ЭМ УРО "Акидзуки" - первый корабль серии

Такое «однозначное» название статьи наиболее отчётливо отражает технологическую ситуацию в современных ВМС Японии. Исторически так сложилось, что это восточно-азиатское островное государство, расположенное в АТР, вынуждено уделять своему ВПК огромное внимание, а средства, вложенные в оборонку, должны дать наиболее продуктивный результат, ведь Япония географически расположена не только на сейсмически неустойчивом участке земной коры, но и на восточном «разломе» между интересами Азии и Запада.

ЭМ УРО "Акидзуки" - первый корабль серии
ЭМ УРО «Акидзуки» — первый корабль серии

Япония имеет серьёзные территориальные споры с Китаем, опасается угрозы от развивающейся военной ракетной области КНДР, а также с опаской «поглядывает» на своего северо-западного соседа – Россию. Именно поэтому Воздушные силы самообороны Японии последнее время заключили контракты по 3 БПЛА RQ-4 «Global Hawk» и 4 самолётам ДРЛО E-2D «Advanced Hawkeye», делается упор на неразрывный радиолокационный контроль всего воздушного пространства вокруг островов государства.

Морские силы самообороны имеют 6 вполне полноценных противоракетных «Иджис-эсминцев» классов «Конго» и «Атаго», а также множество бесшумных ДЭПЛ/ДСЭПЛ для патрулирования вод Охотского, Японского и Восточно-Китайского морей и обеспечения обороны от БР малой и средней дальности. Многие считают, что «взломать» противоракетную оборону японского флота достаточно просто, учитывая недостаточное количество современных кораблей, способных отражать налёты ПКР («Конго» и «Атаго» имеют всем известную малоэффективную «прожекторную» схему подсвета с 3-хканальным наведением, как и у американских «Иджисов»), но не всё так просто.

С учётом совершенствования противокорабельного оружия ВМФ России и ВМС Китая, в 2007 году на верфи в Нагасаки началась закладка нового класса многоцелевых эсминцев УРО «19DD» или «Акидзуки». Наличие данных вспомогательных эсминцев было просто необходимо Морских сил самообороны, в частности, для сопровождения КУГ в составе с эсминцами-вертолётоносцами типа «16DDH» «Хьюга» и поддержки действий более крупных ЭМ УРО «Конго/Атаго», причём с «Хьюгой» «Акидзуки» унифицирован по радиолокационному комплексу и вооружению. В чём же состоит такая многофункциональность оборонительного комплекса нового Японского эсминца?

Эсминец-вертолётоносец "Хьюга"
Эсминец-вертолётоносец «Хьюга»

Японский флот хорошо ознакомлен с возможностями имеющийся на вооружении американской ЗУР RIM-162A/B ESSM (“Evolved Sea Sparrow Missile”), которая разработана непосредственно для перехвата высокоманевренных малоразмерных противокорабельных ракет и других СВН, летящих в нескольких метрах над «гребнем» волны.

Данная ракета имеет очень высокие ЛТХ, достигнутые за счёт применения ОВТ ракетного двигателяMk.143 Mod.0 , а также дальность полёта до 50 км за счёт установки узких аэродинамических крыльев большого удлинения, не создающих большого коэффициента аэродинамического сопротивления. ОВТ позволил добиться маневрирования ракеты с перегрузками до 50 ед. На эсминцах «Конго» и «Атаго», также, как и на американских «Арлей Бёрк», применяется модификация RIM-162A, приспособленная для интеграции с БИУС «Иджис» и американской МРЛС AN/SPY-1.

Ракета имеет высокую скорость полёта до 4200 км/ч и мощную направленную БЧ весом 39 кг, оснащается полуактивной РГСН. Но дециметровый радар AN/SPY-1 и радиолокационные «прожекторы» AN/SPG-62 не могли обеспечить должного наведения ракеты на многочисленные группы ПКР..даёт о себе знать S-диапазон AN/SPY-1, более подходящий для обзора и сопровождения, а также одноканальность каждого Х-диапазонного AN/SPG-62. И японцы, при проектировании КЗРК для «Хьюга» и «Акидзуки», обратились к специалистам голландской компании «Thales Netherlands», которая уже давно специализируется на производстве замечательной МРЛС «APAR», способной бороться с наиболее широким спектром воздушных угроз, в отличии от американской AN/SPY-1.

В разработке участвовала японская компания «Mitsubishi Electronics», благодаря чему была разработана МРЛС FCS-3A. Этот радиолокационный комплекс представлен 8 многофункциональными РЛО и РПН. Бортовые грани передней и задней надстроек снабжены 4 антенными постами(Х-расположенными относительно курсового направления корабля), обеспечивающими круговой обзор воздушного пространства.

