Держать темп

Применительно ко многим комплексным системам, используемым современными военными, весьма большое значение имеет уровень «снижения квалификации». Он напрямую влияет на успех или неуспех эскадрона при поддержании своих танков в исправном состоянии, не в последнюю очередь потому, что механики и слесари должны знать что и где искать для того, чтобы поддержать боеготовность машин, а для каждой машины всё каждый раз сугубо индивидуально.

Периодические выезды и учения также способствуют повышению уровня квалификации экипажа при обслуживании и выявлении неисправностей и как следствие технической готовности машины.

Привитие и развитие навыков оказывает влияние как на безопасность, так и на уровни совместной боевой подготовки, которые могут быть достигнуты. Понимание того, как работать внутри или снаружи бронированной машины, не только минимизирует вероятность попадания в аварию или даже в смертельно опасную ситуацию во время подготовки или боевых действий, но также означает, что на дорогостоящие учениях (как тех, что проводятся в Канаде) меньше времени необходимо уделять повторному изучению основ и соответственно максимально использовать преимущества боевой подготовки высокого уровня.

Британские танки в 21 веке Challenger 2 «Megatron»

В этой отношении танковый эскадрон «C» стал «счастливчиком», поскольку, начиная с 2013 года, принял участие в нескольких учениях. Таким образом, его личный состав смог максимально повысить уровень своей боевой готовности для участия в важнейшем событии – двухсторонних маневрах на британском полигоне в Канаде BATUS, проведенных в сентябре-октябре 2014 года и ставших кульминацией «Учебного года». 12-ая Бригада также смогла показать хорошие результаты, поскольку приписанные к ней два мотопехотных батальона, уже получили БМП Warrior и поэтому успешно прошли свои индивидуальные полосы препятствий; напротив, выяснилось, что некоторые из экипажей «условного противника» сели в эти машины впервые.

Первая проверка готовности эскадрона к переброске прошла в октябре-декабре 2014 года, когда он был развернут на юго-востоке Польши в рамках учений «Black Eagle» в составе ведущей боевой бронетанковой группы LABG численностью 1300 человек, которая развернула 350 машин, в том числе 100 бронированных. Об учениях было объявлено в июле 2014 года, что дало эскадрону больше времени на подготовку, чем можно было ожидать.

Большая часть танков была снята со складов долговременного хранения в немецком городке Мюнхенгладбах, где они хранились для обеспечения 20-ой бригады (оставшиеся танки были поставлены из наличия действующих танковых подразделений и из Великобритании были доставлены по морю и по железной дороге). Необходимо сказать, что в процессе подготовки к учениям возникали сложности касательно обеспечения полной технической готовности каждого танка в установленные сроки.

Следующими важным этапом процесса отработки боевой готовности для 12-ой Бригады стали трехнедельные учения «Tractable», впервые проведенные на полигоне Солсбери Плейн в марте 2015 года. Это был первый выезд новой и расширенной ведущей бронетанковой оперативной группы LATF (Lead Armoured Task Force) этой бригады, которая совместно с LABG должна быть готова к выдвижению в 30-дневный срок после получения приказа. Численность оперативной группы, в которой были объединены LABG с разведывательной боевой группой, подразделениями боевого обеспечения (инженерные, ствольная и реактивная артиллерия, ПВО) и боевой группой тылового обеспечения (медицинская служба, материально-техническое снабжение) составила 1650 человек и 570 транспортных средств.

Эти учения дали возможность некоторым подразделениям LATF получить с долговременного хранения машины в Эшчерче (танковый полк KRH [King’s Royal Hussars] использовал свои машины), и они наряду с другими бронированными машинами оперативной группы, включая несколько машин из обеспечивающих подразделений, обычно базирующихся на севере Англии, были свезены по железной дороге и морю в Солсбери Плейн. Подразделения оперативной группы получили практические навыки погрузки на транспортные самолеты и десантные суда, после чего было проведено моделирование выполнения оборонительных и наступательных задач.

Хотя Tractable 2015 представляют собой более крупное мероприятие по сравнению с другими учениями, прошедшими недавно, они рассматривались всего лишь как очередной этап процесса восстановления боевых возможностей уровня бригады. Говоря о перспективах учений Tractable 2016 (которые совпадут с годом заступления на боевое дежурство 1-ой Бригады), командир 3-ей (британской) Дивизии генерал-майор Джеймс Коуэн сказал, что «в следующем году есть надежда развернуть укомплектованную бригаду». Понятно, что существует также намерение провести до конца десятилетия учения по развертыванию дивизии.

