Вспомогательный флот ВМФ России

Первая фаза российской операции в Сирии, началом которой следует считать 30 сентября 2015 года, а завершением – 14 марта 2016-го, помимо множества позитивных для Вооруженных Сил РФ моментов – кардинальное изменение ситуации на фронтах в САР, испытание новейших систем вооружений, приобретение бесценного боевого опыта – выявила и проблемы. Наиболее очевидная из них – организация тылового обеспечения как нашей авиагруппы, так и сирийской правительственной армии. Оно осуществлялось по воздушному мосту и морем.

Про первый известно немного. По данным Минобороны РФ, в течение первой фазы операции военно-транспортная авиация выполнила в общей сложности порядка 640 самолетовылетов. Загружались на подмосковном аэродроме Чкаловский и авиабазе в Моздоке. Маршрут проходил над акваторией Каспия, территорией Ирана и Ирака с конечным пунктом назначения «Хмеймим» в сирийской провинции Латакия.

Сирийская дорога жизни

Информации про морской путь побольше. Российским кораблям и судам обеспечения, участвовавшим в операции, получившей в западной прессе название «Сирийский экспресс», приходилось на пути из Новороссийска или Севастополя в Тартус, где находится пункт материально-технического снабжения ВМФ РФ, следовать через черноморские проливы под бдительным взором турецких СМИ, печатных и электронных.

По публикациям можно утверждать, что «экспресс» стартовал примерно через год после начала внутрисирийского противостояния. Его организация стала следствием решения военно-политического руководства России сделать все возможное, чтобы не допустить повторения ливийской трагедии, основные события которой разыгрались в 2011-м. Тогда отсутствие аналогичного решения или задержка с его принятием привели в итоге к гибели лидера джамахирии Муаммара Каддафи. Ливия погрузилась в хаос, выбраться из которого не может до сих пор.

Вспомогательный флот ВМФ России

Первоначально в отсутствие судов разгромленного за два предыдущих десятилетия вспомогательного флота ВМФ России роль рабочих лошадок в «Сирийском экспрессе» была уготована большим десантным кораблям (БДК) трех флотов – Черноморского, Балтийского и Северного. Они стали курсировать между Тартусом и главным образом Новороссийском, осуществляя доставку боеприпасов для сирийской армии, которая вела ожесточенные бои с формированиями запрещенных в России «Исламского государства», аффилированной с «Аль-Каидой» группировки «Джабхат ан-Нусра», других организаций джихадистского и оппозиционного толка.

Морским транспортом осуществлялись и поставки ВВТ, либо закупленных по линии военно-технического сотрудничества, либо переданных сирийскому правительству: понятно, что у Асада немного средств для оплаты подобного импорта.

Можно смело утверждать, что Дамаск, вооруженные силы которого раскололись по религиозному признаку (наиболее дееспособными оказались соединения и части, комплектование которых шло главным образом из алавитов), выстоял против джихадистского интернационала во многом благодаря боеприпасам и ВВТ из России.

Этапы большого пути

Первоначальную легенду и прикрытие операции «Сирийский экспресс» обеспечивало постоянное оперативное соединение ВМФ России в Средиземном море, развернутое там в начале 2013-го. В его составе находились один-два, а то и больше кораблей первого ранга, один разведывательный, несколько БДК, суда обеспечения.

В «Сирийском экспрессе» следует условно выделить три этапа. На первом этапе (примерно с декабря 2012-го по конец 2014-го) на БДК была возложена задача обеспечить сирийскую армию и ее союзников всем необходимым. В год совершалось 30–45 выходов в Средиземное море с заходом в Тартус.

Показательным стал 2014-й, предшествовавший вводу в Сирию российской авиагруппы. По имеющимся учетам, в течение года 10 БДК из состава трех российских флотов выполнили по меньшей мере 45 перемещений по маршруту Новороссийск – Тартус. Своего рода рекордсменами стали «Калининград» (БФ) – как минимум 10 рейсов, «Новочеркасск» (ЧФ) – 9, «Ямал» (ЧФ) – 8. Число выходов тех или иных БДК на маршрут Новороссийск – Тартус – Новороссийск, судя по всему, определялось в первую очередь состоянием их узлов и механизмов.

Второй этап «экспресса» начался где-то в августе 2015-го, сразу после принятия принципиального решения о вводе в Сирию российской авиагруппы. Решалась задача обеспечить ее и приданные подразделения всем необходимым с учетом дальнейшего боевого применения. О примерном времени начала этапа говорит статистика. Если с 1 января по 1 сентября 2015-го 9 БДК трех российских флотов выполнили порядка 38 походов в Средиземное море, то за четыре следующих месяца – по меньшей мере 42. Интенсивность выросла более чем вдвое.

