1 декабря 2014 года в городе Муроме (Владимирская область) приступили к формированию инженерно-сапёрной бригады центрального подчинения. Бригада была сформирована в целях повышения возможностей инженерных войск и оперативности их применения, создания резерва для решения внезапно возникающих задач и усиления группировок войск на стратегических направлениях. Бригада находится в резерве Верховного Главнокомандующего.

shturmovoe_podrazdelenie_1

В составе бригады, впервые со времён Великой Отечественной войны, возрождён батальон штурма и разграждения, предназначенный для обеспечения беспрепятственного продвижения сил общего назначения на урбанизированной местности, что позволяет значительно повысить эффективность действий при штурме зданий, максимально избежав при этом потерь.

На этот раз удалось с «лейкой» и блокнотом понаблюдать за работой «штурмовиков». Из личных впечатлений: один из самых интересных моих армейских заездов.

На наши и ваши вопросы отвечает гвардии старший лейтенант Дмитрий Анатольевич Ф., командир роты штурма и разграждения 1-й гвардейской инженерно-сапёрной Брестко-Берлинской Краснознамённой орденов Суворова и Кутузова бригады.

shturmovoe_podrazdelenie_2

1. Совсем кратко о себе

В армии служить мне хотелось всегда, на военной службе я с 2005 года. Закончил военное училище в Санкт-Петербурге и волею судеб и своей собственной оказался в рядах 1-й гвардейской инженерно-сапёрной Брестко-Берлинской Краснознамённой орденов Суворова и Кутузова бригаде. Наша бригада центрального подчинения была сформирована 1 декабря 2014 года в городе Муроме (Владимирская область). Службой в бригаде доволен, это именно то, чем мне нравится заниматься.

2. С незапамятных времён ходят слухи, что инженерные войска нужны только для постройки мостов и установки/снятия мин. Ещё, говорят, можно их привлечь к копанию всего. Что ещё входит в круг реальных задач современных инженеров?

Инженерные войска, конечно же, не только строят мосты, ставят и снимают мины. Мы занимаемся фортификацией, инженерной разведкой местности, можем оборудовать подходы и рубежи для удобства своих войск или сделать их непригодными для продвижения войск противника, проделать проход в минных заграждениях или обезопасить целое направление для манёвра своих войск. Наведение мостов и переправ через водные преграды тоже наша зона ответственности.

Кроме того, военные инженеры обеспечивают войска в полевых условиях электричеством и водой, в том числе и питьевой. Мы можем сильно затруднить действия разведки противника: где необходимо — военными инженерами применяются маскировка и скрытие важных объектов или, наоборот, имитация и обустройство ложных объектов, например, при помощи надувных макетов боевой техники.

Действуем мы на суше и на море, кроме армейских инженерно-сапёрных подразделений в составе инженерных войск есть и флотские или морские инженерные подразделения.

3. Что входит в задачи именно штурмового подразделения военных инженеров?

Непосредственные задачи именно моего подразделения — разграждение и штурм. Разграждение, проще говоря, это ликвидация заграждений противника (в том числе и минированных) разными методами, а штурм — это уничтожение противника в укреплённых точках и целых районах. Плюс обеспечение беспрепятственного продвижения по территории противника пехоты, артиллерии, танкистов и других сил, следующих за нами.

Подразделения, подобные нашему, широко применялись в Красной Армии в годы Великой Отечественной войны, информации по ним достаточно. Современные военные конфликты, конечно, заметно отличаются от обстановки на фронтах Великой Отечественной, но есть и немало общих черт. Создание штурмовых подразделений — веление времени и адекватная реакция на современные военные реалии.

4. В чём специфика «штурмовиков»? Есть ли в ВС РФ подразделения со сходной спецификой?

Получается так, что специфика штурмовых инженеров включает в себя и часть работы, которую выполняют подразделения СпН, часть задач созвучны с теми, что ставят перед десантно-штурмовыми подразделениями, а в части работы в городских условиях, завалах и зданиях мы в некотором смысле пересекаемся со спецификой полицейского спецназа (СОБР) и спецназа ФСБ. В современных ВС РФ ничего похожего на нас (и с похожими задачами) нет.

5. Какой тяжёлой техникой вооружены «штурмовики»?