Последними подобными учениями британской армии по проецированию силы стали «Saif Sareea II», проведенные в Омане в сентябре-октябре 2001 года. Позднее они получили высокую оценку, поскольку внесли существенный вклад в быструю организацию и успешное проведение операции «Telic 1» в 2003 году.

Новые способы войны

В то время как подразделения заново сформированных мотопехотных бригад торопятся «заново овладеть» профессиональными навыками, которые на самых нижних тактических эшелонах их предшественники времен Холодной войны могли бы назвать хорошо знакомыми, ряд технических и организационных нововведений оказали существенное влияние на то, как взвода и эскадроны в танковых полках могли бы сражаться на современном гибридном поле боя. Здесь, прежде всего, стоит отметить растущее значение интеграции воздушных и наземных платформ, возможностей штатных систем наблюдения, разведки сбора информации и целеуказания, а также процесса оцифровывания.

Потенциальные преимущества этих возможностей очень четко проявились в Ираке (особенно для британцев), а также в «плотном» оперативном пространстве Афганистана. Штука в том, что в сегодняшней, всё более усложняющейся боевой обстановке необходимо продвигать вперед эти возможности, они должны вносить свой положительный вклад в поддержание или расширение боевой мощи бронетанкового подразделения без негативного влияния на его маневренные операции в высоком темпе.

Британские танки в 21 веке Учения «Tractable» в марте 2015 года. Танки Challenger 2 эскадрона «C» KRH на полигоне Солсбери Плейн вместе с другими подразделениями LATF 12-ой Бригады. Слева мы видим колонну зенитных самоходных установок Starstreak ближней ПВО и БМП Warrior, в правой колонне стоят также БМП Warrior плюс самоходные гаубицы AS90 и инженерные машины Terrier. Развертывание уровня бригады происходит в рамках подготовки к учениям «Tractable»

12-ая Бригада первой перешла в 2004-2005 годы на цифровые радиостанции Bowman, хотя реально только в последние два года ее танковый полк начал полностью использовать весь потенциал этих тактических средств связи. Сети Bowman танкового полка KRH (King’s Royal Hussars) в настоящее время работают на новейшей версии программного обеспечения BCIP (Bowman Combat Information and Platform) 5.5 и кроме двух обычных радиостанций Bowman VHF UK/VRC358/9 (с общей пропускной способностью 16 кбит/с) командирские танки в настоящий момент оборудованы радиостанцией с высокой пропускной способностью UK/VRC340 HCDR, хотя и за счет изъятия из боеукладки в кормовой нише башни четырех бронебойно-фугасных боеприпасов. В принципе, в танке Challenger 2 можно разместить четвертую дуплексную радиостанцию, например UK/VRC329 HF, хотя подобная импровизация не распространена.

В мобильных приложениях радиостанция с высокой пропускной способностью Bowman HCDR, работающая в диапазоне УВЧ (225-450 МГц), в настоящее время имеет общую скорость передачи данных около 0,3 Мбит/с (пользователи хотели бы побольше) и практическую дальность действия между узлами около 5 км. Непрерывная дальность расширена за счет объединения узлов в сеть, каждый эскадрон имеет два командирских танка (это позволяет разделить эскадрон на две части), связывающихся с выделенной сетью передачи данных, которая является для боевой группы единой сетью. Другие радиостанции HCDR, приданные эскадрону, устанавливаются на разведывательных автомобилях Panther, гусеничных разведывательных машинах Combat Vehicle Reconnaissance (Tracked) (CVR[T]) или мобильных мастерских и автоматически объединяются в сеть, обеспечивая необходимое соединение с удаленными абонентами.

Один из офицеров из танкового полка KRH сказал, что «мы развиваемся и достигаем успехов в боевой группе, заставляя цифровой комплект работать». Системы Bowman может быть пока не столь интуитивны, как хотелось бы солдатам, но в тоже время «мы повышаем с ними свои возможности». Для того чтобы избежать ухудшения навыков и профессионализма, существует постоянная потребность в «индивидуальной подготовке по системам Bowman» в то время, когда личный состав находится в казармах. Но, в тоже время, полк KRH принял участие в большом числе войсковых учений, что помогло солдатам сохранить на необходимом уровне свои навыки работы со средствами связи.

