Служба фронтового бомбардировщика Су-24

В свете развёрнутой в Сирийской Арабской Республике операции российских ВКС внимание зарубежных и отечественных СМИ вновь привлёк один из наиболее обсуждаемых в последнее время российских боевых самолётов – Су-24М.

Служба фронтового бомбардировщика Су-24

Ранее этот фронтовой бомбардировщик подвергался жесткой критике за высокую аварийность, сложность эксплуатации и «устаревшую конструкцию». Неоднократно в печатных и интернет изданиях публиковалось мнение «экспертов» и официальных лиц российского Министерства обороны о необходимости вывода из эксплуатации этих самолётов.

Сейчас в тех же самых СМИ боевая эффективность модернизированных Су-24М по результатам ударов по объектам ИГ оценивается очень высоко. На фото и видео, поступающих из Сирии, боевая работа «устаревших» Су-24М демонстрируется даже чаще, чем более современных Су-34. Справедливости ради стоит сказать, что бомбардировщики семейства Су-24 всегда характеризовались противоречиво.

С одной стороны, этот самолёт имеет во многом до сих пор не превзойдённые в российских ВВС возможности по прорыву ПВО и нанесению высокоточных ракетно-бомбовых ударов. Он был оснащён в течение длительного времени самым совершенным среди других отечественных ударных крылатых машин прицельно-навигационным оборудованием.

С другой стороны, Су-24 не прощал ошибки пилотирования и небрежность наземного технического обслуживания. С самого момента своего появления этот самолёт заслужил репутацию очень «строгого». Во многом это объясняется тем, что конструкторы в погоне за высокими характеристиками ещё на этапе проектирования заложили много новых технических решений, которые не применялись ранее в других отечественных боевых самолётах.

Первые серийные Су-24 в 1973 году поступили в Липецкий Центр боевого применения и переучивания летного состава. Первой строевой частью, начавшей осваивать Су-24 в 1974 году, стал Керченский Краснознаменный 63-й БАП, дислоцированный в Калининградской области, до этого он был вооружен самолетами Як-28Б.

Служба фронтового бомбардировщика Су-24Один из первых серийных Су-24 в Музее авиационной техники ВВС в г. Монино

В начальном периоде эксплуатации, когда техническая надёжность самолёта была достаточно низкой, не был накоплен необходимый опыт, и ещё не удалось избавиться от большинства «детских болячек», репутацию Су-24 среди лётного состава во многом спасали надёжные катапультируемые кресла К-36Д. А также изначально заложенный большой запас прочности, зачастую в случае аварийной посадки, даже при том, что самолёт после этого не подлежал восстановлению, экипаж оставался невредим.

По сравнению со своими предшественниками фронтовыми бомбардировщиками Ил-28 и Як-28Б сверхзвуковой Су-24 обладал более чем вдвое увеличенной бомбовой нагрузкой и мог нести практически весь спектр существующего тогда управляемого авиационного вооружения фронтовой ударной авиации. Благодаря изменяемой геометрии крыла Су-24 обладал возможностью совершать маловысотные скоростные броски, имея при этом хорошие взлётно-посадочные характеристики. Специально для этого фронтового бомбардировщика были созданы крупнокалиберные полуторатонные бомбы ФАБ-1500С с совершенной в аэродинамическом плане формой корпуса.

Большая номенклатура и сложность применения некоторых видов управляемого вооружения и «спецбоеприпасов» привели к тому, что в бомбардировочных полках пришлось вводить «специализацию». В боевой подготовке одной-двух эскадрилий упор делался на применение управляемых ракет «воздух-поверхность» Х-23М и Х-28, еще одна эскадрилья готовилась применять ядерное оружие.

Сам факт того, что Су-24 в СССР рассматривался как один из основных носителей тактического ядерного оружия, нашел отражение во внешнем виде самолёта. На всех строевых Су-24 на носовую часть, передние кромки крыла и нижнюю часть фюзеляжа наносили специальную окраску с высокоотражающим белым покрытием. Часть Су-24 комплектовалась шторками для защиты экипажа от ослепления вспышкой ядерного взрыва.

В отличие от первых Су-7Б и Су-17, построенных на АЗиГе и первоначально поступавших на вооружение в строевые полки, дислоцированных на Дальнем востоке, Су-24, производство которых велось в Новосибирске, направлялись в основном на западные аэродромы. Исключением стал 277-й Млавский Краснознаменный БАП, базирующийся на дальневосточном аэродроме Хурба под Комсомольском-на-Амуре, который в 1975 году одним из первых в ВВС сменил свои Ил-28 на Су-24.

