г. Польша, спустя 70 лет после начала Второй мировой войны, неожиданно для себя и всего мира открыла, что в 1939 году она стала жертвой агрессии не только Третьего Рейха, но и СССР, и утвердила сие историческое открытие специальной резолюцией Сейма: «Семнадцатого сентября 1939 года войска СССР без объявления войны совершили агрессию против Речи Посполитой, нарушая ее суверенитет и попирая нормы международного права. Основание для вторжения Красной Армии дал пакт Молотова — Риббентропа, заключенный 23 августа 1939 года в Москве между СССР и гитлеровской Германией. Таким образом, был произведен четвертый раздел Польши. Польша пала жертвой двух тоталитарных режимов — нацизма и коммунизма».

Показательна форма, в которой ответственность СССР за развязывание войны признала Америка в 2011 в 71-ю годовщину Пакта — заявление посольства США в Эстонии: «В этот день, более семидесяти лет назад, нацистская Германия и Советский Союз предприняли шаги, которые поставили Европу и весь мир на путь неминуемой войны». Документ официальный, а уровень предельно низкий. В 2012 г. еврокомиссар по вопросам юстиции Вивьен Рединг запускает следующий пробный шар: «Семьдесят три года назад, 23 августа 1939 года, нацистская Германия под руководством Гитлера и Советский Союз под руководством Сталина подписали пакт, изменивший историю и положивший начало самой безжалостной войне в истории человечества».

Если на уровне великих держав пока еще соблюдают осторожность, то на уровне западных СМИ и руководителей лимитрофных государств стесняться не считают нужным. Президент Украины Петр Порошенко: «Адольф Гитлер вместе с Иосифом Сталиным развязали Вторую мировую войну».

Точно также развивается история и по «Нюрнбергу-2». 23 августа 2011 года в Варшавской декларации министры юстиции стран ЕС заявили, что «преступления тоталитарных режимов в Европе, независимо от их рода и идеологии должны быть признаны и осуждены». И никакой конкретики. Тогда главным было застолбить позицию, что Европа — жертва тоталитарных режимов. Прошло четыре года и 23 августа 2015 года уже объявляется о необходимости создания на основе межгосударственного договора (заметьте, не решения Совбеза ООН — все реалистично) международного трибунала по преступлениям именно коммунистических тоталитарных режимов. Опять без дальнейшей конкретизации. Хотя совершенно очевидно, что под коммунистическими тоталитарными режимами подразумевается «сталинский режим», а кроме СССР и его правопродолжателя России на роль ответчика в подобном трибунале никто не планируется. И можно быть уверенным, что через совсем непродолжительное время необходимые уточнения будут сделаны.

Кстати, в отношении планируемого «Нюрнберга-2» есть одна удивительная «странность». Варшавская декларация 2011 года по совершенно случайному стечению обстоятельств совпала с выдвинутой Советом по правам человека при Президенте РФ программой «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении», для краткости получившей название программы десталинизации России. Тогда это не прошло. Слишком откровенно свои цели прописали «десталинизаторы» и «примирители». Но в 2015 г., опять по совершенно случайному совпадению, за несколько дней до подписания семью министрами юстиции Евросоюза документа, провозглашающего необходимость создания международного трибунала по преступлениям коммунистических режимов, правительство России утверждает «Концепцию государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий». В переводе с бюрократического на русский — программу все той же десталинизации. Каких только «странностей» и «случайностей» не бывает в мире. Особенно когда речь заходит о жизненных интересах могущественных сил.

В связи с этим нельзя обойти вниманием и еще одну тему, которую в связи с Пактом Молотова-Риббентропа только начинают раскручивать, оставляя, видимо, на десерт, — тему ответственности СССР за Холокост. Казалось бы, дикость. Как можно обвинить в Холокосте страну, спасшую еврейский народ от истребления? Но разве не меньшей дикостью являются утверждения о тождестве двух антиподов — коммунистического СССР и нацистского Третьего Рейха? В 2009 году не какой-нибудь городской сумасшедший в никому неизвестной газетенке, а председатель еврейской общины Литвы на официальном приеме в присутствии президента Литовской Республики заявил о Пакте Молотова-Риббентропа: «Этот пакт, а иначе говоря, сталинско-гитлеровский сговор, который произошел 70 лет назад, открыл путь советской оккупации и холокосту».

