Быстрая и масштабная милитаризация ключевых экономических и геостратегических регионов мира, в свете противостояния между ведущими государствами с евразийским и американским идеологическими взорами на мироустройство, привели мировую военную обстановку в наиболее «взведённое», со времён холодной войны, состояние.

Если в таких регионах как Ближний Восток, Донбасс, Передняя Азия ситуация уже на протяжении нескольких лет находится в критическом состоянии эскалации военных конфликтов, в которые вовлечены самые радикальные военизированные ячейки Средней Азии, поддерживаемые НАТО с одной стороны и легитимные ВС Сирии, поддерживаемые Россией и Ираном – с другой, то на такой громадной территории как Азиатско-Тихоокеанский Регион, большая военно-политическая «игра» только набирает обороты и её будущие масштабы могут в десятки раз превысить всё то, что мы наблюдали ранее.

Ведь свои жёсткие и неприятные для США с союзниками правила в АТР продолжает диктовать молодая сверхдержава — КНР. Ещё 10-15 лет назад стратегическая концепция применения ВМС КНР ограничивалась исключительным контролем акваторий, омывающихся Восточно-Китайским и Южно-Китайским морями, в которых Поднебесная имеет тактически важные, спорные с Японией, Вьетнамом , Тайванем и Филиппинами малые островные архипелаги Дяоюйтай (Сенкаку) и Спратли, контроль над которыми, во-первых, позволяет оказывать более серьёзное влияние на важнейшие судоходные пути между основными государствами Юговосточной Азии, а также Японией, Тайванем и Южной Кореей, во-вторых, сформировать надёжный морской оборонительный рубеж в виде развёрнутых на архипелагах дивизионов дальнего ПКРК на базе ПКР YJ-62 (400 км) и первого в мире уникального ПКРК с баллистической ракетой DF-21D (с дальностью до 2000 км).

Сейчас же ситуация сильно изменилась, что заставило комндование НОАК значительно расширить свои военные амбиции. В АТР наметилась дастаточно технологически развитая антикитайская коалиция США, Японии и Австралии, причём последние уже могут похвастаться весьма солидным арсеналом образцов техники для ВВС и ВМС: австралийцы успешно начали программу строительства «Иджис»-эсминцев класса «Хоббарт», а в Японии готовится к первому полёту многоцелевой истребитель 5-го поколения ATD-X «Синсин» и строятся сверхмалошумные подлодки типа «Сорю».

Количественное усиление Морских сил самообороны Японии такими кораблями ПВО-ПРО как эсминец УРО "Асигара" (класса "Атаго", на фото) и класс "Акидзуки" серьёзно ограничивают противокорабельные ударные возможности ВВС и ВМС КНР даже без американской поддержки
Количественное усиление Морских сил самообороны Японии такими кораблями ПВО-ПРО как эсминец УРО «Асигара» (класса «Атаго», на фото) и класс «Акидзуки» серьёзно ограничивают противокорабельные ударные возможности ВВС и ВМС КНР даже без американской поддержки

Кроме того, на вооружение ВВС обоих государств может уже до 2022 года поступить свыше 150 F-35A. Тихоокеанское командование ВМС США направляет на сдерживание КНР практически весь корабельный состав 7-го оперативного флота, часть которого базируется на военно-морских базах Сасэбо (Япония) и Апра (Гуам).

При таких обстоятельствах, контроля одних лишь ближних морей для Китая стало абсолютно недостаточно, не достаточно и существующего технологического потенциала ВВС, который способен противостоять американскому флоту и стратегической авиации США лишь на расстоянии 1700 — 2000 км от восточного побережья КНР.

В этих непростых условиях давления со стороны Запада военное руководство Поднебесной «выводит» весьма «взрывоопасную смесь» стратегии «трёх цепей» и программы разработки перспективного гиперзвукового самолёта, которая должна вывести китайскую армию на заслуженное место лидера в АТР. В этих амбициозных рамках также продолжаются программы разработки 2-х Маховых малозаметных бомбардировщиков средней дальности и стратегического бомбардировщика с кодовым названием YH-X.

Проекты стратегических ракетоносцев пока прорабатываются исключительно в макетах и электронных чертежах, а опытное изделие тактического гиперзвукового самолёта уже недавно поднималось в воздух, что говорит о более скором принятии на вооружение.

Один из проектов перспективного гиперзвукового ЛА для ВВС КНР
Один из проектов перспективного гиперзвукового ЛА для ВВС КНР

Китайский военный специалист Лу Сяодун сообщил 21 сентября очень значимую для баланса сил в АТР новость об успешном испытательном полёте первого гиперзвукового китайского самолёта, который значительно превысил скорость знаменитого американского разведчика SR-71A «Blackbird», т.е. превзошёл скоростной рубеж 3700 км/ч. Эксперт отметил, что силовая установка летательного аппарата, представленная прямоточным воздушно-реактивным двигателем (ПВРД), является наиболее совершенной в мировой практике военного авиастроения благодаря более широкому использованию новых износостойких огнеупорных материалов, которых ещё производили во второй половине XX века, а также за счёт более совершенной компьютеризированной системы распределения топлива.