Несмотря на то, что до конца 70-х надежность ряда электронных систем Су-24 оставляла желать лучшего, в 1979 году этими машинами были вооружены три бомбардировочных авиаполка, дислоцированных на территории ГДР. Вскоре в распоряжении западной прессы и спецслужб появились качественные фотографии Су-24, а так же стало известно настоящее название самолёта.

Служба фронтового бомбардировщика Су-24

В то время иностранные разведки уделяли особо пристальное внимание Су-24. На Западе вполне обоснованно опасались, что фронтовой бомбардировщик, буквально напичканный многочисленными техническими новинками, в силу своих высоких скоростных и ударных характеристик, способен изменить баланс сил в Западной Европе. Даже при маловысотном профиле полёта Су-24, базирующиеся в Восточной Германии, могли наносить удары по целям в Великобритании, Франции, Нидерландах и Северной Италии.

В первой половине 80-х большая часть прицельно-навигационного оборудования строевых Су-24 достигла приемлемого уровня надёжности. На заводе в Новосибирске, где велось строительство, от серии к серии внедрялись усовершенствования. Были внесены изменения в механизацию крыла, электрооборудование, системы навигации, радиотехнической разведки и госопознования.

Очень важной особенностью Су-24 стала высокая степень взаимозаменяемости узлов и некоторых крупных агрегатов. Это позволяло при срочном ремонте в боевых условиях переставить с одной машины на другую повреждённую деталь или узел.

Бомбардировщики Су-24 (без буквы «М») в 80-е годы были доработаны с целью возможности применения новых противолокационных ракет Х-58, для чего была предусмотрена подвеска в контейнере станции целеуказания «Фантасмагория».

Для сохранения высокого боевого потенциала в новых условиях и устранения ряда недостатков в конструкции самолёта и БРЭО почти сразу после принятия Су-24 на вооружение в КБ началась работа по разработке улучшенного варианта фронтового бомбардировщика с более высокими эксплуатационными и боевыми характеристиками. В 1984 году на вооружение поступил Су-24М.

Наиболее заметным внешним отличием от Су-24 стала более длинная носовая часть, получившая небольшой наклон вниз. Установка системы дозаправки топливом в воздухе существенно увеличивало боевой радиус действия. Другим новшеством стала прицельно-навигационная станция ПНС-24М «Тигр», в состав которой входят поисковая РЛС «Орион-А» и РЛС «Рельеф», с помощью которой осуществляется полёт на предельно малой высоте с отгибанием рельефа местности. Внедрение вместо электронно-оптического визира «Чайка» новой прицельной системы «Кайра-24» с лазерным дальномером-целеуказателем и телевизионным блоком позволяло применять новые типы высокоточного управляемого авиационного вооружения.

Лазерно-телевизионная станция ЛТПС-24 «Кайра-24», благодаря специальной призме из сверхчистого стекла, отклоняла лучи на угол до 160 градусов вниз и назад, могла «видеть» отраженный от цели сигнал лазерного целеуказателя, попадающий в объектив следящей камеры в горизонтальном полёте бомбардировщика, когда цель находилась позади него. Это давало возможность применять управляемое оружие даже в пологом наборе высоты. До этого самолёты фронтовой авиации могли использовать средства поражения с лазерной ГСН только с пикирования.

Служба фронтового бомбардировщика Су-24

Введение в состав БРЭО Су-24М новой прицельной аппаратуры придало бомбардировщику «второе дыхание» и возможности, которыми до этого не обладал ни один советский боевой самолёт. Боекомплект фронтового бомбардировщика пополнился корректируемыми бомбами КАБ-500Л, КАБ-1500Л и управляемыми ракетами С-25Л , Х-25, Х-29Л с полуактивными лазерными головками самонаведения. Телевизионный индикатор прицельной системы «Кайра-24» использовался также и для наведения управляемых ракет Х-29Т и корректируемых бомб КАБ-500Кр.

Служба фронтового бомбардировщика Су-24Ракета Х-59

Тяжелые управляемые ракеты Х-59 с дальностью пуска 40 км и бомбы КАБ-1500ТК могли применяться для атаки укрепленных целей, прикрытых сильной ПВО. Для этого на самолёт подвешивался контейнер АПК-9 с телевизионной аппаратурой управления. Дальность планирования КАБ-1500ТК и пуска Х-59 позволяли поражать цели, прикрытые ЗРК малой дальности, не входя в зону их действия.