Сегодня подразделения Challenger 2 управляются в основном с использованием форматированных данных и речевых сообщений; речевой трафик обеспечивается обязательной системой передачи нешифрованных сообщений Bowman Chat. Упомянув опыт американской армии с ее системой управления боем, входящей в состав FBCB2 (Force XXI Battle Command Brigade and Below – система управления боем 21 века уровня бригады и ниже), офицер заметил, что некоторые из форматированных сообщений, встроенных в программное обеспечение PBISA (Platform Battlefield Information System Application), которое работает на оборудовании системы управления боем Bowman BMS машин Challenger 2 и Warrior, «довольно лязгающие» и как правило используются для передачи расширенных донесений об обстановке или повторных сообщений. Программное обеспечение PBISA, тем не менее, достаточно адаптивное, его можно использовать для передачи срочных вызовов огня или сообщений данных о целеуказании внутри взвода или на верхние уровни эскадрона или боевой группы.

Используя оригинальный режим автоматического определения местоположения навигации и донесений APLNR (Automatic Position Location Navigation and Reporting) компании Bowman, координаты позиции каждого танка, полученные от продвинутого военного GPS-приемника DAGR, соединенного с УКВ-радиостанцией, автоматически отправляются другим абонентам в заданных интервалах, как правило, каждые пять минут или при передвижении на 250 метров. Решение «почти в реальном времени» помогает поддерживать высокий уровень ситуационной осведомленности, хотя речевые сообщения APLNR автоматически имеют приоритет над данными, что обычно приводит к снижению уровня осведомленности об обстановке именно в тот момент, когда это больше всего необходимо – посередине «контакта».

С целью исключения конфликтов подобного рода было придумано (как часть предстоящей модернизации существующих систем Bowman Legacy System Upgrade) решение в виде программной «заплатки» OSPR (Own-Station Position Reporting – сообщение о местоположении собственной станции), которая позволила каждое речевое сообщение в сети автоматически «метить» координатами абонента (при условии, что его радиостанция имеет блок GPS).

Третье средство поддержания уровня владения обстановкой – это объединение данных APLNR и OSPR в консолидированные донесения о позиции, которые периодически «проталкиваются» в сеть уровня боевой группы и затем возвращаются с полными данными об обстановке вокруг боевой группы. Впрочем, понятно, что консолидированные донесения о позиции, как правило, не используются, поскольку они значительной степени устаревают к тому моменту, когда фактически объединяются в одно донесение.

Британские танки в 21 веке
Британские танки в 21 веке В Центре разработки и испытаний бронетанковой техники (ATDU) собирается вторая эталонная модель Challenger 2, оборудованная среди прочего доработанным комплектом пассивного бронирования, который позволяет получить более сбалансированную защиту от угроз, чаще всего встречающихся в боевых действиях. Также была начата программа по оценке технической возможности установки комплекса активной защиты

В случае ранений, поломки оборудования или смены боевых планов индивидуальные абоненты могут сменить платформы, а укомплектованные подразделения или боевые группы незамедлительно поменять свои сети. Это называется кросс-платформенность или в терминах американской армии «реорганизация на лету»; в полку KRH также заявляют о постепенном переходе на такую организацию сети.

Если один из танков подбит, модернизированное программное обеспечение Bowman позволяет его командиру перейти в другой танк, взяв с собой командирскую сумку (карты, устройство GPS, список приказов и донесений) и снова вступить в бой со своим позывным. Впрочем, всё это при условии, что у него есть доступ к устройству ввода криптографических ключей, при помощи которого он должен перепрограммировать радиостанцию нового танка примерно за 20 минут в соответствии с полковыми инструкциями. Впрочем, в случае неудачи он может также притащить свою собственную радиостанцию.

Быстрая смена сетевой принадлежности в больших масштабах зависит от продуманной схемы связи, которая предусматривает «программные вставки» в виде перегруппировки сетей голосовых сообщений и данных. Если конкретной перегруппировки нет в схеме связи и необходимо создать новую сеть, это может быть сделано в полевых условиях на уровне боевой группы за 45 минут. Впрочем, распространение новой схемы связи на всю бригады может занять несколько дней.

