К началу Второй мировой войны пистолеты-пулеметы успели доказать свою эффективность и необходимость на поле боя, но путь данного оружия в системе вооружения РККА был достаточно тернист и сложен. Необходимость в таком оружии доказала уже Первая мировая война. Она наглядно продемонстрировала военным, что в столкновениях огромных масс войск плотность огня оказывается важнее, чем меткость стрельбы.

Армиям воющих стран потребовались скорострельные и компактные образцы стрелкового оружия с большим носимым запасом патронов, которые были бы достаточно эффективны как в наступательных действиях, так и в обороне, в боях в городе и ограниченных пространствах. Так в одном оружии объединились пулемет и автоматический (самозарядный) пистолет. Уже к концу Первой мировой войны в армиях ряда воющих стран первые пистолеты-пулеметы даже успели принять на вооружение.

Россия не стала исключением, здесь также велись работы в области создания компактного автоматического оружия. В 1916 году в стране было принято на вооружение ружье-пулемет конструктора Владимира Фёдорова под патрон калибра 6,5 мм, вскоре оно было переименовано в автомат. Этот автомат был выпущен небольшой серией, до 1925 года было изготовлено примерно 3200 единиц. Уже в 1928 году их сняли с вооружения и отправили на склады, откуда вернули во время войны с Финляндией, когда выяснилось, что в частях не хватает современного автоматического оружия.

soperniki_pistoleta_pulemta_shpagina_1ППД с разными вариантами магазина

Но автомат Фёдорова был именно автоматом, созданным под винтовочный патрон. А вот пистолеты-пулеметы в РККА поначалу вообще не нашли признания со стороны красных командиров. В 1930 году они отмечали, что для боевых действий в Германии и США пистолеты-пулеметы были признаны негодными, их использовали лишь полицейские и охранные части. Однако начальник вооружений РККА Иероним Уборевич все-таки настоял на проведении конкурса и изготовлении первой партии пистолетов-пулеметов. Как результат в 1932-1933 годах стадию госиспытаний в СССР прошли 14 различных образцов пистолетов-пулеметов. А 23 января 1935 года на вооружение РККА приказом наркома обороны был принят пистолет-пулемет Дегтярева образца 1934 года (ППД). При этом выпускался он едва ли не поштучно, не помогало и его усовершенствование.

Однако Артиллерийское управление РККА по-прежнему настаивало на широком внедрении пистолета-пулемета в армии. В 1939 году говорилось о том, что целесообразно ввести пистолет-пулемет на вооружение отдельных категорий бойцов РККА, в частности, речь шла о пограничной охране НКВД, орудийных и пулеметных расчетах, авиадесантниках, водителях различных транспортных средств и т.д. Но в феврале 1939 года ППД был снят с вооружения армии, его изъяли из войск и сдали на склады. Гонениям на пистолеты-пулеметы в некоторой мере способствовали и репрессии в отношении сторонников данного оружия — Уборевича, Тухачевского и других.

Параллельно с этим в СССР шло конструирование самозарядной (автоматической) винтовки (карабина) для вооружения личного состава РККА. В 1936 году на вооружение армии была принята автоматическая винтовка конструкции Симонова — АВС-36, а уже через два года ей на смену пришла самозарядная винтовка Токарева (СВТ-38). После советско-финской войны появился модернизированный вариант данного оружия СВТ-40. Этим оружием хотели вооружить всю Красную Армию, с СВТ советское командование связывало очень большие надежды.

Успешное применение финскими войсками пистолетов-пулеметов «Суоми» во время советско-финской войны 1939-1940 годов заставило командование РККА вернуть ПДД на вооружение частей, однако необходимость данного оружия не только лишь для вооружения отдельных категорий красноармейцев — орудийных расчетов, экипажей бронетехники, водителей, но и для обыкновенных советских пехотинцев по-прежнему подвергалась сомнениям. В конце 1939 года ППД, но уже в варианте ППД-40, был снова принят на вооружение, его производство было возобновлено. По желанию Сталина, которому очень сильно нравился круглый магазин ПП «Суоми», к ППД-40 также был разработан барабанный магазин на 71 патрон. Всего в 1940 году советская промышленность успела выпустить 81 118 новых ППД-40.