По возможностям применения управляемого вооружения в советских ВВС с Су-24М в какой-то степени мог конкурировать только истребитель-бомбардировщик МиГ-27К с прицельным комплексом «Кайра». Но по сравнению с Су-24М, нёсших гораздо большую бомбовую нагрузку и имевших больший радиус действия истребителей-бомбардировщиков, МиГ-27 этой модификации было построено не много.

Но не все доработки и новшества оказались однозначно удачными. Как это часто бывает, выиграв в одном – потеряли в другом. Летчики, пилотировавшие ранее Су-24, при переходе на Су-24М отмечали ухудшение управляемости на виражах. Из-за внедрения «аэродинамических ножей» несколько упала дальность полёта.

Служба фронтового бомбардировщика Су-24

Переход на Су-24М с его новым прицельно-навигационным комплексом лётного состава прошел достаточно быстро. Определённые трудности при освоении нового, более сложного БРЭО возникли у инженерно-технической службы.

В 1985 в войска начал поступать разведывательный Су-24МР. В то время советские ВВС испытывали острую потребность в тактическом разведчике с увеличенной дальностью действия, который мог бы вести не только аэрофотосъёмку, но и радиотехническую разведку.

В отличие от бомбардировщика, разведывательный вариант «двадцать четвёрки» лишен возможности нести бомбовую нагрузку. Пилоны могут использоваться для подвески двух подвесных топливных баков ПТБ-2000 или ПТБ-3000, или осветительных авиабомб для обеспечения фотосъёмки в ночное время.

Для самообороны на Су-24МР подвешивались ракеты ближнего боя Р-60. Главным «оружием» самолёта-разведчика является РЛС бокового обзора, аэрофотокамеры, а так же сменные подвесные контейнеры, в которых размещается оборудование для электронной и радиационной разведки, а так же лазерные системы.

Теоретически Су-24МР обеспечивает комплексную разведку в любое время суток, на глубину до 400 км от линии боевого соприкосновения войск. Но в войсках лётный и технический состав к возможностям дистанционной передачи данных разведоборудования Су-24МР относится довольно скептически.

На практике аппаратура, с помощью которой информация с борта самолёта-разведчика должна была транслироваться в реальном режиме времени, надежно не работала. Как правило, разведданные получали с некоторой задержкой. После полёта блоки накопители информации и плёнки с результатами аэрофотосъемки направляются на дешифровку, а это означает утрату оперативности и возможный выход мобильных целей из под планируемого удара.

Кроме того, сбор данных с помощью аэрофотокамер при наличии у противника развитой системы ПВО всегда сопряжен с немалым риском потери самолёта-разведчика, что не раз случалось в ходе реальных боевых действий.

Новые фронтовые бомбардировщики Су-24М поступали в основном в полки, эксплуатировавшие до этого Су-24. Но, в отличие, скажем, от истребителей-бомбардировщиков Су-17, ранние модификации которых по мере поступления более продвинутых вариантов ставились «на хранение», фронтовые бомбардировщики Су-24 даже первых серий продолжали летать вплоть до полной выработки ресурса.

Служба фронтового бомбардировщика Су-24Су-24 морской авиации на аэродроме Гвардейское

Примером долголетия Су-24 (без литеры «М») может служить то, что самолёты этой модификации, принадлежащие 43-му Севастопольскому Краснознаменному ордена Кутузова отдельному морскому штурмовому авиационным полку, базирующемся на аэродроме Гвардейское в Крыму, до недавнего времени поднимались в воздух.

После присоединения Крыма к России было решено перевооружить этот полк на более современные машины, чему ранее противилось руководство Украины. До сих пор несколько Су-24 на аэродроме в Гвардейском находятся в лётном состоянии и могут при необходимости выполнить боевую задачу. А ведь возраст этих бомбардировщиков приближается к 40 годам, это самые заслуженные российские боевые самолёты фронтовой авиации.

Бывшими в употреблении Су-24 перевооружались авиационные полки в тыловых военных округах. Известны случаи, когда на них переходили не только бомбардировочные и истребительно-бомбардировочные авиаполки, но и истребительные, на вооружении которых до этого состояли перехватчики ПВО.

