Промедление в борьбе с субмаринами — смерти подобно. В боевых условиях, как только лодка будет обнаружена, нужно немедленно принимать меры по её уничтожению. С трудом установленный контакт может быть потерян в любую секунду, и тогда жди беды: субмарина успеет разрядить свой боекомплект по городам на другом конце Земли или бросится в контратаку, выпустив по нерасторопному эсминцу шесть-восемь торпед, уклониться от которых окажется делом чрезвычайно непростым и рискованным.

Уже в первые послевоенные годы перед конструкторами остро встал вопрос о несоответствии возможностей гидроакустических средств кораблей и возможностей их противолодочного оружия. При благоприятных условиях ГАС обеспечивали приличную по тем временам дальность обнаружения (до1 мили в активном режиме и до 3-4 миль в режиме шумопеленгования), в то время как основным противолодочным оружием кораблей по прежнему оставались бомбосбрасыватели и реактивные бомбометные установки по типу британского «Хэджхог» («Еж»).

Противолодочные ракеты: демоны двух стихий

Первые позволяли атаковать подлодку глубинными бомбами большого калибра, скатывая их в воду непосредственно за кормой корабля. В этом случае для успешной атаки требовалось находиться точно над лодкой, что маловероятно в большинстве встреч с подводной угрозой. Реактивные многоствольные бомбометы военных лет позволяли стрелять залпами глубинных бомб прямо по курсу, но дальность по прежнему оставалась неудовлетворительной — не далее 200-250 метровот борта корабля.

Все это время разработчики субмарин не стояли на месте и непрерывно совершенствовали конструкцию их детищ — скорость/дальность хода в подводном положении/шноркель (РДП), средства обнаружения и оружие. Горизонт уже окрасила заря атомной эры — в 1955 году в море выйдет первая ПЛА «Наутилус». Флоту требовалось мощное и надежное оружие, способное поражать вражеские подлодки на недоступных ранее дистанциях, при этом обладающее минимальным временем реакции.

Памятуя о том, что наиболее действенным средством в годы войны были реактивные глубинные бомбы, инженеры приступили к развитию данной идеи. К 1951 году американский флот получил на вооружение реактивный бомбомет RUR-4 «Альфа» — могучее оружие, позволявшее швырять110 кг взрывчатки на дальность свыше700 метров. Стартовая масса реактивной бомбы —238 кг, Скорость полета — 85 м/с. Скорострельность системы — 12 выстр./мин. Боезапас — 22 готовых выстрела.

Противолодочные ракеты: демоны двух стихийРеактивный бомбомет RUR-4 Weapon Alpha

Аналогичное оружие устанавливалось на кораблях ВМФ СССР — реактивные бомбометные установки семейства РБУ (1000, 1200, 2500, 6000, 12000). Индекс в большинстве случаев указывает на максимальную дальность стрельбы. В отличие от американской RUR-4, отечественные РБУ являлись многоствольными — от пяти (у примитивной РБУ-1200,1955 г.) до десяти-двенадцати стволов (РБУ-6000/12000).

Помимо свой основной функции — борьбы с подлодками противника, РБУ могли использоваться в качестве эффективной противоторпедной системы, позволяя одним залпом «накрыть» идущую на корабль торпеду или выставить барьер из ложных целей. Мощные и неприхотливые РБУ оказались настолько удачной системой, что до сих пор стоят на палубах большинства надводных кораблей ВМФ России.

Противолодочные ракеты: демоны двух стихийМалый противолодочный корабль ведет огонь из РБУ-6000 «Смерч-2»

Но все усилия в конечном итоге оказались тщетны. Применение глубинных бомб на больших дистанциях не давало желаемого результата: погрешность средств обнаружения, наложенная на круговое вероятное отклонение реактивных боеприпасов, не позволяла с должной эффективностью поражать современные атомоходы. Выход был только один — использовать в качестве боевой части малогабаритную самонаводящуюся торпеду. Некогда примитивный «Хэджхог» превратился в сложнейшую боевую систему, истинного демона двух стихий: ракетная техника и торпедное оружие, скрепленные сплавом самых современных технологий в области микроэлектроники.