В батальоне есть роты разграждения и штурма (из тяжёлой техники — бронетранспортёры БТР-82А и бронеавтомобили «Тайфун-К») и роты специальной тяжёлой инженерной техники (инженерные машины разграждения — ИМР-3, установки разминирования — УР-77 «Метеорит»).

На вооружении у нас есть робототехнические средства (роботы разминирования и пожаротушения), с робототехникой работают специально обученные военнослужащие роты робототехнических средств.

6. Какое стрелковое оружие есть у штурмовых подразделений?

Из стрелкового оружия нам в данный момент доступны АК-74 с подствольными гранатомётами и АКС-74, ПК, ПКТ (ну и плюс 30-мм пушка на БТР). Из желаемого — очень нужно снайперское оружие. Но тут вопрос не столько в оружии, необходимо ввести в наше штатное расписание снайперов. Группе, которая подходит к зданию или развалинам, а особенно во время действий в городских условиях, снайперская поддержка необходима. Это и потери в группе может предотвратить и само продвижение к точке «работы» облегчить.

Из стрелкового оружия хотелось бы пополнить наш арсенал автоматами АК «сотой» серии. И, конечно, нужна замена легендарному ПМ. Мне по штату положен именно он. А заменить бы его хотелось на АПС (автоматический пистолет Стечкина).

7. Если бы имелся выбор не только из отечественных пистолетов, а вообще из любых — что бы хотелось иметь с собой в бою в качестве короткоствольного личного оружия?

Пистолет АПС.

8. А из более тяжёлого оружия?

Возможно, огнемёты. По ним есть определённые планы, мы ведь опытное подразделение, возможно, они и будут реализованы.

9. Как дела со связью?

Все новинки, появляющиеся в ВС, у нас есть. Со связью проблем не вижу, в том числе со связью между бойцами штурмовой группы.

10. Чем экипированы «штурмовики»?

Начну с ОВР-3Ш. Костюм разминирования (штурмовой вариант) удобный и продуманный. Нуждается, конечно, в индивидуальной подгонке, но это нормально. Про вес и удобство скажу так: весь световой день сегодня активно двигался по зданию в ОВР-3Ш. Усталось, конечно, есть, но, без преувеличения — нормативы по физподготовке готов сдать прямо сейчас. Ощущения удобства приходят со временем, костюм должен «притереться» к человеку, потом в нём нормально работается.

Всего у костюма три типоразмера, но это не самая востребованная опция. Есть естественное ограничение — «штурмовик» должен быть средней комплекции. Большой солдат — большая цель и не везде сможет пролезть, у маленького солдата может не хватить физических сил в бою на выполнение тяжёлой физической работы.

Уровень защиты костюма определятся бронепанелями, размещаемыми в специальных «карманах» на груди, по бокам, в паху и т.д. Какой у них класс защиты есть — такой и у костюма. У нас панели 6-го класса защиты, стреляли в костюм с такой панелью из СВД бронебойно-зажигательной пулей с десятка метров. Пробитий не зафиксировали. Забрало на шлеме держит пистолетную пулю. Ну и, конечно, осколки.

Стропы molle на костюме удобные. Позволяют разместить необходимое оборудование именно там, где лично тебе удобнее.

Связь с разработчиками имеется, мнением по удобству и особенностями эксплуатации поделиться можем.

«Ратник». Одобряю. Кроме, пожалуй, расположения «разгрузки» на груди. Её надо перемещать на бёдра, иначе в огневом контакте не получается минимизировать собственный силуэт в положении «лёжа», ведь лежать приходится на «броне» и отделениях с магазинами, размещёнными поверх «брони».

Кроме того, если подразделение стоит на днёвке или ночёвке, обеспечено наблюдение и безопасность, солдат может снять с себя «броню» на время отдыха, не расставаясь с боекомплектом. В «Ратнике» так не получится. Сначала надо снять разгрузку с боекомплектом и потом «броню». И ещё деталь: хорошо загруженная снаряжением и боекомплектом «разгрузка» в теперешнем виде при длительном ношении приводит к чрезмерной усталости спины.

Мультитулы. Есть штатные и личные. Иметь лично приобретённый не возбраняется. У меня лично как раз такой, купил ещё до поступления штатных. В целом я бы сказал, что штатный мультитул нормальный, позволяет решать весь спектр задач, но есть и инструменты получше. От такого элемента экипировки как мультитул, в нашей работе может зависеть жизнь, так что экономить на компактном инструменте для себя лично считаю неправильным.