При этом данный пистолет-пулемет далеко не во всем удовлетворял военных. Уже в 1940 году Наркомат вооружений выдал советским оружейникам техзадание на разработку пистолета-пулемета, который по тактико-техническим характеристикам был близок или превосходил ППД-34/40, но при этом был бы гораздо технологичнее и лучше адаптирован к массовому производству, в том числе на неспециализированных машиностроительных предприятиях. Новый пистолет-пулемет должен был производиться при минимальной механической обработке, это практически означало необходимость использования в нем штампованных деталей.

soperniki_pistoleta_pulemta_shpagina_2Винтовка СВТ-40

К осени 1940 года на рассмотрение военных были представлены конструкции новых пистолетов-пулеметов Г. С. Шпагина и Б. Г. Шпитального. Технологическая оценка и полигонные испытания двух моделей в конце ноября 1940 года продемонстрировали, что при близких боевых качествах обоих проектов пистолет-пулемет Шпагина (впоследствии знаменитый ППШ) был гораздо более технологичен в производстве. Для изготовления необходимых для него 87 деталей требовалось 5,6 станко-часов, в то время как для производства 95 деталей для пистолета-пулемета Шпитального требовалось 25,3 станко-часов, то есть практически в 5 раз больше.

Начавшаяся 22 июня 1941 года война доказала правоту тех, кто верил в перспективы пистолетов-пулеметов в пехоте. Реальность первого года войны оказалась существенно мрачнее всех довоенных прогнозов и подействовала на руководство РККА отрезвляюще. В первый же год войны армия потеряла практически весь свой подготовленный и кадровый состав: убитыми, пропавшими без вести, пленными и ранеными, вместе с ними было потеряно и огромное количество оружия, в том числе и винтовок СВТ, которыми было вооружено достаточное количество частей первого эшелона в западных военных округах. Наличие большого количества самозарядных винтовок у советских пехотинцев стало сюрпризом даже для самих гитлеровцев.

Для восполнения понесенных потерь и формирования новых дивизий Красной Армии нужно было больше оружия. При этом желательно автоматического, особенно на фоне того, что легенды о «ротах немецких автоматчиков» начали гулять на фронте уже с первых дней войны. Позднее они перекочевали и во многие послевоенные кинокартины. В действительности же к началу Великой Отечественной войны в немецкой армии имелось около 250 тысяч пистолетов-пулеметов MP-40, а насыщенность ими пехотных частей была невысокой. Таким оружием вооружались командиры взводов, отделений, большое распространение они получили среди экипажей немецкой бронетехники и личного состава ВДВ, где ими было вооружено до трети всего состава, остальные же обходились обычными винтовками.

soperniki_pistoleta_pulemta_shpagina_3Пистолет-пулемет MP-40

В этих условиях и пригодился ППШ, производство которого в 1941 году было спешно развернуто даже не на «профильных» предприятиях. Серийное производство данного пистолета-пулемета, который стал настоящим символом Великой Отечественной войны, начались только в сентябре 1941 года. До этого момента шел процесс подготовки необходимой документации, изготовки оснастки и разработки техпроцессов, поиск подходящих производственных мощностей. В достаточно сложных условиях до конца 1941 года удалось собрать 98 644 пистолета-пулемета, из которых на ППД-40 пришлось 5868 штук.

В 1942 году пистолетов-пулеметов в СССР произвели уже в 16 раз больше — 1 499 269 штук (для сравнения: за все годы Второй мировой войны в Германии было выпущено около миллиона пистолетов-пулеметов MP-38/40). Этому способствовало то, что выпуск ППШ можно было сравнительно легко наладить на любом механическом предприятии, обладающем подходящим штамповочным оборудованием. Если к 1 января 1942 года в действующей армии насчитывалось 55 147 пистолетов-пулеметов всех систем, то к 1 января 1944 года их было уже 1 427 085 штук. Это позволило в каждой стрелковой роте создать взвод автоматчиков, в каждом батальоне — роту. Были и отдельные батальоны, бойцы которых целиком были вооружены ППШ.

