Ведущие производители оружия не раз анонсировали создание «винтовок будущего», но за последние 30-40 лет ни одна из революционных концепций не дошла до массового производства. Действия в условиях локальных конфликтов и антитеррористические операции требуют новых решений в стрелковом оружии.

«Умные винтовки», управляемые пули и автоматы под безгильзовые патроны можно было бы назвать «концепт-ганами», по аналогии с концепт-карами в автопроме. Экстремальные модели, на которых обкатываются самые смелые идеи, но малопригодные для «дорог» общего пользования.

Призраки сверхнового автомата

В конце 80-х годов прошлого века переворот в «стрелковке» сулила американская программа ACR (Advanced Combat Rifle, усовершенствованная боевая винтовка). Она стала ответом на требование военных повысить эффективность индивидуального стрелкового оружия минимум вдвое по сравнению со стоящей на вооружении винтовкой М16А2 (в российской классификации — автомат). Как подсчитали эксперты, стрелок в боевых условиях поражает цель на дистанции 40 метров с вероятностью 100 процентов, а на дистанции 260 метров — с вероятностью всего 10 процентов.

В ходе программы предполагалось протестировать несколько новых концепций, обещающих в том числе повысить вероятность поражения цели одним выстрелом. Свои образцы на конкурс представили четыре компании: германская Heckler & Koch, австрийская Steyr-Daimler-Puch и две американские фирмы — Colt и AAI.

«Скорострельные часы с кукушкой»

Американские оружейники оказались консервативны: Colt предложил слегка измененную винтовку М16 под патрон калибра 5,56 миллиметра, снаряженный двумя пулями, а компания AAI — винтовку традиционной компоновки под боеприпас с подкалиберной стреловидной пулей.

Зато германский концепт G11 (разработан в середине 80-х годов) от Heckler & Koch был по-настоящему революционным. Фантастический дизайн — пластиковый корпус винтовки напоминал вытянутый параллелепипед с рукояткой управления огнем. Уникальный безгильзовый патрон — блок из спрессованного пороха, в котором «утоплена» пуля калибра 4,7 мм.

Необычное устройство: схема буллпап (рукоятка управления огнем находится перед магазином и УСМ), 45-местный магазин размещен над стволом, патроны из него подавались в камору-казенник вертикально вниз, после чего камора поворачивалась на 90 градусов, патрон оказывался на линии ствола и происходил выстрел. Ствол, казенник и магазин смонтированы на одном основании, которое двигалось внутри корпуса, — так называемая лафетная схема (аналогичная использована на российском АН-94). При стрельбе фиксированной очередью в три патрона вся система приходила в заднее положение только после третьего выстрела, и только тогда стрелок ощущал отдачу.

Это повышало кучность стрельбы, но сложность конструкции оказалась запредельной для военного образца. «Я держал в руках винтовку G11, проходившую по программе ACR, для меня это было глубоким шоком, — вспоминает эксперт по оружию Максим Попенкер. — Сложнейший механизм с большим количеством пружин, шестеренок и прочего, заключенный в тонюсенький пластиковый корпус, который можно было продавить пальцами». За особенности конструкции детище Heckler & Koch получило неформальное прозвище «скорострельные часы с кукушкой».

Призраки сверхнового автомата Heckler & Koch G11

А еще немецкие инженеры так и не смогли решить проблему прорыва газов между патронником и стволом и проблему перегрева боеприпаса в патроннике при интенсивной стрельбе. Ресурс системы оказался низким — около шести тысяч выстрелов (для сравнения, ресурс ствола валового АК-74 — 15 тысяч выстрелов). И, наконец, хрупкость самого безгильзового патрона. Как отмечал в своем докладе бывший эксперт Heckler & Koch Джим Шац (Jim Schatz), удар, который был безопасен для патрона с металлической гильзой, мог расколоть безгильзовый боеприпас, или, что хуже, привести к трещине, и тогда патрон раскалывался в момент досылания в патронник.