Совместное ведение огня и интерфейс ISTAR

Основное изменение, являющееся следствием афганского опыта, заключается в придании каждому подразделению уровня роты группы огневой поддержки FST (fire support team). В состав FST входят передовые артиллерийские наблюдатели, наблюдатели-корректировщики минометного огня MFC (mortar fire controller) и офицер передового поста наведения авиации FAC (forward air controller); с появлением последнего в танковом эскадроне впервые появился профессиональный канал связи с «третьим измерением». В мотопехотной боевой группе могут быть пять групп FST: одна с разведывательным взводом, одна с танковым эскадроном, одна с каждой мотопехотной ротой на БМП Warrior и пятая с мотопехотной ротой на бронемашинах Mastiff MPV.

В случае с эскадроном «C» его группа FST из семи человек использует машину артиллерийского наблюдательного пункта на базе шасси Warrior и легкую гусеничную машину Spartan, которая, как правило, предоставляется наблюдателям-корректировщикам MFC.

Один из офицеров эскадрона пояснил, что «мы должны думать сметливее, так как танков становится меньше, а степень технологического превосходства между нами и возможными противниками сокращается. Нет смысла играть по правилам и сближаться с противником, если вы этого не хотите».

Вид «горящего танка» (в том числе и союзников) в наши дни оказывает огромное влияние на общественное мнение, поскольку телевизионная картинка владеет настроениями масс. Следовательно, в операции по поддержанию мира может быть более уместно в определенных обстоятельствах применять танки в комбинации со средствами ISTAR (сбор информации, наблюдение целеуказание и разведка) и совместным ведением огня, используя при этом маневренные возможности танка и психологический эффект для того, чтобы заставить противника начать движение, вследствие чего по нему смогут открыть огонь другие платформы при минимальном риске.

Таким образом, при обнаружении целей, с которыми танки сами не могут справиться, командиры немедленно связываются с FST с запросом на непосредственную авиационную поддержку или открытие огня с необходимым воздействием на эти цели. В случае если FST не видит напрямую цель, командир танка сможет сам скорректировать огонь, применив свой опыт, полученный при подготовке к взаимодействию и корректировке артиллерийского огня. Он также обязан знать всю последовательность экстренного вызова непосредственной авиационной поддержки истребителей и стандартизованные процедуры, используемые для вызова штурмовых вертолетов.

Еще одним следствием афганского опыта является принятие на вооружение боевой группы беспилотных летательных аппаратов (БЛА) со средствами видовой разведки и сбора информации ISTAR на базе Desert Hawk 3. На этих беспилотниках установлены оптико-электронные станции видовой разведки с цветной видеокамерой и тепловизором, изображения с которых могут передаваться в штаб эскадрона или боевой группы или непосредственно группе огневой поддержки FST. Боевая группа может также рассчитывать на командирование из бригады двух БЛА Watchkeeper, которые, например, могут работать на флангах и дополнять другие разведывательные средства боевой группы.

Офицер разведки из полка KRH заметил, что важно, тем не менее, избавиться от афганского менталитета «убийственного телевидения», когда командиры становятся слишком одержимы тем, что они видят на получаемом с беспилотника видео. «Бронетанковая боевая группа практически всегда действует в хорошем темпе, – продолжил он, – и если есть излишняя зависимость от технических средств ISTAR, то существует опасность сокращения числа тех людей, которые просто присутствуют в боевой зоне».

В тоже время он предположил, что сухое голосовое донесение пилота или оператора БЛА может быть также полезно для разведывательного отдела боевой группы, как и прямое видеоизображение. Работа разведотдела заключается в обеспечении подразделений своевременными выборками из общей информации, получаемой от имеющихся в боевой группе средств ISTAR, будь они на земле, в воздухе или даже в космосе.

Далее он продолжил развивать тему разведки, сказав, что «мы учитываем и творчески перерабатываем опыт Афганистана и Ирака, например, расширяя набор доступных для боевой группы различных разведывательных средств, но при этом не гнушаемся опыта боевых действий прошлого века. Мы работаем над интеграцией подобных средств и над когнитивной нагрузкой, которую они оказывают на экипажи машин».