При этом производство данных пистолетов-пулеметов было не лишено «узких мест», одной из самых сложных и дорогих в производстве деталей пистолета-пулемета Шпагина был барабанный магазин. Процесс его наполнения требовал некоторых усилий от стрелка. Сначала нужно было снять крышку барабана, после чего специальным ключом он заводился на 2 оборота. После наполнения улитки патронами, механизм барабана снова снимался со стопора и закрывался крышкой. Понимая это, уже в 1942 году Шпагин создал коробчатый магазин на 35 патронов для своего детища. Использование такого магазина существенно упростило процесс заряжания, а пистолет-пулемет стал легче и менее громоздким. Солдаты на фронте обычно отдавали предпочтение именно коробчатым магазинам.

soperniki_pistoleta_pulemta_shpagina_4ППШ-41

Война стала серьезным испытанием для советских пистолетов-пулеметов. С учетом ее опыта в стране начались работы по разработке новых образцов данного оружия. Уже в начале 1942 года (с 25 февраля по 5 марта) на полигоне НИПСВО состоялись испытания опытных образцов ПП, которые были созданы с учетом последних боев, всего на испытания попали 9 образцов, один из которых был трофейным MP-40.

Участники испытаний:
1. Шпагина облегченный.
2. Дегтярева модернизированный №2 и №3.
3. Артакадемии 1-ого образца конструкции Безручко-Высоцкого.
4. Артакадемии 2-ого образца конструкции Меньщикова и Шкворникова.
5. Зайцева (ОКБ-16) 1-ого образца.
6. Зайцева (ОКБ-16) 2-ого образца.
7. Северо-Западного фронта №32/14.
8. Массовый пистолет-пулемет ППШ-41.
9. Немецкий пистолет-пулемет MP-40.

Отдельно можно отметить немецкий пистолет-пулемет MP-40, с которым отечественные конструкторы смогли наконец-то познакомиться после начала Великой Отечественной войны. В советской историографии принято было говорить о том, что данное оружие было на голову ниже советских конструкций, но документы времен войны позволяют сделать другой вывод, немецкая разработка произвела на советских конструкторов впечатление.

В отчете о проведенных испытаниях говорилось, что практически во всех образцах были учтены некоторые конструктивные особенности MP-40: у всех образцов спусковой механизм без одиночной стрельбы, помимо этого, у пистолетов-пулеметов Артакадемии 1 и 2 образца, Дегтярева и Зайцева 2-го образца имелись откидные приклады. Более того, второй образец Артакадемии в основном повторял немецкий пистолет-пулемет с упрощением конструкции отдельных узлов оружия с целью уменьшения веса всей системы и упрощения технологического процесса. Заметным влияние немецкого MP-40 было и во втором опытном пистолете-пулемете Зайцева. Это был не первый случай, когда советские конструкторы-оружейники внимательно присмотрелись к разработкам своих противников.

Начальным этапом испытаний стало определение кучности стрельбы: огонь велся по щитам на расстоянии 100 и 200 метров одиночным огнем и на дистанции 50 и 100 метров — автоматическим. Ч50 и R100 в таблице — это радиус окружности, в которую укладывается 50% лучших попаданий серии выстрелов и радиус окружности, в которую укладывается 100% попаданий серии соответственно.

soperniki_pistoleta_pulemta_shpagina_5

Итогом первого этапа испытаний стал закономерный вывод о том, что наибольшее влияние на кучность стрельбы из пистолета-пулемета оказывает общий вес системы. Также было отмечено влияние динамического плеча — пистолет-пулемет Дегтярева, отличавшийся наибольшим значением данной характеристики, кучностью на испытаниях не блеснул. При этом испытатели по какой-то причине не сочли нужным отметить высокую кучность стрельбы немецкого МР, но «похвалили» его косвенным образом, дав положительную оценку его упрощенной советской копии, 2-му образцу Артакадемии. Испытатели отметили, что удары в заднем положении затвора у данного пистолета-пулемета слабее, чем у других исследуемых образцов, вследствие чего оружие менее трясет, а стрельба из него удобнее. Стоит отметить, что и темп стрельбы у МР-40, как и его советского близнеца, был примерно в 2 раза ниже, чем у прочих участников испытаний.