Наверное, не все знают, что когда-то сапёр из подобного инструментария имел только нож. В годы войны в Красной Армии это был универсальный нож финского типа, им всё и делали. В послевоенной Советской Армии это был уже складной нож «Подрывник» с несколькими лезвиями. «Подрывник» позволял что-то открутить, отрезать (например, огнепроводный шнур), что-то проколоть, оголить и зачистить провод. С современным мультитулом пространства для манёвра стало больше. Вообще говоря — сегодня без мультитула никуда, это как третья рука.

Мачете. Или нож штурмовой «Сапёр». Отечественный. Рубит, режет, точится легко. Ничего плохого про него не скажу.

По снабжению в целом. Отмечу, что нехватки в чём-то у нас нет. Среди штатного довольствия встречается немало новинок. Как-то «проапгрейдить» лично своё имущество не возбраняется. Это, кстати, позволяет опять же суммировать персональный практический опыт и транслировать его на всё подразделение. Один что-то купил, принёс, показал, проверил в деле — о, можно брать! Надёжная и функциональная вещь никогда не помешает. Опять же, изоленту, простор для улучшений и персональных доработок никто не отменял.

Из очевидных уже сейчас вещей — нужны зацепы на автоматные магазины. Для «Ратника» это особенно важно: насуёшь в каждую ячейку по три магазина — без зацепа доставать уже не очень удобно, да и выпасть впопыхах может.

На ОВР есть специальные фиксирующие резинки для магазинов, позволяющие не потерять магазин в движении. Мелочь, а важная. На других подсумках такой мелочи нет, дорабатываем их под себя, потому что проверено и удобно. Есть перенятый сторонний опыт. В СОБРе подсмотрели: у «щитовика» на левой руке бинтом или изолентой примотаны запасные магазины к пистолету. Приспичило перезарядиться — делаешь это не отнимая руки от щита. У нас тоже есть на вооружении два типа щитов — лёгкий и тяжёлый. Можно составлять три щита в один. Тяжёлый щит снабжён колёсиками, в здании это может быть очень удобно.

11. Кем комплектуются штурмовые подразделения инженерных войск?

И «контрактниками» и «срочниками». При комплектовании нашего батальона принято обращать пристальное внимание на военнослужащих контрактной службы, отслуживших срочную или ранее служивших «контрактниками» в разведывательных подразделениях и войсках специального назначения, в ВВ. У нас очень ценят ранее приобретённые ими навыки.

Для меня, как для командира роты, желанный кандидат в подразделение выглядит примерно так: «контрактник», возраст — 20-25 лет, спортсмен, физически развитый, крепкого телосложения. Обращу внимание на рост и вес. Плюсом для кандидата станут ранее приобретённые навыки сапёрного профиля и водительские права. Отлично, если ранее кандидат уже получил воинскую специальность, например, пулемётчика, радиста. И очень важный аспект лично для меня, как для командира — желание кандидата служить именно в нашем батальоне. Таких вот, «отборных контрактников», к нам пришло более 30 человек за полгода. Могло быть и заметно больше, но отбор и отсев у нас никто не отменял.

Того, кто сам хочет служить в штурмовом подразделении, учить новому проще. У нас каждый «контрактник», как минимум, умеет стрелять, водить БТР, обращаться со взрывчатыми веществами и оказывать первую помощь. И, конечно, соблюдать правила техники безопасности.

12. Как обстоят дела со стрелковой подготовкой?

Особое внимание уделяем стрелковой подготовке, практика у нас постоянная и систематическая. Штурмовое подразделение, не способное отлично стрелять, «штурмовым», считаю, называться не может. Владеть штатным оружием «штурмовик» обязан в совершенстве. То же самое касается минно-взрывной специфики. Кроме того нужно, как минимум, уметь обращаться с иностранными образцами стрелкового оружия. Пока мы формируемся, не по всем образцам есть возможность знакомства «вживую», обходимся электронными документами и план-конспектами, но работа в направлении расширения и пополнения материальной базы конкретно для нас командованием ведётся.

13. Есть ли нехватка в личном составе или определённых специалистах?

