Пушки загремели в Европе над полем боя примерно с XIII века, но еще многие столетия артиллерия не играла в битвах решающей роли. Лишь с наступлением войн XX века огонь орудий превратился едва ли не в основной поражающий фактор. Борьба с артиллерией противника стала одной из ключевых задач для достижения победы.

kak_srazhatsya_s_artilleriej_vraga_1 Изобретенный после Второй мировой войны радиолокатор (радар) прошел за несколько десятилетий огромный путь технологического совершенствования. Совершенствовались как сами антенны, так и алгоритмы обработки полученных данных. На фото — многофункциональная РЛС AN/MPQ-53 в развернутом виде. Применяется в составе комплексов ПВО MM-104 Patriot.

Долгое время артиллерия не отличалась высокой дальнобойностью, а потому размещалась на открытых позициях прямо на поле боя. Установить расположение этих позиций не представляло никакой проблемы, и в артиллерийских дуэлях, которые нередко предваряли сражения пеших и конных войск, выигрывал тот, кто проявлял бóльшую расторопность.

Однако по мере развития артиллерийской техники повышалась дальнобойность орудий, получили широкое распространение гаубицы, способные отправлять снаряд по крутой (навесной) траектории. Таким образом, возникла возможность прятать свою артиллерию за складками рельефа или в специально построенных укрытиях. Боевые эпизоды со стрельбой с закрытых огневых позиций были отмечены еще в русско-японскую войну, а уже в Первую мировую подобная тактика применения орудий стала практически повсеместной.

kak_srazhatsya_s_artilleriej_vraga_2 На экране радара: в отличие от станции звукометрической разведки, которая в своих расчетах опирается на скорость прохождения звуковой волны от выстрела, противобатарейные РЛС засекают ракету или снаряд непосредственно и по нескольким точкам траектории вычисляют ее целиком, определяя как расположение огневой позиции врага, так и место падения снаряда.

Вспышки и поршень

Что делать, если неприятель мечет в тебя снарядами, а ты даже не знаешь откуда? Ответ прост: надо придумать средства разведки, обнаружить позиции противника и накрыть их ответным огнем. Один из вариантов — вести разведку с воздуха — с помощью аэропланов или с воздушного шара, как это показано в известной комедии «Бумбараш». Это были неплохие способы, хотя бы потому, что сверху можно было увидеть вражеские батареи до того, как они начнут стрелять.

Однако в Первую мировую аэропланов было еще мало, а монгольфьеры оказались слишком зависимыми от капризов погоды — прежде всего от направления ветра. Развилось и искусство маскировки. Поэтому стали возникать различные способы определения положения закрытых артиллерийских позиций «без отрыва от почвы». Например, положение батарей пытались вычислять, наблюдая вспышки. Увидев вспышку или дым орудия, можно было понять направление на позицию, а расстояние вычислялось с помощью «звукового дальномера Буланже». Фактически это был прибор для измерения времени, прошедшего от вспышки до звука выстрела. В трубке с вязкой жидкостью тонул поршень, а шкала прибора градуировалась в саженях (скорость звука к тому времени была давно известна). Значение деления, напротив которого находился поршень в момент, когда доносился грохот, и соответствовало расстоянию до пушки или гаубицы.

kak_srazhatsya_s_artilleriej_vraga_3 «Зоопарк-1» (Россия): новейший российский радиолокационный комплекс контрбатарейной борьбы, пришедший на смену АРК-1 «Рысь», предназначен для разведки позиций огневых средств противника, расчета траекторий снарядов и ракет, корректировки огня, слежения за воздушным пространством и контроля за БПЛА.