Российские эксперты, знакомые с проектом, уверяют, что бесперспективность G11 была очевидна с самого начала работ над ней. Поговаривали даже, что вся «безгильзовая тема» затевалась на Западе лишь для того, чтобы заставить советский ВПК тратить время и деньги на исследования в заведомо тупиковом направлении.

Сами немцы в 90-е годы тихо свернули программу, мотивируя это дороговизной перехода на новый безгильзовый патрон и его несовместимостью со стандартами НАТО.

Граната вместо пули

Другим «гвоздем» ACR стала австрийская винтовка от Steyr, созданная специально «под конкурс». В основе концепции лежал подкалиберный боеприпас — легкая, меньше одного грамма, вольфрамовая стрелка длиной 41 миллиметр и диаметром в полтора миллиметра. Ее начальная скорость составляла около 1500 м/с.

Оружие было скомпоновано по схеме буллпап (как и G-11), пластиковый корпус футуристического дизайна разбирался на две части. Затвор, вернее, казенник с патронником, двигался не вперед-назад, а вверх-вниз. Когда винтовка взведена, казенник опущен вниз, на один уровень с верхним патроном в магазине. При нажатии на спуск специальный толкатель досылает патрон из магазина вперед в патронник, казенник под воздействием боевой пружины идет вверх и в момент совмещения с осью ствола происходит выстрел.

Steyr ACR неплохо показал себя на стрельбище, но не смог обеспечить двукратного превосходства над М16. Вдобавок, у всех стреловидных боеприпасов есть общий недостаток — вслед за пулей из ствола вылетает отделяемый контейнер/поддон, который представляет угрозу для своих же солдат, находящихся перед стрелком. Наконец, потенциальные достоинства стреловидных пуль не окупали огромных затрат на их внедрение.

Призраки сверхнового автомата Steyr ACR

В итоге проект ACR был свернут, а американские военные уже думали о переходе от экспериментов с высокоточными пулями к малокалиберным снарядам. Авторы новой программы Objective Weapon считали, что основным средством поражения на поле боя в ХХI веке станет малокалиберный самозарядный гранатометный модуль с широким ассортиментом «умных» боеприпасов. Ведь самая высокоточная пуля, пролетевшая в паре сантиметров от цели, не причинит ей вреда, а граната, разорвавшаяся в метре, поразит ее.

Вскоре компании Heckler & Koch и Alliant Techsystems представили совместную разработку — систему ХМ29 OICW (Objective Individual Combat Weapon). Это «гибрид» из слегка измененной винтовки G36, которая снизу крепилась к самозарядному 20-миллиметровому гранатомету, скомпонованному по схеме булл-пап. Коробчатый магазин снаряжался 20 гранатами с дистанционным подрывом. Весь комплекс приводился в действие одним спусковым крючком.

Призраки сверхнового автомата ХМ29 OICW

Отдельным модулем шла система управления огнем, состоящая из дневного и ночного прицелов, лазерного дальномера и баллистического вычислителя (он же определял время подрыва гранаты).

Разработчики надеялись, что ХМ29 будет примерно в пять раз эффективнее винтовки М16 с подствольным гранатометом М203. При этом стоимость одного серийного образца не превысит 10 тысяч долларов (для сравнения, М16А2 стоит порядка 700 долларов), а стоимость 20-миллиметровой гранаты — 25 долларов.

Несостоявшаяся революция

По ходу работы над ХМ29 стало понятно, что комплекс не заменит традиционную винтовку, — оружие было слишком громоздким и тяжелым, выстрел чересчур дорогим, а боекомплект маленьким. В результате американцы решили отдельно дорабатывать гранатометный модуль, увеличив его калибр до 25 миллиметров. Но прежде чем в США свернули эксперименты с OICW, подобными системами успели обзавестись китайцы и южные корейцы — видимо, чтобы не отстать от модного тренда.