Этот самолёт стал настоящим прорывом для китайского ВПК, который ранее не отличался инновационным подходом в производстве турбореактивных двигателей из-за недостатка опыта в литье монокристаллических турбинных лопаток методом направленной кристаллизации. Пока не совсем ясно, как Китай продвинулся в области более совершенного и наукоёмкого процесса производства ПВРД, но факт остаётся фактом — засекреченный перспективный самолёт уже поднялся в воздух.

Пока относительно точных маневренных и других лётно-технических качеств летательного аппарата сказать нечего — ведь конструкция планера и крыла, массо-габаритные качества ещё неизвестны, но уже точно можно предполагать основные тактические параметры, характерные для гиперзвуковых машин. Самолёт обладает скоростью около 5000 км/ч, потолком до 35 — 45 км. Всего за 10 минут он сможет преодолевать около 1000 км и оперативно доставлять в нужный участок Тихоокеанского ТВД арсенал компактного ракетно-бомбового ВТО.

За такое малое время ни одно из существующих СВН американского флота и ВВС (кроме баллистических ракет и гиперзвуковой ракеты X-51A) не сможет добраться до территории КНР, и, тем более, преодолеть мощнейшую ПРО, основанную на десятках дивизионов С-300ПС/ПМУ-2 и С-400.

Использование нового гиперзвукового самолёта в качестве носителя перспективного ВТО трудно переоценить. Гиперзвуковая скорость отделения управлямой ракеты или бомбы от носителя позволяет сделать её наиболее малоразмерной. Она не будет нуждаться в разгонном двигателе, а будет обходиться лишь газодинамической системой управления, сможет пролетать сотни километров в стратосфере, а затем на скорости в 3,5 — 3,7М пикировать на морскую или наземную цель, совершая энергичные противозенитные манёвры.

Её ЭПР, ввиду малых размеров и применения композитов, может не превышать 0,005 — 0,01 м2, из-за чего никакая БИУС «Иджис» не успеет эффективно отразить такой удар. Что очень важно, гиперзвуковой самолёт-носитель сможет взять большое количество таких компактных «снарядов» в отсек вооружения, а поэтому даже звено из 4-х машин может реализовать мощный МРАУ.

Весьма малоизвестный проект высокоскоростного высотного разведывательного БПЛА GTD-21A можно считать одним из первых аппаратов, приблизившихся к рубежам гиперзвуковых скоростей. "Дрон" оснащался типовым для подобных ЛА, но модернизированным, ПВРД RJ43-MA-11 от ЗУР Bomarc IM-99B. D-21A имел скорость 3600 км/ч, но в отличии от пилотируемого SR-71A имел гораздо меньшие размеры и радиолокационную сигнатуру
Весьма малоизвестный проект высокоскоростного высотного разведывательного БПЛА GTD-21A можно считать одним из первых аппаратов, приблизившихся к рубежам гиперзвуковых скоростей. «Дрон» оснащался типовым для подобных ЛА, но модернизированным, ПВРД RJ43-MA-11 от ЗУР Bomarc IM-99B. D-21A имел скорость 3600 км/ч, но в отличии от пилотируемого SR-71A имел гораздо меньшие размеры и радиолокационную сигнатуру

Лу Сяодун сообщил, что основным предназначением этого самолёта может стать высотная воздушная разведка, тем не менее, исходя из недавно разработанной в Генштабе КНР стратегии «трёх цепей», именно ударные противокорабельные задачи выходят на первый план. Концепция «трёх цепей» предусматривает создание 3-х оперативных стратегический рубежей обороны вокруг КНР, которые охватывают пространство от ближних морей и аж до штаб-квартиры Тихоокеанского флота ВМС США на Гавайских островах. 1-я зона: «Япония -Тайвань», 2-я зона: «Гуам — Филиппины — Марианские острова», 3-я зона: «Гавайские острова».

Протяжённость этого громадного ТВД — более 5000 км,  численность АУГ/КУГ США и Японии здесь может доходить до 15-20, возможностей для корректировки стратегии флота Запад на таких просторах имеет массу, а поэтому только принципиально новые гиперзвуковые ударные авиационные комплексы могут позволить Китаю парировать все военные угрозы, отвечая на них быстротой и точностью.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Заголовок выдержан в стиле и жанре украинских мрий.

    Автору и согласным с ним лицам я предлгают подумать: а зачем США вырастили и накачали нынешний Китай? Ужели для того, чтобы он их где-то «ограничил»?

    Небесполезно посмотреть на исторические аналогии. Точно так же США накачали индустриализацией сталинский ССССР в 30-е годы 20-го века. И как, ограничил Сталин США? Или у американских инвестиций была некая своя цель.

Ответить