В 2015 году эту же мысль озвучил уже в Германии директор Института культурологии города Эссен Клаус Леггеви: «До 1940 года обе диктатуры разделили Центральную и Восточную Европу и превратили регион в худший очаг военных действий. И Холокост стал возможен только из-за молчаливой позиции Советского Союза». Уровень, конечно же, опять крайне низкий, но очередной шаг в нужном направлении сделан, и направление дальнейшей пропагандистской работы легко предсказать. Сначала эти дикие заявления переведут в разряд привычных банальностей, чтобы затем потребовать от России покаяния за Холокост и выплаты соответствующих компенсаций его жертвам. Не одной же Германии нести ответственность за «совместное» преступление. Тем более что с нее уже трудно дополнительно получить что-то серьезное.

Как видим, историческую политику Запад проводит последовательно и неуклонно, как дорожный «паровой каток». Ее цель — через подмену смысла Второй Мировой войны, четко и однозначно распределить роли в геополитической реальности XXI века:

* Запад: спаситель человечества от тоталитарной чумы двадцатого века в форме нацизма и «сталинизма». Один был повержен по итогам Второй мировой войны, другой — Холодной;

* СССР и Третий Рейх разделили Европу по Пакту Молотова-Риббентропа, и совместной агрессией против Польши развязали Вторую мировую войну;

* Россия, как и послевоенная Германия, — правопреемница потерпевшей поражение тоталитарной империи;

* «Десталинизация», как и «денацификация», — тяжелый и долгий процесс осознания российским обществом и государством преступлений советского тоталитарного режима и искупления его вины перед народами Европы и бывшего СССР.

Сказать, что эта историческая политика Запада является прямым вызовом безопасности России — значит, ничего не сказать. Это очевидно. Как очевидно и то, что никакими призывами «оставить историю историкам» проблему не решить. Исторической политике Запада должна быть противопоставлена столь же последовательно и неуклонно претворяемая в жизнь историческая политика России. А это неизбежно потребует отказа от навязанных пропагандой штампов, в том числе, и возможно в первую очередь, в отношении Пакта Молотова-Риббентропа. Сделать это будет не просто. Достаточно вспомнить какую волну возмущения в российских и западных СМИ устроили в мае прошлого года после заявления Владимира Путина всего лишь о том, что «смысл для обеспечения безопасности Советского Союза в этом пакте был». Но уклониться от проблемы переоценки Пакта не удастся. Альтернативой этому может быть только проигрыш на историческом поле, со всеми вытекающими последствиями. Поэтому Пакт должен вновь, как и в 1939 году, послужить интересам России, только теперь на поприще исторической политики.

/Игорь Шишкин, svpressa.ru/

11 КОММЕНТАРИИ

  1. Автор по моему застрял где-то в 70-х годах. Миру-мир. Нет Американскому империализму и т.д. Проклятые буржуины спят и видят как пересмотреть итоги 2-й мировой. Одни мы на страже исторической справедливости. Интересно как он объяснит совместный парад 39-го года в Бресте наших и фашистов с последующей передачей этого самого Бреста от фашистов к нам. Немцы что там в пейнтбол играли, а наши просто мимо проходили? Наши немцам понравились вот и отдали Брест. Пакт тут совсем не причем.

  2. Пакт здесь очень даже причем. благодаря ему вернули западно-русские земли.
    До 22 июня Гитлер для СССР ничем не отличался от руководителей Польши или Франции с Англией. — такой же противник. Заключать с ним договоры к своей выгоде имели полное юридическое и моральное право.