В настоящий момент сказать, что у нас есть нехватка в кадрах — не могу. Наши собственные «кадры» работают, желающих попасть к нам на службу немало. Это же относится и к солдатам-«срочникам», сразу после КМБ (курс молодого бойца) большинство стремится на службу в наш батальон. Мотивация у «срочников» разная: кто-то «по слухам», кто-то видит как и чем мы заняты в ходе ежедневной боевой подготовки. Её много.

Некоторых удивляет, что у нас и строевая подготовка есть. А как без неё? Это же фундамент группового ведения боя. Кто хорош в строю — хорош и в бою, с суворовских времён известный факт. Для повышения уровня слаженности подразделения строевая незаменима. Огневая, сапёрная, специальная, физподготовка — у нас есть чем заняться на службе. Лично наблюдаю, как комплекс мер делает из вчерашних мальчишек сегодняшних мужчин. В том числе при помощи утренней физической зарядки.

14. Физподготовка — это просто борьба за «хорошую спортивную форму» или есть ещё какие-то сверхполезные аспекты?

У наших военнослужащих в принципе физические нагрузки повышенные. Однако со временем этот «повышенный» уровень нивелируется за счёт личного роста, люди постоянно развиваются и в какой-то момент времени начинаешь расценивать высокие нагрузки как нормальные. Просто становишься сильнее и выносливее. Это, в том числе, и из личного опыта наблюдение.

15. Сколько получает «средний контрактник» в штурмовом подразделении?

В среднем «контрактник» получает около 30 тысяч рублей, а если он успешен и упорен в части индивидуальной физической подготовки, имеет (и может подтвердить) спортивную «классность», то получает право на денежную надбавку в 10-15 тысяч рублей. Поддержание отличной личной спортивной формы, как видите, неплохо оплачивается. В таком деле как работа над собой лично финансовый стимул считаю очень полезным.

16. Есть ли что-то из техники, чего пока в распоряжении нет, но хотелось бы иметь именно для командира штурмовой роты?

БПЛА. У нас пока что нет таких, но лично мою работу по принятию решений на основании оперативных разведданных они сильно облегчают. Опыт взаимодействия с БПЛА у меня был.

Если именно техники не касаться, считаю, что очень полезной для нас, как для молодого подразделения с уникальной спецификой, была бы возможность привлечения сторонних экспертов и инструкторов. Для обучения. Мы сейчас активно формируем базу боевого опыта, вот здесь инструкторский опыт «узких» специалистов из других подразделений для нас бесценен. Например, хотелось бы освоить нюансы действий в горах, на практике изучить опыт тех же полицейских СОБРов по работе в здании, инструкторы из числа разведки СпН познакомили бы со своим опытом действий в лесу. Это всё необходимо суммировать, накапливать и адаптировать.

Сейчас проводим видеосъёмку наших занятий с последующим «разбором полётов» и анализом. Учимся непрерывно. Опять же, напомню, наши «контрактники», пришедшие из специальных подразделений тоже становятся источниками новых знаний и, в какой-то мере, выполняют роль инструкторов. Это, как раз, часть моей работы, как командира: выделять главное, суммировать, адаптировать, накапливать и передавать подчинённым.

В этом ключе в ближайших планах у нас намечено сотрудничество с ССО (Силы специальных операций). Из того, что об этом могу сообщить — это будет практический курс разносторонней подготовки, проводимый силами инструкторов ССО на базе ССО для всех наших офицеров и «контрактников». Такой курс подготовки ожидает, в том числе, и меня. Отлично, что такая возможность у нас есть и очень правильно, что сотрудничество с ССО намечено как постоянное. Мы ведь тоже создавались как подразделение для выполнения специальных задач в рамках инженерно-сапёрной тематики.

17. Если вашему подразделению поставили бы задачу «Взять Кенигсберг!» — как действовали бы?

Вот так сразу, «на коленке», за пару минут штурм Кенигсберга планировать — не есть правильно. Но если похожую задачу нам поставят — выполним. Рассуждая в общем: персональная бронезащита бойца сильно продвинулась с тех пор вперёд, современное стрелковое оружие, бронетехника, установки разминирования — в общем, Кенинсберг образца последних лет войны из сегодняшнего дня не выглядит абсолютно неприступным. Тем более — наши деды его взяли и без всего перечисленного.