Весьма неудачные проекты комбинированного оружия разрабатывались в последние пять-шесть лет и в России — об этом рассказал главный редактор журнала «Калашников» Михаил Дегтярев. К примеру, была попытка создать модульную конструкцию из снайперской винтовки Драгунова и автомата Калашникова. Разрабатывался и 12,7-миллиметровый боеприпас с дистанционным подрывом, который осуществлялся бы при помощи провода, уложенного в гильзе.

Промежуточный итог программ по созданию «винтовки будущего» эксперты формулируют так: революция в отрасли возможна лишь с появлением новых способов метания снаряда или принципиально новых методов поражения цели. Проще говоря, когда на смену винтовке придет лучевой «бластер». А пока основными направлениями работы конструкторов станут эргономика и дизайн оружия, создание так называемых модульных и мультикалиберных винтовок (когда быстрая смена ствола и затвора позволяет перейти на другой патрон).

Авиационные технологии

Самый перспективный тренд в «стрелковке» — расширение возможностей существующих систем за счет новых материалов и прицельных комплексов. Чтобы, не меняя характеристик самого оружия, повысить эффективность его применения. Это позволит подтянуть до современного уровня относительно устаревшие системы и расширить возможности современных.

К примеру, концерн «Калашников» разработал специальный комплект для модернизации АК-74 (улучшает эргономику оружия, позволяет устанавливать современные прицелы, тактические фонари и т.д.), который, по словам директора по маркетингу компании Владимира Дмитриева, повышает эффективность применения автомата в полтора раза. Сегодня концерн выполняет госзаказ по модернизации части оружия, лежащего на складах Минобороны.

Но настоящую революцию в отрасли обещает внедрение «умных» электронных прицельных систем — аналогичные технологии используются сейчас в авиации. Боевая авиация уже выступала донором технологий для стрелковой отрасли. Например, коллиматорные прицелы, которые стояли на истребителях начиная со Второй мировой войны, а на рубеже ХХ-XXI веков стали массово внедряться в стрелковом оружии. По разным оценкам, такой прицел повышает эффективность стрельбы в полтора-два раза. А «умный» прицельный комплекс позволит среднему стрелку превзойти опытного снайпера.

Призраки сверхнового автомата Винтовка TrackingPoint

В конце 2015 года американская компания TrackingPoint (работает в сегменте охотничьего и снайперского оружия) объявила о том, что ее «умная винтовка» победила одного из лучших стрелков Америки, многократного чемпиона Национальной стрелковой ассоциации США (NRA) Брюса Пьятта (Bruce Piatt). Его противником, оператором винтовки TrackingPoint, была Тайя Кайл (Taya Kyle), вдова Криса Кайла — одного из самых авторитетных снайперов США.

Стрелки состязались в трех классах оружия: обычное, повышенной точности и снайперское. Пьятт использовал М4А1, М110 и М2010 с оптическими прицелами и дальномером. Кайл стреляла из различных моделей TrackingPoint. Стрельба велась из положений сидя, лежа, с коленей. Мишени могли двигаться случайным образом, а стрелкам создавались дополнительные стрессовые условия — туман, взрывы. В итоге Брюс поразил 58,6 процентов целей, Тайя — 100 процентов.

Призраки сверхнового автомата Тайя Кайл с винтовкой TrackingPoint

Комплекс TrackingPoint состоит из вполне традиционной винтовки и прицельной системы, включающей телекамеру, баллистический вычислитель, лазерный дальномер, набор датчиков (окружающей среды, положения оружия), компьютер с операционной системой Linux, блок интерфейсов и дисплей, на который выводятся изображения с камеры и информация с компьютера. Принцип действия системы таков: стрелок нажимает на спусковой крючок и согласно подсказкам навигатора сопровождает цель, а винтовка сама выбирает наиболее удачный момент для выстрела.

Пока подобные системы чрезвычайно дороги (комплекс TrackingPoint стоит в среднем 10-15 тысяч долларов) и недостаточно надежны для размещения на боевом оружии. Однако эксперты уверены, что со временем «умные» прицелы распространятся сначала на армейские снайперские винтовки, а затем, возможно, и на массовые образцы.