Следующим этапом испытаний стало определение эксплуатационных характеристик представленных образцов — удобства заряжания, сборки/разборки, прицеливания и стрельбы. Здесь замечаний удостоились почти все образцы пистолетов-пулеметов. К примеру, образцу Дегтярева досталось за все тот же короткий приклад, из-за которого при прицельной стрельбе возможны были удары затыльника по носу стрелка.

soperniki_pistoleta_pulemta_shpagina_6Вверху — первый образец ПП Артакадемии (конструктор Безручко-Высоцкий) Внизу — ПП Дегтярёва модернизированный

Но важнее всего было другое испытание. Имея за плечами печальный опыт самозарядной винтовки Токарева, на которую из армии со временем пошел целый вал жалоб на ее ненадежность, испытатели с особой тщательностью подошли к вопросу оценки живучести и безотказности представленных образцов. В защиту СВТ можно сказать, что ее работоспособность очень сильно зависела от технической грамотности бойцов и надлежащего ухода за оружием. После того, как из РККА выбыла большая часть бойцов, умеющих грамотно эксплуатировать это оружие, и начались проблемы с ее надежностью и чувствительностью к загрязнениям. Принимая во внимание накопленный опыт, новые пистолеты-пулеметы испытывались в следующих условиях:

1) при густой смазке;
2) при запылении цементной пылью в течение 10 минут в специальном ящике;
3) при промытых керосином и протертых насухо деталях;
4) при углах склонения и возвышения порядка 90 градусов;
5) после 12-часового пребывания оружия на снегу (при температуре примерно -10 градусов).

Из нового пистолета-пулемета Шпагина было произведено 2329 выстрелов и получено 3,3% задержек. Наибольшее их число было получено после запыления оружия — 15%, после пребывания пистолета-пулемета на снегу — 8% и при углах склонения — 5,7%. После 1008 выстрелов (или 2808 с учетом предыдущих стрельб из образца) начали появляться трещины на задней стенке крышки ствольной коробки, а также раскололся фибровый амортизатор. После 2329 выстрелов (или 4129 всего) было обнаружено качание ствола оружия.

Продолжать испытания нового пистолета-пулемета Шпагина при таких условиях комиссия посчитала нецелесообразной идеей. С одной стороны, 3% задержек — это немного. Но за этими сухими цифрами статистики — три патрона из сотни, то есть шанс «поймать» задержку существует практически в каждом рожке или диске. А в условиях боя солдату может хватить всего одного такого эпизода.

soperniki_pistoleta_pulemta_shpagina_7Неполная разборка ПП Артакадемии

Из пистолета-пулемета Дегтярева модернизированного во время испытаний было произведено 2374 выстрела и получено 0,5% задержек. Наибольшее их число было отмечено после пребывания оружия на снегу — 4%. При углах возвышения, близких к 90 градусам и при густой смазке пистолет-пулемет вовсе отказался стрелять, давая сплошные непродвижения патронов. Помимо этого, в ходе испытаний проявилась расшатанность оси шептала, а также было отмечено расшатывание откидного приклада, в итоге ППДМ был отправлен на доработку вслед за моделью, предложенной Шпагиным.

Лучше всех себя показал первый образец Артакадемии, из которого было сделано 2233 выстрела и получено всего 0,6% задержек. Однако после стрельбы на оружии были обнаружены трещины у задних стенок ствольной коробки, около шпильки ствола и около фигурного предохранительного выреза. А вот главным аутсайдером испытаний стал пистолет-пулемет Северо-Западного фронта — 387 выстрелов и 15,2% задержек, плюс отлетевшее основание мушки с намушником.

В целом же итоговые выводы комиссии были не радостными для большинства конструкторов и их детищ. Как отмечали специалисты, в отношении удобства обращения и стрельбы из различных положений ни один образец не удовлетворяет в полной мере современным требованиям, однако лучше других на их фоне показал себя 1-й образец Артакадемии и модернизированный пистолет-пулемет Дегтярева. По безотказности работы автоматики испытания сумел выдержать лишь 1-й образец Артакадемии (Безручко-Высоцкий). По живучести ни один из представленных на испытания образцов их не выдержал. В итоге два вышеперечисленных пистолета-пулемета комиссия рекомендовала доработать и не позднее 5 апреля 1942 года представить на повторные испытания, тогда как доработку других изделий было решено считать нецелесообразной. Именно на испытаниях, которые стартовали 5 апреля, появился пистолет-пулемет Судаева (ППС), который смог составить достойную конкуренцию ППШ.