В значительной мере это демонстрировало, какое значение советское военное руководство придавало данному фронтовому бомбардировщику, в который, помимо высоких ударных возможностей, был заложен большой запас прочности. Несмотря на высокую цену, сложность эксплуатации и аварийность в общей сложности до прекращения производства в 1993 году было построено около 1200 Су-24 различных модификаций. Для сравнения F-111, который считается аналогом Су-24, построили в США в два раза меньше – 563 самолёта. Эксплуатация F-111 завершилась в 1998 году.

Имеются сведения о переоборудовании некоторого количества Су-24 в самолёты заправщики Су-24Т (танкер). Малой серией строились самолёты РЭБ Су-24МП (постановщик помех). От Су-24М внешне они отличались наличием небольшого обтекателя в носовой части. На самолёте устанавливался весьма совершенный для начала 80-х годов комплекс постановки помех «Ландыш». Он был предназначен в основном для организации противодействия станций ЗРК, в том числе и американского «Пэтриот», который тогда только начал поступать на вооружение.

Служба фронтового бомбардировщика Су-24Су-24МП

По задумке разработчиков встроенная и подвесная контейнерная аппаратура Су-24МП должна была обеспечить групповую защиту бомбардировщиков Су-24 в условиях действий хорошо организованной системы ПВО противника. Первые Су-24МП эксплуатировались в «тестовом режиме». Из-за большой сложности надёжность работы комплекса РЭП «Ландыш» была невысокой, распад СССР не позволил довести эту аппаратуру до характеристик работоспособности, которые удовлетворяли военных.

Так же, как и разведчик Су-24МР постановщик помех Су-24МП из оружия нёс только ракеты воздушного боя Р-60. После распада СССР все строевые Су-24МП остались на Украине (118-й отдельный авиаполк самолетов РЭП в Черткове).

В 80-е годы для Су-24 был разработан универсальный подвесной агрегат заправки (УПАЗ), который впоследствии применялся и на других типах боевых самолётов.

Служба фронтового бомбардировщика Су-24

В связи с отсутствием на Су-24 внутреннего бомбоотсека УПАЗ выполнен подвесным. В качестве привода топливного насоса используется турбина, которая приводится в движение набегающим потоком воздуха. Для заправки в агрегате имеется шланг длиной около 30 метров. Заправка начинается автоматически после надёжной стыковки конуса со штангой дозаправляемого самолёта.

Служба фронтового бомбардировщика Су-24Су-24М с подвешенным УПАЗ и подвесными топливными баками

В 1984 году было принято решение «обкатать» Су-24 в реальных боевых условиях. Горы Афганистана были абсолютно не похожи на европейские равнины, для действий над которыми этот фронтовой бомбардировщик был задуман. В Афганистане оказался невостребованным скоростной маловысотный режим полёта, предназначенный для прорыва ПВО. Отсутствие крупных радиоконтрастных целей, таких как колонны вражеских танков или мосты, и особенности рельефа местности не давали возможности полноценно реализовать возможности прицельно-навигационного комплекса.

Особой разницы в результативности авиаударов, наносимых Су-24 149-го гвардейского Краснознаменного БАП, и модернизированных Су-24М 43-го БАП не было. В тоже время отмечалось, что, несмотря на отсутствие предварительной подготовки и незнание экипажами района цели, эти фронтовые бомбардировщики не испытывали трудностей с навигацией и несли гораздо большую бомбовую нагрузку по сравнению с другими истребителями, истребителями-бомбардировщиками и штурмовиками.

Су-24 оказались единственными машинами фронтовой авиации, под которые подвешивали мощные ФАБ-1500. Кроме того, большой радиус действия «двадцать четвёрок» позволял им базироваться за пределами Афганистана, на советских аэродромах в Средней Азии.

Для обеспечения работы прицельно навигационных систем Су-24 самолётами-разведчиками Ан-30 и Су-17М3Р была проведена аэрофотосъёмка в районе предполагаемых авиаударов, а так же разведаны точные координаты целей.

В ходе проведения операции по штурму укрепрайона Ахмат Шаха Масуда в Панжерском ущелье был момент, когда Су-24 из-за погодных условий были единственными боевыми самолетами, оказывающими авиационную поддержку наступающим войскам.

В следующий раз Су-24 сотрясали афганские горы рёвом своих двигателей и разрывами сброшенных фугасок зимой 1988-1989 годов, прикрывая выход 40-й армии. Как и в операции 1984 года в основном использовались фугасные авиабомбы массой 250-500 кг. Подтвердилось очевидное преимущество Су-24 – способность наносить достаточно точные удары с отдаленных аэродромов базирования в независимости от погодных условий в районе цели. В Афганистане Су-24 летали на высотах не ниже 5000 м, вне досягаемости ПЗРК.