/Владислав Гринкевич, lenta.ru/

3 КОММЕНТАРИЕВ

  1. Мдя, «Tracking point», оружие будещего, ога.

    Самое смИщьное будет, когда на такой «более умной, чем владелец» винтовке либо электроспуск заклинит («механика»-то спускового крючка «развязана» с блоком шептало/боевой упор :), либо «ось» прицела (да-да, Линух _тоже_ могЕт «глючить»! 🙂 начнет «жить своей жизнью» и разрядит оружие по «посторонним лицам». Интересно. кого в последнем случае будут судить: стрелка, производителя или винтовку? 🙂
    Ну, а «навигаторы» при наведении и _сопровождении_ целей… Этта просто сказка: «…Глянь, Манька — ищщо один дебил с навигатором!..» (из старого анекдота про «джЫп», долго блуждавший по деревне и в конце концов свалившийся в овраг).
    Теперь главное — не спугнуть. В смысле, пусть «пилят» и на вооружение армии — _своей_ — принимают. «…Вот тогда мы похохочем!…» (С)Карлсон

  2. согласен с Сергеем. статья вообще ни о чем. два спортсмена состязались в пострелушках — выиграл лучший прицел. а если присобачить телескоп — то выйдет еще лучше… причем тут вообще оружие? это спортивное приспособление!!! интересно, проверяли стрельбу в условиях задымления? а при минусовых температурах, когда эта хрень заглючит как смарты? а при серьезных осадках? или после грязевой ванны? ой, сомнительно… да просто пострелять, даже и на стадионе/стрельбище, но в движении, с перекатами-прыжками, да после марш-броска, причем лишние три кг прицела с батарейками волочь на себе? или навскидку, на скорость открытия огня? не верю!!! такая полигонная хрень хороша, когда стрельба стендовая, можно приволочь хоть станок для закрепления винтаря, сверху прицепить лазерно-магнитно-оптико-радар, и выбивать цели. но для армейского, охотничьего и любого другого оружия оно нафиг не годится — банально громоздко, а то и неподъемно… так, рекламная акция — пиндосы этим всегда баловались, когда пытались «продемонстрировать превосходство» чего угодно. или условия подберут так, что победителя можно назвать сразу, или итоги подтасуют, или и то, и другое сразу.
    а касательно сверхнового оружия… это вообще врядли. единственный агрегат на сегодняшний момент, демонстрирующий таковые черты — это дегтяревский АЕК/А. почему? а только в нем реализован новейший для стрелковки принцип. в его случае — сбалансированная автоматика. любое оружие, демонстрирующее качественный скачок, должно иметь именно такую изюмину. или оно ничем особым в своем классе не выделится. в любом этапе развития оружия всегда есть таковой:
    изобрели унитарный патрон — появились казнозарядные винтовки. были и до того — но штучные, неудобные и капризные штуцера. а вот с унитарами — давно известный принцип внедрился повсеместно. появились станковые и ручные пулеметы. появились скорострельные пистолеты/револьверы — то есть «карманное» оружие.
    дальше два пути — или новый принцип, от лазерно/грави/еще-какого-угодно-принципа, до замены унитара, скажем, жидким, магнитным или еще каким метателем, путь сложный и дорогой; второй вариант — перебор массы разнообразнейших типов и видов патронов. по каковому мы все и двигаемся:
    изобрели патрон без закраины — массово стали разрабатываться пистолеты и автоматическое оружие, появился промежуточный патрон — автоматы стали основным типом вооружения стрелковых подразделений, его вариантом стал малоимпульсный мелкокалиберный высокоскоростной патрон — автоматы пришли к своему пределу, ограниченные уже не технически, а скорее человеческими возможностями. ветвью вариативности стало применение новых материалов — пластики, титаны-алюминии и т.п. ну, и конструкции, естественно…
    на сегодняшний день перебор вариантов, в общем-то, закончен. почти все «новые», «новейшие» и «оружие будущего» конструкции различных производителей похожи как родные братья. газовый двигатель с коротким, реже длинным ходом поршня, запирание поворотом затвора, широкое применение пластика, калибр от 10 (многие ПП) до 5 (иногда и 4) мм, магазин отъемный на 20-40 патронов, прицел оптический или электронный, ну и открытый в комплекте, конечно… ну, и пиндосы с их маниакальным желанием избавиться от газового двигателя — хотя даже для своих М-разнонумерованных начали выпускать уже переделочные комплекты под короткий ход. и все! нет больше ничего нового!
    к чему такое длинное предисловие? а нет на данный момент у нас предпосылок для создания сверхнового автомата! стоило бы начать хотя бы с нового патрона — так нет его такого, и даже речи не идет о создании. соответственно, при использовании старых, нужно введение принципиально нового условия — например, сбалансированности автоматики. и этого нет. ну, и о каком новом оружии может идти речь?! и это не только наш, русский, вариант, во всем мире нет ничего такого, что вывело бы стрелковку на принципиально новый уровень! последним прорывом, на мой взгляд, стало применение пластика в оружии — то есть, принципиально новыми были М-16, среди длинноствола, и «глок» для «коротких». что быстро переняли и прочие, включая и нас с АК-74, с пластиковыми магазинами, прикладами и цевьем. пока не появится что-то принципиально новое — говорить о «сверхновости» оружия бесполезно — его не будет. за последние лет сорок ничего принципиально нового в оружии не применено, соответственно показатели ТТХ что калашоидов с их более чем полувековой историей, что новейших FN SCAR и HK-какие-то-номера, в общем и целом практически равноценны и различаются разве что в силу примененных решений, а не за счет какой-то особой «изюминки» конструкции. из готовых решений просто подгоняется то, что разработчик считает наиболее важным. точность? газовый поршень короткого хода, длинный и толстый ствол, помощнее патрон, точная подгонка деталей — но забудьте о высокой надежности, да и про автоматическую стрельбу тоже. нужен надежный массовый автомат? ну, берите клон АК и не морочьте голову. хотите возможность обвешать оружие прибабахами? вариант штурмгевера, типа FN или той же AR, но пострадает и надежность, и стоимость, и габаритно-весовые характеристики… совместить все требования нереально, по крайней мере без внесения чего-то принципиального… так что статья — переливание из пустого в порожнее.