26 апреля 1942 года, война идет уже практически год. Красная Армия сумела оправиться от неудачного начала войны, с предстоящей летней кампанией и РККА, и Вермахт связывают большие надежды. В это же время в тылу эвакуированная советская промышленность наращивает объемы выпуска военной продукции, столь необходимой фронту. Работают и конструкторы-оружейники, которые на основе реального боевого опыта разрабатывают новые модели оружия, в том числе и пистолеты-пулеметы. Второй этап конкурса на создание нового пистолета-пулемета для Красной Армии состоялся с 26 апреля по 12 мая 1942 года. Именно тогда взошла звезда Алексея Иванович Судаева и его детища — ППС.

Алексей Иванович Судаев вошел в историю стрелкового оружия как создатель одного из лучших пистолетов-пулеметов Второй мировой войны. Он же первым из советских конструкторов в 1944 году создал опытный образец автомата под патрон 7,62х39 мм. Представленный им в 1942 году на испытания пистолет-пулемет не уступал по боевым качествам моделям Дегтярева и Шпагина, но был со снаряженным магазином легче их на 1,7-1,8 кг, требовал при изготовлении в 2 раза меньше металла и в 3 раза меньше трудозатрат.

Автоматика ППС работала по схеме со свободным затвором. Для стрельбы из пистолета-пулемета использовались патроны 7,62×25 ТТ. Стрельба из ППС велась с открытого затвора. Использованный ударно-спусковой механизм допускал ведение огня лишь в автоматическом режиме — очередями. Предохранитель находился в передней части спусковой скобы. В переднее боевое положение предохранитель пистолета-пулемета Судаева переводился нажатием указательного пальца перед размещением его на спусковом крючке. Пистолет-пулемет Судаева состоял из ствола, штампованной ствольной коробки, соединенной с кожухом ствола сваркой и клепкой, рукоятки управления огнем и приклада. Металлический приклад пистолета-пулемета был выполнен складным, он складывался вверх, на ствольную коробку. Складной приклад уменьшал длину оружия, что являлось одним из преимуществ модели.

soperniki_pistoleta_pulemta_shpagina_8Алексей Иванович Судаев

Для улучшения кучности стрельбы на нем использовался простой, но достаточно эффективный дульный тормоз-компенсатор. Прицельные приспособления ППС состояли из мушки и перекидного целика, который был рассчитан на дистанции 100 и 200 метров, эти фиксированные позиции обозначались как «10» и «20». Самой эффективной являлась стрельба короткими очередями по 2-5 выстрелов. Питание пистолета-пулемета осуществлялось из коробчатых магазинов емкостью 35 патронов. При этом они были не взаимозаменяемыми с магазинами ППШ и имели выход на 2 патрона, что существенно облегчало процесс их снаряжения и обеспечивало оружию большую надежность работы.

28 июля 1942 года пистолет-пулемет Судаева под обозначением ППС-42 был принят на вооружение, а после некоторых доработок в 1943 году он получил новое обозначение ППС-43. Производство нового стрелкового оружия первоначально было развернуто в блокадном Ленинграде. Город был окружен вражескими войсками, поставки оружия в него были затруднены, а фронт требовал пополнения. С конца 1942 года по июнь 1943 года Алексей Судаев работал в блокадном городе. При этом конструктор не отсиживался в тылу, он неоднократно выезжал в действующие части на Ораниенбаумский плацдарм и Карельский перешеек, чтобы посмотреть на свое оружие в деле. Общался с бойцами, выслушивал их пожелания и замечания. После этих встреч он вносил в конструкцию своего оружия изменения, если они действительно были полезны. И хотя ППС не стал таким же известным, как ППШ, в годы войны их было выпущено достаточно большое количество, более 500 тысяч ППС-42 и ППС-43.