Часть решений заключается в непрерывной тактической подготовке командно-штабных подразделений CSTTX (command staff tactical exercise), которая проводится в Центре ведения наземных боевых действий. Сами курсы подготовки CSTTX, разбитые на этап общевойсковой тактической подготовки (CAST) и этап командно-штабной подготовки (CATT) и проводимые в последние годы проведения операции «Herrick» (2010-2014 годы), были изначально организованы для оказания помощи штабам уровня рот и батальонов, развернутым в Афганистане, с целью интеграции сетевых сенсорных систем и штатных систем вооружения со стационарными блокпостами и передовыми оперативными базами, а также наилучшего использования разведывательных средств бригады.

Маловероятно, что бронетанковый эскадрон сегодня будет иметь такой же уровень разведки или набор разведывательных средств, особенно во время выполнения маневров, но появление перспективной машины Scout, конечно же, расширит возможности боевой группы касательно сбора информации, разведки и наблюдения по сравнению с тем, что может в настоящее время предоставить разведывательная бронированная машина Scimitar.

Подготовка к учениям

Следствием смены тактических приемов ведения боевых действий боевой группы стало также создание в Канаде Центра боевой подготовки BATUS с полигоном площадью 2960 км2, на котором в 1972 году были проведены общевойсковые учения британской армии Medicine Man. В 2000-х годах Центр BATUS мог принимать в год до шести 30-дневных ротаций бронетанковых и мотопехотных подразделений (включая 10-дневные боевые стрельбы и 12-дневные двухсторонние учения), две из которых могли быть уровня бригады (CT5) и четыре уровня боевой группы (CT4), хотя расписание (как всегда) зависело от положения дел в «реальном мире».

С 2010 года роль центра BATUS изменилась, там стали проводить общую подготовку для разведывательных, легких пехотных и мотопехотных подразделений, составляющих смешанные боевые группы, которые затем отправлялись на специальную боевую подготовку (связанную с миротворческой операцией в Афганистане). Впрочем, BATUS по-прежнему может готовить боевые группы для экспедиционных операций для других театров (а не только для Афганистана). В 2013 была начата новая серия учений под общим названием «Prairie Storm» (Буря в степи). Они направлены на подготовку к гибридным боевым действиям мотопехотных и бронетанковых боевых групп; предусматривается всего четыре ротации в год, но в тоже время продолжительность каждой ротации увеличась до пяти недель.

Что примечательно, все боевые группы, прибывающие на учения «Prairie Storm», используют бронированные и небронированные машины из резерва Центра BATUS. Также в центре имеется парк бронированных машин с визуально измененным внешним видом, которые задействуются в учениях на стороне условного противника и на которых установлены лазерные системы «обстрела» целей. (Многолетняя успешная работа по обслуживанию и эксплуатации резервных машин в Центре BATUS послужила одной из причин принятия британским министерством обороны решения о запуске программы управления парком сухопутных войск для остальных, состоящих на учете транспортных средств.)

В последние годы еще одним нововведением в Центре BATUS стало согласованное участие истребителей и штурмовых вертолетов (или имитирующих их летательных аппаратов) в серии учений с реальной непосредственной авиационной поддержкой, а также внедрение лазерной системы, имитирующей ведение огня по целям, что позволило реализовать участие компонентов наземной ПВО (в виде мобильного ЗРК на базе автомобиля Stormer) и систем ведения огня непрямой наводкой.

В связи с окончанием операции «Herrick» также появилась возможность отправить в британский Центр в Канаде вертолеты Lynx AH.9A, оборудованные оптико-электронными станциями MX-10 с каналами передачи видеоизображения в реальном времени. Это позволит проводить подготовку к гибридным боевым действиям, неотъемлемой частью которых является повышенный уровень владения обстановкой на больших площадях или в городских районах. Эти вертолеты, в конечном счете, будут сняты с вооружения и их сменят вертолеты Wildcat AH. 1, оборудованные аналогичной оптико-электронной станцией, но у которых в настоящее время нет канала передачи видеоданных наземным силам.

Перспективы танка

Сегодня самым визуально заметным выражением огневого могущества и защиты танка Challenger 2 является его вариант TES (Theatre Entry Standard), разработанный для поздних этапов операции «Telic» в Ираке. В Центре разработки и испытаний систем вооружения ATDU (Armament Trials and Development Unit) в Бовингтоне хранятся эталонные модели конфигураций TES для всех бронированных и небронированных машин, эксплуатируемых в разведывательных и танковых полках британской армии.