    • Сергей с доводом о противниках согласен. Про возврат земель не очень. Фины, прибалты и темболее Полша на тот момент были нами же признанные независимые государства. Как не крути, а до 41 года мы были в компании с фашистами и делили Европу. Другое дело что они нас чуть раньше кинули чем мы их.

      • Возвращать свое и делить чужое — разные вещи.
        При этом возвращение западно-русских земель, Бессарабии и Прибалтики прошло в полном соответствии с нормами международного права того времени. Осечка вышла лишь с Финляндией. Но когда с одной стороны — безопасность страны, а с другой, международное право — выбор очевиден.

        • По этой логике немцы тоже восстанавливали историческую справедливость с Австрией, защищали Судетских немцев в Чехословакии ну и либен раум конечно, жизненное пространство отвоевывали. Они же крутые, развитые, им же надо. На нас они напали чтобы упредить удар Сталина в спину (что к стати не далеко от истины). Всё в соответствии с нормами тогдашнего права. Ну и все перечисленное само-собой исключительно для защиты станы и вставания с колен. Ты виноват лишь тем, что хочется мне кушать. А под это можно подогнать любую теорию, что возвращение исторических земель, что либен раум.

          • Спорить с либералом нет смысла. Ну а когда у тебя в трудную минуту, такие и у либералов бывают, сосед оттяпает пол квартиры, как только ты очухавшись предъявишь требование вернуть утраченное, тебе расскажут про «хочется мне кушать» и сравнят с действиями Гитлера. Утрешься ли ты во имя светлых идеалов либерализма?

  3. После того, как мировое закулисье Запада практически открыто троллит сами страны Запада, наглейшим образом нарушая базовые права человека в самих же странах Запада, практически открыто ведя тотальный троллинг и пропаганду через СМИ, теракты, кампанией африканских и ближневосточных беженцев в ЕС, массово убивая жкрналистов, простых людей, вмешиваясь в международные организации спецслужбами (FiFA, WADA — и это только начало) — все эти разговоры времен «развитОго капитализма» — это разговоры престарелых девственников-общечеловеков.

    Наступают темные инфернальные мифические времена, где все решает либо грубая сила, с одной стороны, либо, как противовес, сияющая святость. Неслучайно Путин постепенно приобщается к ореолу святости…

    Людьми, массами людей сейчас все больше начинают править фундаментальные эмоции, а не какие-то разумные доводы. Доводы хороши для официальной позиции МИДов. МИД РФ демонстрирует тут полный порядок. А в остальном правит сила СМИ, грамотная работа с коллективными эмоциями мировой аудитории.

    Мировая аудитория реагирует не только на официальную позицию МИДов. В бОльшей степени она реагирует на текущие поступки политических лидеров и на их освещение, грамотное преломление этих поступков лидеров, конкретных действий стран. И тут Россия обыгрывает. Потому что все больше видны рога чертей с Запада. И все понятнее становится для мировой аудитории, что Россия опирается на реальные интересы человечества. Россия — это жизнь. А черти Запада тащат мир прямо в Ад. Вот что все более очевидно. Что религиозные апокалиптичные метафоры, образы все больше и больше становятся реальными даже физическими объектами, материализуются здесь, на этой Земле. И это все непосредственно связано с коллективным бессознательным населения планеты.

    Именно так: жизнь или смерть.
    Те, кто выбирают жизнь — идут за Россией.
    А шизоиды, полудурки, маньяки с полностью извращенной психикой, идущие к смерти — больше тяготеют к Западу.

    Современная война стала чисто психологическим феноменом, таким образом. Психиатрическим диагнозом. Можно и так сказать. А Россия, Путин здесь выступает в качестве психотерапевта и только в крайнем случаем психиатра. И работа психотерапевта-терапевта сейчас — это работа России.

    И логика, логические аргументы в такой работе — только половина дела. А вторая — это работа с эмоциями и отдельных людей и целых народов. И сложно сказать, что важнее. Только с одним работать — это путь к проигрышу. Потому что уколоть обезумевший Запад так, чтобы на него можно было надеть смирительную рубашку — не получится.