  3. Поставим вопрос с начала: КОМУ нужен сверхновый автомат?

    > Действия в условиях локальных конфликтов и антитеррористические операции требуют новых решений в стрелковом оружии.

    ВООТ. Антитеррористическим операторам. Потому что армия личным оружием солдат не воюет. Армия воюет специальным оборудованием, которое во много раз более убоепроизводительно.

    Итак, появился новый фронт — антитеррористические операции. Там новые правила войны, и нужно новое оружие. Уже понятнее. (Кстати, уже война США во Вьетнаме носила существенные антитеррористические черты. Отсюда та неожиданно большая психологическая усталость американцев от неё, и те эксцессы, когда отдельные командиры порывались воевать по-настоящему, а это оказывалось военными преступлениями. Другие правила.)

    Что за правила, какая новая тактика? Не претендую на полноту, отмечу кое-что.

    1. Можно считать, что личное оружие находится в руках квалифицировнного стрелка, «антитеррористического оператора». Потому что неквалифицированному там всё равно делать нечего. Пальнёт куда не туда, проблем создаст на годы. Лучше у такого вообще стреляло отобрать, а ещё лучше его самого туда не пустить.

    2. Следует ожидать, что личное оружие сыграет важную роль. Каждый ствол имеет вес, каждый «оператор» может заметить и успеть подстрелить кого-то опасного для дела мира.

    На этом пока остановимся. Уже видно, что «валовым автоматам термоядерной войны» тут места нет.

Ответить