Вариант Challenger 2 TES составляет небольшую часть британского парка танков; до этого стандарта было модернизировано в общей сложности 27 машин. Разработка стандарта началась в связи со срочными оперативными потребностями, которые явились следствием опыта, полученного при проведении миротворческих и городских операций, а также боевой подготовки танкового эскадрона, развернутого в Басре в 2007-2009 годы. В соответствии с новым стандартом была установлена дополнительная всеракурсная защита от кумулятивных снарядов и самодельных взрывных устройств (СВУ), в том числе фугасов направленного действия.

Комплект пассивного бронирования дополнен оборудованием активного электронного глушения и управления признаками заметности (сигнатурами). С целью минимального нагрева электронного оборудования на солнце и улучшения условий работы экипажа на лобовой лист, верхние и боковые поверхности танка были установлены панели CoolCam компании Saab Barracuda.

К другим нововведениям относятся установка тепловизора на место механика-водителя, камеры заднего обзора и телефона для связи с пехотой. Огневое могущество также было повышено за счет установки перед люком заряжающего дистанционного управляемого боевого модуля (ДУБМ) Enforcer производства компаний Selex и Rafael. В состав ДУБМ входят дневная камера и неохлаждаемый тепловизор, 7,62-мм пулемет с максимальным углом вертикального наведения 60°; этот боевой модуль особенно полезен во время бесшумного наблюдения и обстрела высоко расположенных целей в застроенных районах. В результате всех этих нововведений масса танка Challenger 2 TES увеличилась с 62,5 тонн до 74,84 тонн.

Британские танки в 21 веке Было принято решение не развертывать танки Challenger 2 в Афганистане, но, начиная с 2007 года, спешенные и разведывательные подразделения британского контингента часто обращались за поддержкой танков коалиции, в том числе танков Leopard 2A5DK, состоящих на вооружении датской армии. Имея собственные средства идентификации целей, танки могли обеспечить в течение минут или даже секунд поддержку огнем прямой наводкой на дистанции до 6 км

В принципе танки в варианте TES могли бы быть в первую очередь предложены для ведущей бронетанковой группы LABG, хотя много будет зависеть от будущих боевых операций. Но на сегодняшний день военнослужащие реформированной LABG никогда не проходили обучение на танках TES и если эти машины в срочном порядке будут туда направлены, то велика вероятность того, что будет принято решение снять с них новые системы, с которыми экипажи практически не знакомы, в частности глушители СВУ и ДУБМ. На своем нынешнем месте ДУБМ закрывает в поле зрения командира сектор 30°, а это существенный недостаток при ведении огня из танковой пушки, а сам оператор ДУБМ вряд ли сможет его смягчить, поскольку в подобных обстоятельствах он будет слегка занят, выполняя свои прямые обязанности заряжающего.

Вторая, можно сказать менее эталонная модель Challenger 2 TES, недавно была собрана в Центре ATDU. Здесь основной упор был сделан на комплекте пассивного бронирования, адаптированного к вероятным угрозам гибридных боевых действий. В них можно ожидать по сравнению с номенклатурой вооружений для миротворческих операций использования более широкого диапазона систем вооружения, включая средства поражения, например ПТУР и танковые боеприпасы нового поколения.

Закрытие программы продления возможностей лишило оставшиеся танки многих систем, которые позволили бы поднять на иной технологический уровень машины нынешнего поколения. Полезно например напомнить, что британские танки (в отличие от экспортного варианта Challenger 2E или таких конкурентов, как танки третьего поколения M1A2 Abrams, Leopard 2 и Leclerc, предлагавшиеся для конкурса британской армии по замене оригинального танка Chieftain) до сих пор не имеют независимого тепловизионного канала командира.

На танке Challenger 2 установлен панорамный прицел командира, который позволяет работать в поисково-ударном режиме (быстрый обмен данным целеуказания между командиром и наводчиком), но только в дневных условиях, поскольку этот прицел никогда не оснащался ночным каналом. Таким образом, экипаж не может задействовать поисково-ударный режим ночью или в условиях плохой видимости за исключением целей, попавших в ограниченное поле зрения тепловизионного блока, установленного на маске орудия, изображение с которого могут видеть командир и оператор-наводчик.