Свое будущее пистолет-пулемет Судаева обеспечил себе в достаточно жесткой конкурентной борьбе. На второй этап конкурса на новый пистолет-пулемет для РККА, который прошел с 26 апреля по 12 мая 1942 года, было представлено 7 образцов:

1. Дегтярёва ПДМ (КБ завода №2 имени Киркиж) №6 и №7.
2. Безручко-Высоцкого ППВ (Артакадемия).
3. Зайцева (ОКБ-16 имени А. Э. Нудельмана) образцы 1 и 2.
4. Судаева (НИПСВО КА).
5. Коровина (КБ завода №535).
6. Рукавишникова (НИПСВО КА).
7. Огородова (НКВД).

soperniki_pistoleta_pulemta_shpagina_9ППС-42 и ППС-43

Уже на стадии опробования представленных образцов испытанием стрельбой выяснилось, что к дальнейшим испытаниям будут допущены лишь модели Безручко-Высоцкого, Дегтярёва, Коровина, Рукавишникова и Судаева. Так пистолет-пулемет Огородова был не отлажен, дав до 7,5% задержек, а его ответственные детали не были термически обработаны, что привело к выходу оружия из строя уже после 120 выстрелов. Недоработанным был и пистолет-пулемет Зайцева, образец №1 дал 15,4% задержек, а образец №2 — 17,9%, что стало причиной их снятия с испытаний.

Пистолет-пулемет, представленный Рукавишниковым, при опробовании стрельбой дал 7,6% задержек, однако благодаря общей оригинальности конструкции, существенно отличающейся от остальных образцов, он был допущен к некоторым видам дальнейших испытаний, чтобы выяснить кучность боя, влияние разных условий на работу его автоматики и иные характеристики. Это должно было помочь разобраться с целесообразностью дальнейшей доводки данного образца.

Испытания второго этапа конкурса на новый пистолет-пулемет проводились в условиях, которые были максимально близки к действительной боевой обстановке, на основе курса огневой подготовки — КОП-38 и реальных боевых эпизодов идущей войны. Так, оружие среди прочего испытывалось с движущегося танка, а одна из задач моделировала нападение партизан на немецкий обоз. В ходе испытаний наилучшую кучность показал пистолет-пулемет Коровина, за ним с незначительным отрывом располагался пистолет-пулемет Судаева. Члены комиссии проверяли и удобство стрельбы из пистолетов-пулеметов в различных положениях стрелка. Лидером здесь оказался модернизированный пистолет-пулемет Дегтярёва. Но и ППС показал себя очень хорошо, ограничившись следующим замечанием: «Оружие покладисто, но тяги приклада создают неудобство при пользовании рукоятью. Неравномерность темпа и неравномерные удары в плечо стрелка. Прорезь целика довольно мала, утомляет глаз. В остальном ППС не создает никаких неудобств бойцу при стрельбе во всех положениях».

В программу испытаний даже был включен такой пункт, как удобство стрельбы из пистолета-пулемета с дерева. При этом замечания у членов комиссии возникли лишь к образцу Безручко-Высоцкого, который сильно трясло, и к образцу Дегятрёва из-за возможных случаев отжимания защелки магазина сучком, который служил стрелку упором, что приводило к выпадению магазина. А при испытании стрельбой с брони танка, как ни странно, худший результат продемонстрировал образец конструкции Безручко-Высоцкого, несмотря на то, что это был единственный пистолет-пулемет с танковым упором. Лучшими же были образцы конструкции Судаева и Коровина.

soperniki_pistoleta_pulemta_shpagina_10Пистолет-пулемет системы Безручко-Высоцкого

Следующим этапом, который вновь отсеял часть конкурентов, стало испытание на безотказность работы автоматики и живучесть оружия. Стрельба на живучесть пистолета-пулемета осуществлялась при нормальной смазке короткими очередями и целыми магазинами (по 30-35 патронов) до достижения 15 тысяч выстрелов. Через каждые 150 выстрелов ствол оружия охлаждался, после выполнения одной тысячи выстрелов следовали осмотр, чистка и смазка пистолета-пулемета. Контрольный отстрел оружия на кучность боя повторялся через 5 тысяч выстрелов. На этом этапе срезался тульский образец Коровина, который дал 4,7% задержек при 3917 выстрелах. Причиной, по мнению испытателей, стал неправильный выбор конструктором размеров патронника.