    Можно только попытаться локализовать безумие Запада, чтобы он не заражал им весь остальной мир, не наводил на других свою шизофрению. Шизофрения — заразная болезнь. Она наводится и на здоровых… Вот за здоровых нужно бороться. В основном правильными эмоциями, но не только. А затем, вслед за Эрдоганом попытаться всем миром надеть смирительную рубашку на Запад.

    А только бубнить официальную позицию МИДа — очень непродуктивно. Одержимые шизоиды-параноики не восприимчивы к логике. Они могут воспринимать силу личностей, силу той или иной нации, группы наций. Но не научные доводы историков, увы. Работа только на этом поле — это то, что нужно было делать в прошлом. Сейчас более драматичные времена…

  4. Сергей
    Если продолжать аналогию, то два буйных соседа в коммуналке договорились меж собой и захватили комнаты других соседей. Затем эти два соседа начали точить ножи уже друг на друга и в конце концов один исхитрился и напал на другого пока тот спал.
    Немцы после войны не стали взывать к исторической справедливости, а разобрались с тем, что было. Признали что Гитлер был уродом, что войну начали они и заплатили компенсации выжившим заключенным концлагерей. После этого ребята занялись собой, наладили экономику и теперь вся Европа опять смотрит им в рот, но только не из-за того что у них танки есть, а из-за того, что у них денег больше. Наши же застряли в советском прошлом и вместо экономики занимаются разоблачением исторической политики запада. При этом разворовали всё, что могли. Нам втирают про заговор запада против России, а у самих дома, яхты и деньги на том же западе. Жёны и дети живут, лечатся и учатся в проклятой Гейропе. Все эти скачки на соседей типа Грузии, Крыма и Донбаса только что бы людишек от внутренних проблем отвлечь. Нас теперь, как и Германию, тоже боятся но не из-за экономической силы, а как соседа гопника с ножом в кармане, которого лучше лишний раз не будить и давать ему стольник на водку, а то может пырнуть в тёмном подъезде. Как только нефть рухнула куда делось наше вставание с колен? Пенсионерам пенсии нормально заплатить не могут, но зато в Сирии мы геополитику вершим, к чемпионату стадионы грохаем ну и Крым деньгами закидываем. Это что западные спецслужбы Ролдугину два миллиарда долларов на счет подкинули или Якунину шубохранилище отгрохали? Это они проклятые детишкам и жёнам министров резко пробудили бизнесталанты и сделали миллиардерами? Может все таки в зеркало посмотримся, займемся экономикой, образованием, судами, пенсиями? А то 9 мая как всё круто, парад, танки, самолеты! Вот только тот самый ветеран, получив очередную пустую юбилейную медальку, наковыряв в кошельке последнюю копейку оставшуюся от мизерной пенсии, купит чекушку и пойдет поминать своих товарищей в свою задрипанную коммуналку и смотреть речи по старому чёрн-белому телеку.

  5. Я вот боюсь, Йеллустоун бы не проснулся, посмотрел в мониторинге — есть явная тенденция к возрастанию активности, выпадающая из обычной цикличности. То — есть, стал себя вести несвойственно, если датчики специально у них не накручены (может и такое быть, специально обстановку накрутят, что бы провизию хватали, бункеры строили, в общем — то любой. ходовой товар если задуматься, хорошо пойдет под эту марку). Вход в заповедник ограничили, а ведь это тоже можно двояко использовать, вроде как для безопасности, а с другой стороны при этом становится вообще не ясно, что там реально происходит и в принципе бизнесу играть на этом можно как угодно и сколь угодно долго. Почему-то именно это решил написать сейчас.

  6. Есть такая поговорка,-своя рубаха ближе к телу-,данный пакт оттянул начало войны,хоть ни так как планировалось,но всё-же. Так что бы там не говорили об этом пакте,но Молотов и Сталин сделал всё правильно,а кто с этим не согласен-тот американско-дерьмократическая вонючка,короче подпиндосник.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введи свой комментарий!
Пожалуйста, введи свое имя