Мы, кстати, изучали опыт обеих чеченских компаний, когда приходилось воевать в малоэтажной городской застройке. Там успешно применялись УР-77. Зачем нужны человеческие жертвы, когда укреплённое здание с боевиками внутри можно дистанционно закидать из УР-77 и только после этого произвести зачистку силами личного состава. Хотя там часто и зачищать было уже нечего после УР.

Иногда бывает, что надо вломиться в здание через брешь в стене. Которую ещё предстоит проделать. Тут важно иметь максимум информации о здании и противнике: что за здание, какие подходы, кто внутри, сколько их, чем вооружены. Отталкиваясь от этих данных, определяем тактику для конкретного случая: какая из групп в каком составе работает по первому этажу, какая по второму, кто прикрывает центральный и запасной входы-выходы.

Скажем, когда-то удобнее войти просто в дверь, а когда-то сверху, пробив потолок или крышу. Если обстановка и дверь позволяют — можно обойтись и без взрыва, гидравлическими ножницами или дисковой пилой. В двух словах и без конкретики тут толком не расскажешь. В общем случае один человек под прикрытием группы подходит к зданию, устанавливает заряд (их немало самых разных) и производит подрыв ВВ одним из способов. Дальше штурм через пролом или одновременно через пролом и другие точки входа.

18. Предположим, речь идёт о большом одноэтажном кирпичном доме, внутри до 30 человек, предположительно это боевики запрещённой в РФ ИГИЛ и, вероятно, все они вооружены. Как быть?

Подогнать УР-77. Если такой техники нет, то у нас найдутся специалисты, способные аккуратно «сложить» здание. Это не вершина квалификации подрывника, есть задачи и посложнее.

19. Правда ли, что разминирование — это дело прошлого, а сейчас всё, что было заминировано, просто уничтожается?

Да, всё верно, если речь про «обезвреживание» на месте или эвакуацию взрывного устройства для последующего уничтожения. Сапёр — высококлассный специалист, напрасный риск специалисту противопоказан, он ещё может чьи-то жизни спасти. Зачем лишний раз заниматься обезвреживанием, когда без опасности для окружающих можно уничтожить взрывное устройство водомётом, накладным зарядом, разрушить его на месте направленным взрывом без последующей детонации, да хоть примитивно и надёжно сдёрнуть его «кошкой» или просто расстрелять? Это только в кино проводки режут, когда гениальный «хороший парень» должен переиграть гениального «плохого парня».

Но случаи, когда необходимо именно обезвреживание на месте или вывоз взрывного устройства для последующего уничтожения тоже в практике есть. Это как раз работа для высококлассного специалиста-сапёра, связанная с риском для жизни. В этой части опыта накоплено огромное количество, в том числе и со времён Великой Отечественной. И в современных инженерных войсках настоящих гениев минно-взрывного дела хватает.

20. Что можете делать полезного в мирное время? Привлекаются ли инженерные войска, скажем, к задачам ГО?

Привлекаются по необходимости. Можем вести разведку в зоне стихийного бедствия, аварии или катастрофы. Можем работать спасателями. Можем работать пожарными. Можем оказать первую помощь и эвакуировать. Можем возвести мост и навести переправу. Можем работать под водой, у нас свои водолазы есть. В общем — можем спасти жизни людям, терпящим бедствие или оказавшимся в зоне ЧС.

21. Что у вас считается признаком профессионального мастерства? Лётчики, например, сложный пилотаж крутят на малых высотах, снайперы в наручные часы с 300-х метров попадают, а что у «штурмовиков»?

Хороший инженер-«штурмовик» возвращается живым после успешного выполнения боевого задания.

Часть вторая, фотографическая

В часть прибыл ещё затемно, до подъёма.

shturmovoe_podrazdelenie_3

Позавтракал в солдатской столовой.

shturmovoe_podrazdelenie_4

На завтрак выдали пшённую кашу с подливой, курицу, свиное сало, коровье масло, хлеб, куриное яйцо, сладкий чай, карамель, пряники, печенье, молоко.
Сало и курица в моей тарелке в двойном размере, наконец-то нашёл в армии первого вегетарианца! Целый подполковник оказался.

shturmovoe_podrazdelenie_5

Капуста, морковка, фасоль, горох к завтраку на выбор. Всё съесть не смог, хоть и был голоден. Завтрака, кстати, хватило на целый день беготни по муромским окраинам, еда добротная, сытная, хоть и не самая вкусная.

shturmovoe_podrazdelenie_6

После завтрака отправились знакомиться с военными инженерами из роты разграждения и штурма. По предварительной договорённости они должны были продемонстрировать процесс облачения в новое защитное снаряжение.