В процессе испытания на живучесть оружия у образцов Безручко-Высоцкого, Дегтярёва и Судаева проверялась кучность боя через каждые 5 тысяч выстрелов (3 серии по 20 патронов на 100 метров одиночным огнем с упора). Кучность боя у пистолетов-пулеметов Дегтярёва и Судаева к моменту завершения испытаний осталась примерно на том же уровне, а у образца Безручко-Высоцкого ухудшилась приблизительно в 2 раза к 10 тысячам выстрелов и в 4 раза — к 15 тысячам выстрелов. Ухудшение кучности боя у данной модели пистолета-пулемета зависело исключительно от износа ствола по причине его некондиционности. В конечном результате к испытаниям на безотказность были допущены всего три образца: Безручко-Высоцкого, Дегтярёва и Судаева.

Условия этого испытания были следующие:
1. Ведение огня при углах возвышения и склонения оружия, близких к 90 градусам.
2. Ведение огня из оружия после запыления цементной пылью в специальном ящике и продувкой его мехами в течение 5 минут при положении образца на одном боку и 5 минут на другом боку (образец лежал на подставках, не касаясь дна, магазин был вставлен, запасные магазины также находились в ящике с пылью вместе с образцом).
3. Ведение огня при промытых керосином и протертых насухо деталях оружия.
4. Ведение огня при густой смазке оружия пушечным салом.

Лучшие результаты по итогам испытаний на безотказность продемонстрировали два пистолета-пулемета — Безручко-Высоцкого и Судаева. При этом результаты пистолета-пулемета Судаева выделялись особенно сильно. Из оружия было произведено 15 405 выстрелов и получено всего 0,19% задержек. Из них при нормальной смазке — 13 985 выстрелов и 0,18% задержек, при различных условиях — 1420 выстрелов при 0,3% задержек.

soperniki_pistoleta_pulemta_shpagina_11ППШ-2

Для лучшей проверки работы автоматики образцы Безручко-Высоцкого и Судаева был подвергнуты проведению дополнительных испытаний:

1) стрельба патронами, которые были нагреты в термостате до температуры +60 градусов Цельсия. Единственным результатом данного испытания стало уменьшение темпа стрельбы пистолета-пулемета Безручко-Высоцкого;

2) стрельба с преодолением стрелком водной преграды и последующим переползанием по песчаному участку берега. Здесь выяснилось, что конструкция Судаева надежнее, пистолет-пулемет был менее чувствителен к попаданию песка. В то же время пистолет-пулемет Безручко-Высоцкого отказывал в работе во всех случаях и лишь после промывки его в воде снова оказывался работоспособным.

Особенно испытатели отметили неудовлетворительное крепление крышки магазина в пистолете-пулемете Безручко-Высоцкого. После испытаний оружия на служебную прочность (броски с двухметровой высота на два типа поверхности: мостовую, мощенную песчаником и утрамбованный песчаный грунт) лучше вновь оказался образец Судаева.

Немаловажным фактом, который удалось установить в ходе испытаний, был однозначный вывод комиссии о преимуществе магазинов с двухрядным выходом патронов как со стороны их надежности, так и со стороны удобства снаряжения таких магазинов.

Испытания пистолетов-пулеметов не были бы закончены без новой модели Шпагина. С 30 мая по 2 июня на НИПСВО были проведены дополнительные испытания его ППШ-2. Данный пистолет-пулемет использовал автоматику со свободным затвором. Огонь из него велся с открытого затвора, допускалось ведение огня только в автоматическом режиме. Роль предохранителя на ППШ-2 выполняла откидная пылезащитная крышка паза для рукоятки заряжания, обладавшая двумя вырезами для фиксации рукоятки при закрытом положении крышки и переднем, либо заднем положении затвора оружия. Питание патронами осуществлялось из двухрядных отъемных коробчатых магазинов.

Приклад пистолета-пулемета был деревянным, отъемным (такое решение рассматривалось военными как недостаток оружия из-за возможности утери приклада в бою), при этом ППШ-2 мог стрелять и со снятым прикладом. В конструкции пистолета-пулемета была широко использована штамповка из стального листа, на дульной части ствола имелся компенсатор подброса ствола.