Некоторые более новые танки, например израильские Merkava 3 Baz и Merkava 4, японский Type 90, имеют систему автоматического сопровождения целей, но опять же это не про танк Challenger 2. Его будущие боевые товарищи, Scout и вариант Warrior CSP, будут иметь такую систему; подобная система установлена на одном из предшественников Scout – гусеничном бронетранспортере Ulan. Эта машина уже более десяти лет состоит на вооружении австрийской армии, с самого начала настаивавшей (как и «прозорливая» израильская армия) на интеграции этой системы, которая ускоряет процесс захвата движущихся целей, повышает вероятность поражения на больших дистанциях, экономит боеприпасы и сокращает цикл боевой подготовки.

Танк Challenger 2 никогда не имел встроенной инерциальной навигационной системы и даже приемника GPS (до установки систем Bowman), хотя они устанавливались на танк Challenger 1 еще в 1991 году. Защищенный GPS-приемник для транспортных средств VAGR (Vehicle Applique GPS Receiver), установленный в настоящее время, должен физически подсоединяться к УКВ-радиостанции Bowman, но по эргономическим причинам некоторые опытные командиры танков видимо решили установить свои собственные приемники.

Как пояснил один из них, помимо своего использования при спешивании с танка, его карманный приемник Garmin можно ремнем прикрепить снаружи перед смотровыми приборами. Таким образом, в положении по-боевому с первого взгляда он может видеть координаты через один из смотровых блоков, что позволяет сообщать свои координаты при любой возможности. Также удобно и то, что аккумуляторы AA для приемника Garmin точно такие же как для очков ночного видения, использующихся во время ночных маршей.

В предвидении более широкого участия в боевых действиях в населенных пунктах армии Франции, Германии и США в последние годы перешли на установку в своих танках телефонов для связи с пехотой. Начиная со Второй мировой войны, все британские танки стандартно имели такие телефоны; не был исключением и танк Challenger 2, пока его оригинальный аналоговый телефон не был снят в связи с несовместимостью с цифровой системой внутренней связи Bowman. Только танки в варианте TES получили цифровые телефоны для связи с пехотой.

Британские танки в 21 веке Challenger 2 «Megatron»

Как следствие опыта участия США в операции «Буря в пустыне» в 1991 году на танках Abrams и БМП Bradley американской армии стали стандартно устанавливать тепловизоры водителя, не только из-за его увеличенной дальности, но также в связи с тем, что изображение с него позволяет водителю увидеть на пути танка как закопанные, так заложенные на поверхности мины. Для ночного вождения базовые танки Challenger 2 до сих пор оборудованы приборами наблюдения с усилением яркости изображения.

Не говоря уже о том, что на британских танках нет дистанционно управляемых боевых модулей в отличие, например от израильских и американских машин. Нет даже упрощенного варианта ДУБМ Selex Enforcer, устанавливаемого на танк в конфигурации TES, бронетранспортер Bulldog (с 12,7-мм пулеметом) и машину связи Panther (с 7,62-мм пулеметом).

В британской армии ДУБМ Enforcer, как система установленная в рамках неотложных потребностей, представляет собой что-то вроде «лейкопластыря» – быстрое и экономичное решение для установки на платформы когда нет ни времени, ни особых требований к установке должным образом. В случае с вариантом Challenger 2 TES из него можно стрелять только при остановке танка, поскольку ни вооружение, ни изображение с цветной и тепловизионной камерами не стабилизированы.

Хотя модуль Enforcer может управляться дистанционно, на британском танке только заряжающий может вести из него огонь дистанционно, а изображения с цветной и тепловизионной камеры модуля опять-таки может видеть только заряжающий, поскольку установка модуля не предусматривала интеграцию с остальной электроникой машины (чья шина передачи данных 1553B не имеет возможности обрабатывать видео). Поскольку этот ДУБМ модуль не имеет дальномера и не интегрирован с навигационной системой машины, он не может использоваться для определения координат целей (необходимых для передачи на другие платформы), как привыкли поступать некоторые операторы боевых модулей.

Продолжение следует…

/Alex Alexeev, topwar.ru/

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Ответить