«Уши» разведки

Но это, конечно, был довольно примитивный способ. Более совершенную систему звуковой разведки стал разрабатывать еще до Первой мировой штабс-капитан русской армии Николай Альбертович Бенуа. Он придумал использовать находящиеся на большом расстоянии друг от друга звукоприемники (мембраны). При прохождении через них фронта звуковой волны они начинали колебаться, размыкали контакт и через электромеханическое устройство останавливали счетчик времени. Зная разницу во времени прихода звука выстрела на разнесенные мембраны и взаимное расположение звукоприемников между собой, можно было вычислить положение позиции.

Подразделения звуковой разведки, применявшие изобретение Бенуа, показали хорошие результаты, обнаруживая батареи врага с достаточно высокой для тех времен точностью. Бенуа был не единственным, кто работал в России над системами звуковой разведки. Определенное распространение получила также система «ВЖ», названная по фамилиям разработчиков Володкевича и Желтова. Там в роли звукоприемников выступали три солдата-наблюдателя, которые занимали разнесенные между собой позиции с точно замеренными координатами. Услышав звук выстрела, каждый солдат нажимал кнопку, отправляя тем самым по проводу электрический сигнал к установленной в тылу регистрирующей станции. Получив сигнал, аппарат оставлял метку на движущейся бумажной ленте. По меткам можно было определить разницу во времени прихода звуковой волны к разным наблюдателям, а затем производились вычисления.

Система «ВЖ» также подтвердила свою работоспособность, хотя в большей степени, чем конструкция Бенуа, зависела от человеческого фактора, а точнее — от скорости реакции наблюдателя.

kak_srazhatsya_s_artilleriej_vraga_4 Shilem (Израиль): тема засечки огневых позиций противника, в основном ракетных, традиционно актуальна для Израиля. В этой стране в частности действует система ПРО «Железный купол». С помощью РЛС система просчитывает траекторию выпущенной ракеты, определяет место ее падения, и если снаряд представляет опасность, выдает координаты на поражение.

Старая идея и новые технологии

Аппаратура звукометрической разведки продолжала развиваться и после Первой мировой в СССР и других странах мира. От мембран переходили к микрофонам, от хроноскопии (то есть фиксирования единственного момента прихода звуковой волны) к хронографии (непрерывной записи звука в привязке к временным координатам). С развитием вычислительной техники уже после Второй мировой к обсчету полученных данных подключились ЭВМ.

В 1980-е годы на вооружение Советской армии поступил наиболее продвинутый образец оборудования для звукометрической разведки — комплекс АЗК-7, разработанный одесским СКБ «Молния». Система базировалась на автомобилях ЗИЛ-131 и состояла из одного центрального и трех пунктов с акустическими базами. Она могла вести разведку дальности артиллерийских орудий на расстоянии 16−20 км и минометов — до 8 км. Впрочем, как бы ни шагнул вперед прогресс со времен Николая Бенуа, звукометрическая разведка по-прежнему имела свои недостатки, такие как зависимость от метеоусловий и невысокая точность при интенсивной стрельбе. Когда бесконечно грохочет канонада, оборудование звуковой разведки «теряется».

Тем не менее техника звукометрической разведки остается на вооружении ряда стран, и даже создаются новые высокотехнологичные версии типа американской Boomerang, которая способна определить местоположение снайпера, ведущего огонь из винтовки, или любого человека, пускающего в ход стрелковое оружие.

kak_srazhatsya_s_artilleriej_vraga_5 AN/TPQ-48 (США): мобильная переносная РЛС контрбатарейной борьбы, предназначенная для обнаружения минометных позиций противника, обеспечивает обзор 360 градусов и дальность обнаружения более 10 км. В основе конструкции — антенна с ФАР. РЛС интегрирована в цифровые сети управления боем.

На сцену выходят локаторы

Что касается контрбатарейной борьбы, то с 1960—1970-х годов в дополнение к системам звукометрической разведки стали разрабатывать станции, которые позволяли обеспечить засечку артиллерийских позиций противника методами радиолокации. РЛС способна обнаружить выпущенный снаряд и по нескольким точкам траектории вычислить местоположение гаубицы, миномета или РСЗО. Проще всего задача решалась для минометов с крутой навесной (близкой к параболе) траекторией. Сложнее было с гаубицами, а самую главную проблему представляли собой пушки с настильной траекторией.