Каждый антенный пост имеет в составе 2 РЛС: первая(большая) – радиолокационный обнаружитель С-диапазона СМ-волн, позволяющих обеспечить точное обнаружение, сопровождение и целеуказание большого количества воздушных целей (не менее 8), вторая (маленькая) – радиолокатор подсвета цели Х-диапазона СМ-волн, обеспечивающий непрерывный подсвет множества целей ракетам модификации RIM-162B («свободная» версия ракеты, не предназначенная для использования в связки с системой «Иджис»).

Носовой антенный пост МРЛС FCS-3A
Носовой антенный пост МРЛС FCS-3A

Главным достоинством японско-голландского РЛК FCS-3A можно считать антенные полотна АФАР, а также применение лишь СМ-диапазона волн, который избавлен от «подавления» собственным излучением, отражённым от водной поверхности, что наблюдается с ДМ-диапазонам (в т.ч. и «Иджисом»).

Таким образом, FCS-3A в совокупности с ракетой RIM-162 можно считать улучшенным «гибридом» «Иджиса» и и европейской РЛС «APAR», благодаря чему способности по отражению массированного удара ПКР/ПРЛР превзошли характеристики американской системы в несколько раз, один «Акидзуки» способен одновременно поражать до 30 сложных воздушных целей. Единственным недостатком перед AN/SPY-1 считаются более низкие энергетические возможности и меньшая дальность обнаружения, но при «звёздном налёте» различного высокоточного оружия, данная система способна выстоять, в отличии от «Иджиса».

Другим важным боевым элементом кораблей класса «Акидзуки» считается применение БИУС «ATECS», которая собрана по аналогии с «Aegis» и использует высокозащищённый канал связи «Линк-16». С этой БИУС синхронизированный и ГАК OQQ-22, который по ТТХ ничем не уступает современным американским ГАК AN/SQQ-89 V(10-15) и способен получать информацию от нескольких РГБ и одновременно отслеживать свыше 100 малошумных подводных объектов в дальней зоне освещённости (до 140 км).

Систему «ATECS» дополняет современный противолодочный ракетный комплекс «ASROC-VL», а также палубный противолодочный вертолёт SH-60J «Sea Hawk» и 6 324-мм торпедных аппарата HOS-302. Артиллерийские системы представлены 2х6 20-мм КЗАК «Phalanx Mk-15» и одной АУ Мк-45 калибром 127 мм. Для зенитных управляемых ракет RIM-162B и ПЛУР «Асрок» применяется модуль 1х32 УВПУ Mk41 mod.3, каждый ТПК может вмещать до 4 ЗУР RIM-162, т.е. 128 ракет на всю ПУ, хватит на 4-5 полных залпов.

RIM-162ESSM
RIM-162ESSM

Протвокорабельное вооружение представлено 8 ПКР SSM-1B. На вертолётоносцах «Хьюга» также установлена УВПУ Mk41, но всего на 16 ячеек, поэтому арсенал ракет «Эловед Си Сперроу» здесь не более 64 штук, тем не менее, в плане низковысотной ПРО и «Акидзуки» и «Хьюга» занимют сейчас самые высокие технологические позиции, с чем несомненно придётся считаться как нашему ВМФ, так и ВМС Китая.

Мореходные качества «Акадзуки» достаточно хорошие и позволяют сопровождать КУГ как в ближних водах, так и в отдалённых районах Тихого океана в различным метеоусловиях. Скорость хода корабля 30 узлов газотурбинными установками IHI-GE LM-2500 и Kawasaki/Rolls-Royce Spey SM-1C совокупной мощностью 60000 тыс. л.с. Длина эсминца – 150,5 м, а полное водоизмещение около 7000 тонн, при этом достаточная автоматизация всех узлов корабля и продвинутая БИУС с 50%-й долей японских технологий позволили уменьшить экипаж корабля до 200 человек (на американских «Арлей Бёрк» — 346 членов экипажа).

Помимо всех вышеуказанных достоинств, передняя надстройка корабля выполнена по технологии «стелс», что уменьшает возможности обнаружения с помощью РЛК противолодочной и тактической авиации. На данный момент построены 4 корабля класса: «Акидзуки»(DD-115), «Терудзуки» (DD116), «Судзуцуки» (DD117) и «Фуюдзуки» (DD118) и 2 класса: «Хьюга»(DDH-181) и «Исэ»(DDH-182). Все 6 кораблей оснащены РЛК FCS-3A и способны одним соединением отбивать атаку из более, чем 100 СВН, защищая группировку противоракетных эсминцев «Атаго» и «Конго», что вызывает самый пристальный интерес у российских и китайских специалистов.

Постройка подобных эсминцев должна быть как для нашего, так и для китайского Минобороны стимулом для развития высокоскоростных/маневренных противокорабельных средств наряду с ПКР типа Х-35У или С-802, которые перестают быть сложными целями для современной корабельной ПВО.

/Евгений Даманцев/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введи свой комментарий!
Пожалуйста, введи свое имя