Технологическая оценка нового претендента продемонстрировала, что в конкурсе на новый пистолет-пулемет для РККА появился достойный конкурент. В заключении специалистов по поводу данного образца говорилось, что он обладает лучшими показателями, чем образец Судаева, за исключением коэффициента полезного использования и расхода металла, где лучше ППС. Также ППШ-2 продемонстрировал меньший темп стрельбы и лучшие показатели по живучести и количеству издержек. Однако значительным недостатком оружия стала низкая кучность при стрельбе очередями. По мнению испытателей, это было связано с тем, что конструктор неудачно подобрал габариты деревянного приклада и использовал неудачную же конструкцию компенсатора.

soperniki_pistoleta_pulemta_shpagina_12Советские солдаты с ППС во время боев в Будапеште

Итоги второго этапа конкурса и дополнительных испытаний с участием ППШ-2 были рассмотрены специальном пленуме Артиллерийского комитета ГАУ Красной Армии 17 июня 1942 года. При этом однозначного решения в пользу того или иного образца принято не было. Пистолет-пулемет Судаева был чуть лучше по «боевым» показателям, а ППШ-2 — чуть лучше по технологическим. Оба варианта все еще требовали некоторой доработки, а конструкторы обещали довести свои образцы до ума и соответствия выдвигаемым тактико-техническим требованиям в самое ближайшее время. В итоге окончательный выбор нового пистолета-пулемета для Красной Армии опять был отсрочен.

В итоге финальная «гонка» с участием последних претендентов прошла с 17 по 21 июля 1942 года. Оба образца испытывались по специальной программе Артиллерийского Комитета ГАУ. Испытания были достаточно жесткими: образцы нужно было протащить 10-15 метров по песку за веревку, привязанную к прикладу, после чего протереть канал ствола и произвести стрельбу: 70 выстрелов (2 магазина). Также испытатели проверили безотказность работы автоматики оружия, совершив по 1000 выстрелов из каждого пистолета-пулемета без проведения предварительной чистки оружия и без перерывов, предназначенных для охлаждения ствола в процессе стрельбы.

Проверялась и безотказность работы автоматики оружия при очень низких температурах. Пистолеты-пулеметы чистили, смазывали зимней ружейной смазкой и помещали в ящик с углекислотой при температуре -50 градусов Цельсия, где держали 2 часа. Снаряженные магазины были присоединены к оружию. И если испытание заморозкой не смогли выдержать оба пистолета-пулемета, то стрельба на безотказность продемонстрировала явное превосходство системы Судаева. При загрязнении оружия мелким песком ППШ-2 выдал 12,7% задержек (147 на 1153 выстрела), а будущий ППС — лишь 5,9% (68 на 1155 выстрелов).

Можно с уверенностью говорить о том, что именно это испытание и стало определяющим в судьбе будущего ППС. Члены комиссии сделали вывод о том, что новый пистолет-пулемет Шпагина ППШ-2 по числу задержек при стрельбе в условиях сильного загрязнения не выдержал конкурсных испытаний. При этом начатое еще на полигоне соревнование двух конструкторов перешло в бюрократическую/бумажную плоскость, где значение имели не только полученные результаты, но и должности сторонников конкретной модели пистолета-пулемета. В этом отношении у ППШ-2 все было достаточно хорошо, так как в роли его защитника выступал лично Нарком вооружения Устинов.

В итоге разрешить спор двух конструкторов смог лично И.В. Сталин, который отдал распоряжение выпустить для проведения войсковых испытаний по 1000 штук пистолетов-пулеметов обоих моделей. При этом окончательный выбор в пользу ППС был сделан уже в 1943 году. И он себя оправдал: пистолет-пулемет оставался на вооружении и после завершения Второй мировой войны. А его копии производились не только в странах социалистического лагеря, но и в Финляндии, ФРГ и Испании. В двух последних странах малыми партиями по лицензии выпускали финский вариант под 9х19 мм патрон.

/Сергей Юферев, topwar.ru/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введи свой комментарий!
Пожалуйста, введи свое имя