Кроме того, в сентябре – декабре прошлого года к «Сирийскому экспрессу» в связи с увеличившимися объемами перевозок подключились как минимум четыре судна вспомогательного флота ВМФ России. Новички привлекли к себе внимание.

К большому морскому сухогрузному транспорту (БМСТ) «Яуза» проекта 550 особых вопросов не возникло – он и раньше находился в составе вспомогательного флота СФ. Но его отправка в Средиземноморье вызвала недоумение: а что, больше уже нечего? Ведь до «Сирийского экспресса» БМСТ решал важнейшую задачу обеспечения всем необходимым ядерного полигона на Новой Земле.

Старушка «Яуза» (1974 года постройки) после капитального ремонта и возвращения в строй в начале 2015-го не подкачала. В сентябре – декабре она сделала по меньшей мере четыре рейса в Тартус.

Вспомогательный флот ВМФ России Большой морской сухогрузный транспорт (БМСТ) «Яуза»

Зато масса вопросов возникла в связи с другими новичками «Сирийского экспресса». В конце 2015-го это были суда вспомогательного флота ВМФ России «Вологда-50», «Двиница-50» и «Кызыл-60».

Определенную ясность в связи с их внезапным появлением под флагом ВМФ России внесло информационное агентство «Интерфакс-АВН». 15 октяб-ря 2015 года оно сообщило, что в связи с повышением интенсивности военных перевозок из России в Сирию в состав вспомогательного флота мобилизовано до 10 гражданских сухогрузов, в том числе несколько судов, ранее ходивших под иностранными флагами.

Уже в 2016 году к названным выше новым участникам «экспресса» добавились «Александр Ткаченко» и «Казань-60». К первому из них понятие «мобилизация» подходит полностью – ранее это был паром на Крымской переправе. К остальным судам, имеющим в названии цифры «50» или «60», не очень.

По одной из версий, все они ранее принадлежали турецким судовладельцам и были приобретены ВМФ России в экстренном порядке еще до инцидента с уничтожением российского бомбардировщика Су-24. Понятно, что покупались не от хорошей жизни – нужно было любыми путями обеспечить боевую работу российской авиагруппы при отсутствии судов такого класса в составе вспомогательного флота.

Со своей стороны Минобороны РФ посчитало ниже своего достоинства прояснить историю появления на «Вологде», «Двинице» и «Кызыле» российских флагов. Остались без ответов вопросы: на каких условиях совершались сделки с турецкой стороной, в каком состоянии были приняты суда?

Как отметил в соцсетях один из моряков, каждый выход в море на них с учетом плачевного технического состояния – это игра в русскую рулетку, особенно с учетом их грузов.

Без заезженных лошадок

Можно считать, что второй этап «Сирийского экспресса» завершился 14 марта, когда было обнародовано решение о сокращении российской авиагруппы в Сирии. К тому дню в ходе операции с начала года было выполнено по меньшей мере 24 рейса. 17 из них приходится на БДК, остальные – на новичков.

По данным Минобороны РФ, с 30 сентября 2015 года по 14 марта 2016-го выполнено 80 рейсов по доставке грузов морским путем в Тартус. Это примерно соответствует неофициальным данным, приведенным в данной статье.

С 14 марта начался отсчет третьего этапа «Сирийского экспресса», в ходе которого предстоит решать задачи обеспечения сокращенной примерно вдвое российской авиагруппы, а также боевых действий сирийской армии. Тем не менее, уже сейчас можно подвести некоторые промежуточные итоги операции и сделать отдельные прогнозы.

Во-первых, ВМФ России в ближайшее время рискует остаться без БДК, которые взяли на себя перевозку большей части воинских грузов в Сирию. Они в значительной степени выработали свой моторесурс и нуждаются в срочном ремонте.

Во-вторых, можно ожидать, что в ближайшее время суда вспомогательного флота ВМФ в связи с описанной ситуацией будут брать на себя все большие объемы перевозок, освобождая от этих функций БДК.

В-третьих, как представляется, вследствие, мягко говоря, критической ситуации по части наличия сухогрузов в составе вспомогательного флота ВМФ России логично было бы предположить, что главное командование озаботится их приобретением, причем не из турецких «источников». И здесь самое удивительное: не тут-то было! Как пояснили «Военно-промышленному курьеру» в Объединенной судостроительной корпорации, пока никаких запросов от главкомата ВМФ в связи с возможными заказами на строительство новых транспортов не поступало… А если завтра война?

Для сведения: «Вологда-50» в прошлой, турецкой жизни называлась Dadali, «Кызыл-60» – Smyrna, «Двиница-50» – Alican Deval.

/Михаил Алексеев, vpk-news.ru/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введи свой комментарий!
Пожалуйста, введи свое имя