После распада СССР Су-24 разных модификаций, кроме России, достались Азербайджану (11 ед.), Белоруссии (42 ед.), Казахстану (27 ед.), Украине (200) ед. и Узбекистану (30 ед.).

Азербайджанские фронтовые бомбардировщики Су-24 и разведчики Су-24МР использовались в конфликте с Арменией на территории Нагорного Карабаха. Один азербайджанский Су-24МР разбился, врезавшись в склон горы. В тоже время силы ПВО Нагорного Карабаха приписывают эту победу себе.

Узбекистан в 1993 году задействовал имевшиеся Су-24М для нанесения бомбовых ударов по лагерям и кишлакам, занятых таджикской вооруженной оппозицией в ходе гражданской войны в Таджикистане. Судя по всему, управляли ими не этнические узбеки. Узбекские власти признали потерю одного фронтового бомбардировщика, сбитого из ПЗРК «Стингер». Членам экипажа удалось успешно катапультироваться, и они были подобраны вертолётом поисково-спасательной службы.

Служба фронтового бомбардировщика Су-24Узбекский Су-24М на авиабазе Карши

В августе 1999 года в Таджикистане жители нескольких кишлаков митинговали по поводу якобы имевшего место бомбового удара, который нанесли четыре Су-24М неустановленной принадлежности. В результате бомбёжки человеческих жертв не было, но, как заявляли митингующие, погибло около 100 голов скота, и были подожжены посевы. Возможно, целью этой демонстрационной бомбардировки была «акция устрашения» оппозиционных таджикских полевых командиров.

Служба фронтового бомбардировщика Су-24Спутниковый снимок Google earth: Су-24 ВВС Узбекистана на аэродроме Карши

В 2001 году узбекские Су-24М, оказывая поддержку «северному альянсу», наносили удары по позициям талибов. Один бомбардировщик был сбит, оба члена экипажа погибли. В настоящее время все уцелевшие узбекские Су-24 поставлены «на хранение».

С доставшимися Украине «двадцать четвёрками» связан интересный случай, навсегда вошедший в историю ВВС России и Украины. 13 февраля 1992 года с украинского аэродрома Староконстантинов, где базировались самолёты 6-го БАП, самовольно взлетели 6 Су-24М. Бомбардировщики совершили посадку на российском аэродроме в Шаталово под Смоленском. Основным побудительным мотивом лётчиков, угнавших Су-24М в Россию, было нежелание присягать новым украинским властям.

При этом знамя 6-го БАП было вывезено в Россию на легковом автомобиле. Украину вместе со своими бомбардировщиками покинули 12 человек, среди которых пять полковых командиров разного ранга, в том числе и начальник штаба полка. Эта история, случившаяся в канун встречи лидеров СНГ в Минске, получила большой резонанс.

Судьба «двадцать четвёрок», угнанных из Украины, оказалась незавидной. Вывезя, в общем-то, бесполезное в России знамя авиационного полка, пилоты, часть из которых была в немалых чинах, почему-то не захватили с собой формуляры на основные агрегаты – планер и двигатели. Эксплуатация без формуляров по существующим правилам боевых самолётов невозможна, так как не известно, сколько времени самолёт провёл в воздухе, когда и какие виды технического обслуживания и ремонтов проходил. Особенно это относится к двигателям АЛ-21Ф-З, межремонтный ресурс которых составляет – 400 часов, а назначенный в 1992 году – 1800 часов.

В итоге никто не стал брать на себя ответственность и заморачиваться восстановлением технической документации. Все «украинские» Су-24М в Шаталово оказались «под забором». Где их и «похоронили», использовав в качестве «доноров», демонтировав с них некоторые «некритичные» узлы и детали.

В настоящее время все украинские Су-24М и Су-24МР сосредоточены в «прославившемся» в 1992 году Староконстантинове, где базируется 7-я бригада тактической авиации. Самолёты бригады принимали участие в АТО на юго-востоке Украины, где от огня зенитных установок и ПЗРК потеряли три боевых машины. Судя по всему, украинские летчики, используя неуправляемые виды авиационного вооружения, пренебрегли «золотым» для Су-24 правилом – в боевых вылетах против нерегулярных вооруженных формирований, в распоряжении которых имеются малокалиберные зенитные установки и ПЗРК, не снижаться ниже 5000 метров.

/Сергей Линник, topwar.ru/

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введи свой комментарий!
Пожалуйста, введи свое имя