У ОВР-3Ш предусмотрено три типоразмера.

shturmovoe_podrazdelenie_7

Костюмы транспортируются и хранятся вот в таких сумках. Круглый отсек предназначен для шлема.

shturmovoe_podrazdelenie_8

На столе разложены основные составные части ОВР-3Ш: слева видны фрагменты системы охлаждения, облегчённая куртка, брюки, «безрукавка» и защитный шлем.

shturmovoe_podrazdelenie_9

Система охлаждения состоит из двух частей — фуфайки и «кальсон».

shturmovoe_podrazdelenie_10

Лёгкие гибкие пластиковые шланги пришиты по всей внутренней поверхности фуфайки и кальсон.

shturmovoe_podrazdelenie_11

Шланги гоняют воду из такого бачка при помощи электромотора. Аккумулятора хватает примерно на сутки работы. Хладагентом призвана выступать обыкновенная вода со льдом (со льдом!?).

Про лёд, вообще говоря, не очень понял: зимой его навалом, но система охлаждения не нужна, а летом где его взять? Насколько эффективно будет охлаждать пользователя обыкновенная вода (без льда) — выяснить не удалось.

В любом случае, система, заправленная питьевой водой может выполнять роль носимого запаса воды.

shturmovoe_podrazdelenie_12

Система охлаждения надевается трубками к телу прямо на термобельё. Видны коннекторы для подключения к бачку с водой.

shturmovoe_podrazdelenie_13

В зимний период система охлаждения не требуется, была надета только для демонстрации. Поверх термобелья и системы охлаждения (или без последней) надевается вот такая облегчённая куртка, по сути это только рукава, куртка же служит вынужденным несущим элементом.

shturmovoe_podrazdelenie_14

Облегчённую куртку удобнее надевать и подгонять вдвоём, но и в одиночку задача вполне посильна каждому. Шнуровка на спине не позволяет костюму елозить по телу, регулирует «ход» рук и плеч и общий комфорт.

shturmovoe_podrazdelenie_15

Вслед за курткой надеваются брюки.

shturmovoe_podrazdelenie_16

Брюки соединяются с курткой специальными стропами на защёлках, они видны слева на снимке.

shturmovoe_podrazdelenie_17

Осталось водрузить на себя «безрукавку» с наплечниками.

shturmovoe_podrazdelenie_18

По бокам, на груди и в паху костюма предусмотрены специальные «карманы» для размещения бронепанелей.
Панели могут быть разными, в данном случае у них 6 класс защиты, держат выстрел в упор из СВД бронебойно-зажигательной пулей.

shturmovoe_podrazdelenie_19

По тому же принципу работает и плечевая защита, только она гибкая и не столь высокого класса защиты. Но от осколков, порезов и ожогов защищает надёжно.
Бронешлем «Воин Кивер РСП» с забралом. Забрало держит пистолетную 9-мм пулю.

shturmovoe_podrazdelenie_20

Забрало на шлеме съёмное. На снимке оно только что с мороза, так что в помещении запотело. На улице запотевало значительно слабее, специально обращал внимание.

shturmovoe_podrazdelenie_21

Щиток из трёхслойного пластика тяжёл, отменно прозрачен, но здорово меняет центр тяжести шлема. Узлы крепления на шлеме позволяют размещать разнообразные предметы на шлеме, например, фонарик.