В СССР первенцем стал АРК-1 «Рысь», построенный на плавающем гусеничном шасси МТ-Лбу. Для облучения снарядов и ракет неприятеля в машине применялся излучатель мощностью 200КВт, а для приема отраженного сигнала — поворотный радиолокатор линзообразной формы. По данным, описывающим фрагмент траектории, вычислительный комплекс рассчитывал тип снаряда, положение артиллерийской позиции и предполагаемое место падения снаряда. Комплекс «Рысь» использовался во время военных действий в Афганистане, но в горной местности проявил себя не лучшим образом. Отдельной проблемой было мощное излучение, от которого было необходимо защищать работавших с комплексом военнослужащих.

В США в те же годы был разработан комплекс Firefinder c РЛС на основе антенны с фазированной антенной решеткой. РЛС были двух типов — AN/TPQ-36 и AN/TPQ-37, одна из них ближнего, другая — дальнего радиуса действия. Именно об этих установках шла речь, когда сообщалось о возможных поставках американской разведтехники Украине. Сейчас эти РЛС считаются устаревшими, и на смену им корпорация Lockheed Martin создает новую систему AN/TPQ-53. В 1986 году более продвинутая техника появилась в Европе. Совместными усилиями Великобритании, Германии и Франции был создан комплекс COBRA, способный не только обнаруживать отдельные орудия, но и анализировать расположение батарей для эффективного нанесения ответных ударов.

Также одной из самых высокотехнологичных версий такого оборудования стал шведско-норвежский ARTHUR. В России в последние годы была завершена разработка комплекса «Зоопарк-1М», который по своим параметрам должен соответствовать передовым зарубежным образцам.

kak_srazhatsya_s_artilleriej_vraga_6 AN/TPQ-36 (США): разработанная компанией Hughes в 1970-е годы в рамках программы Firefinder мобильная РЛС смогла, наконец, проводить засечку позиций как минометов и гаубиц, так и пушек, стреляющих по пологой траектории. Дальность обнаружения позиций для артиллерии — 18 км, для ракет — 24 км.

Развитие разнообразных средств разведки, позволяющих обнаружить закрытые артиллерийские позиции, давно уже заставило артиллеристов не чувствовать себя в безопасности и часто менять положение орудий после серии выстрелов. Но и противоартиллерийские РЛС тоже достаточно уязвимы. Ведь начиная облучение цели, локатор может быть засечен средствами радиоэлектронной разведки. По нему может быть нанесен артиллерийский удар, против него могут быть использованы средства радиоэлектронной борьбы.

Для защиты столь сложного и дорогостоящего объекта требуются меры безопасности. Во-первых, для современной противоартиллерийской РЛС критически важно время излучения. Чем оно короче, тем меньше вероятность быть обнаруженным. Во-вторых, радар нужно задействовать в комплексе с другими разведывательными мерами, чтобы приводить его в действие именно тогда, когда есть угроза начала обстрела. Ну и в-третьих, как и артиллеристам, радиолокационным подразделениям предписывается повышенная мобильность. В современной войне, как и в артиллерийских дуэлях прошлого, расторопность не помешает.

/Олег Макаров, popmech.ru/

2 КОММЕНТАРИИ

  1. У меня отец на Китайской границе служил, когда там была пласталовка. Конец 60-х.
    Рассказывал что уже тогда у них были переносные портативные РЛС для обнаружения артилерии.
    Тогда это было секретно. Он сам после армии стал радиоинженером и когда рассказывал об этом отмечал очень высокий уровень совершенства этих РЛС.
    В этой статье об этом ни слова. Статья далеко не полная.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введи свой комментарий!
Пожалуйста, введи свое имя