Связь, защита слуха и узел подключения для миноискателя.

shturmovoe_podrazdelenie_22

Инженер-«штурмовик» в ОВР-3Ш. Забрало со шлема снято.

shturmovoe_podrazdelenie_23

Для демонстрации прогресса в деле индивидуальной бронезащиты «штурмовиков» принесли пару современных реплик стальных кирас-нагрудников СН-42. Кирасы специально сделали для демонстрационных целей на одном из предприятий по чертежам и фотографиям, а элементы крепления и «демпфер» сшил своими руками один из офицеров.
Стальной шлем, как видно, не самый аутентичный, но это дело наживное. Зато пехотная лопатка с клеймом «1917».

shturmovoe_podrazdelenie_24

Макет ППС. Странно видеть такие вот «новодельные» надписи на оружии, сделанном в СССР. Наших, отечественных, «макетчиков» это тоже касается.
Или есть какая-то особая доблесть в холощении (иногда просто варварском) хоть и старого, но боевого оружия? Или это какие-то законодательные требования?

shturmovoe_podrazdelenie_25

По многочисленным просьбам заинтересованных лиц некоторые фотоподробности из жизни мультитула НС-2 и штурмового ножа «Сапёр».
Чехол со штатным мультитулом виден у левого бойца на левом бедре.

shturmovoe_podrazdelenie_26

Применение мультитула по прямому назначению.

shturmovoe_podrazdelenie_27

Мультитул в чехле. Столовый нож из солдатской столовой для масштаба.

shturmovoe_podrazdelenie_28

Чехол можно крепить на поясной ремень или снаряжение несколькими способами.

shturmovoe_podrazdelenie_29
shturmovoe_podrazdelenie_30

Нож штурмовой «Сапёр». Ножны со штурмовым ножом видны на правом бедре «штурмовика».

shturmovoe_podrazdelenie_31

Нож штурмовой «Сапёр» сразу же привлёк к себе моё внимание довольно распространёнными грамматическими ошибками. На всякий случай сообщаю, что в словосочетании «Вооружённые Силы России» все слова надо бы писать с большой буквицы. А вот в словосочетании «Инженерные войска» слово «войска» грамотно было бы написать с малой буквицы.

shturmovoe_podrazdelenie_32

Пообщался с пользователями «Сапёра», они выразились в том духе, что подобный нож полезен и необходим, конкретно к данному изделию претензий пока нет.
А вот у меня тайное сомнение закралось: имел удивительный опыт владения и пользования чудо-ножом выживания, гордо нёсшим на себе похожее «лосиное» клеймо.

Полной загадкой для меня стало изображение якоря на пластике рукояти. Кто-нибудь знает к чему на «Сапёре» якорь?

shturmovoe_podrazdelenie_33

Попробовал немного порубить «Сапёром» древнее бревно. Голой рукой не очень удобно показалось, рукоять узковата снизу, где пальцы. В перчатках действовать значительно сподручнее.

shturmovoe_podrazdelenie_34

На этом со снаряжением предлагается уняться и перейти к осмотру фотографий с тренировок «штурмовиков» на местности.

Инструктаж, построение. Двое «штурмовиков» в ОВР-3Ш, двое в исторических костюмах времён Великой Отечественной (реплики камуфляжа «Амёба» и нагрудников СН-42), четверо в «Ратнике». БТР-82А расставлены у всех входов-выходов в бригаде. На случай предотвращения возможной террористической угрозы.

Погрузились в армейский «Урал» и прибыли на территорию бывшей ткацкой фабрики «Красный луч». Сапёры получили оружие, холостые патроны и накрутили на автоматы втулки для холостой стрельбы.Ткацкий комбинат, как видно, давно позаброшен людьми и теперь служит полигоном для  тренировок «штурмовиков». Удобно отрабатывать тактику действий штурмовой группы в городских развалинах.

/По материалам onepamop.livejournal.com/

5 КОММЕНТАРИИ

  1. Ощущение такое, что это не про нашу армию. Вот честно, привык к тому, что у нас всё плохо.

    • Увы, спецподразделения — это далеко не вся армия. Даже у американцев обычные пехотинцы вооружены заметно хуже морской пехоты, и уж тем более всяких там «спецназов».
      Смотрел выпуск «военной приёмки» на канале «Звезда», посвящённый спецназу инженерных войск. Интересно

  2. Огнемёты и мины обязательны в применении. Штурмовые гранатомёты 6 зарядные. Обязательны и мини камеры с гибким корпусом, на самоходных шасси. радио инженерные прослушки, тепловизоры. Ну радиооборудование для подавления радиоуправляемых мин.

  3. броня наверное реально крутая что они высаживаются с бтр82а со стороны условного противника

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введи свой комментарий!
Пожалуйста, введи свое имя