Первый подобный комплекс RUR-5 ASROC (Anti-Submarine ROCket) появился в 1961 году — коробчатая пусковая установка Mk.16 на долгие годы стала визитной карточкой ВМС США и союзных флотов. Применение АСРОКа дало огромное преимущество противолодочным силам «вероятного противника» и вывело боевые возможности эсминцев и фрегатов ВМС США на совершенно иной уровень.

Система быстро распространилась по всему миру: АSRОС мог устанавливаться на борту боевых кораблей большинства классов — ракеты-торпеды (ПЛУР) входили в боекомплекты атомных крейсеров, эсминцев и фрегатов, массово устанавливались на устаревших эсминцах времен Второй мировой (программа FRAM по превращению старых кораблей в охотники за советскими подлодками). Активно поставлялись странам-союзникам — иногда как отдельная технология, иногда в комплекте с экспортными кораблями. Япония, Германия, Греция, Испания, Италия, Бразилия, Мексика, Тайвань… Всего среди пользователей АСРОКа значатся 14 государств!

Противолодочные ракеты: демоны двух стихийRUR-5 ASROC. Стартовая масса 432…486 кг (в зависимости от версии и типа БЧ). Длина — 4,5 м. Скорость боеприпаса — 315 м/с. Макс. дальность стрельбы — 5 миль.

Главной причиной успеха комплекса ASROC, в сравнении с аналогичными системами, стала его сбалансированность. На первый взгляд, американская ПЛУР не хватала звезд с неба: макс. дальность стрельбы составляла всего 9 км. Подобное решение имеет простое объяснение — дальность полета ПЛУР в первую очередь определяется не продолжительностью работы ракетных двигателей, а возможностями корабельных гидроакустических средств обнаружения. Действительно, для чего ПЛУР лететь на десятки километров — если обнаружить лодку на таком расстоянии невозможно?!

Дальность действия первого ASROC в точности соответствовала эффективной дальности обнаружения гидролокаторов (в первую очередь AN/SQS-23 — базовой ГАС всех американских кораблей 60-х годов). В результате система получилась относительно простой, дешевой и компактной. Впоследствии это сильно помогло унифицировать ракету-торпеду с новыми системами морского оружия: несколько поколений малогабаритных торпед, специальные боевые части W44 мощностью 10 кт, три варианта пусковых установок.

Помимо 8-зарядного контейнера Mk.16, ракетоторпеды запускались с балочных пусковых установок Mk.26 (атомные крейсеры «Вирджиния», эсминцы «Кидд», первая подсерия «Тикондерог») или с ПУ MK.10 (итальянский ракетный крейсер «Витторио Венето»).

Противолодочные ракеты: демоны двух стихийЭсминец «Агерхолм» наблюдает за последствиями своего выстрела. Испытания АСРОКа с ЯБЧ, 1962 г.

В конечном итоге излишнее увлечение стандартизацией оказалось губительным: к настоящему времени на вооружении ВМС США остается всего один ПЛРК RUM-139 VLA, чьи возможности (в первую очередь — дальность стрельбы,22 км) уже не в полной мере удовлетворяют потребностям современного флота. Любопытно, что ASROC долго не могли приспособить к установкам вертикального пуска — в результате, все современные крейсеры и эсминцы 8 лет (1985-93 г.) ходили без комплексов противолодочных ракет.

Противолодочные ракеты: демоны двух стихийЛюбопытно, что ПУ системы ASROC могла быть также использована для запуска ПКР «Гарпун»

Еще интереснее сложилась ситуация на заокеанском подводном флоте — в середине 60-х на вооружение ВМС США поступила противолодочная ракета подводного базирования UUM-44 SUBROC. Крупный двухтонный боеприпас, запускавшийся из стандартного торпедного аппарата, был предназначен для уничтожения вражеских подлодок на дистанциях, превышающих дальность действия торпедного оружия. Оснащался ядерной боевой частью мощностью 5 кт. Максимальная дальность стрельбы — 55 км. Профиль полета аналогичен ASROC. Любопытно, что первый поставленный на флот комплект SUBROC был утрачен вместе с погибшей подлодкой «Трешер».

К концу 80-х устаревшая система была окончательно снята с вооружения, а замены так и не последовало: находившийся в разработке перспективный комплекс UUM-125 «СиЛэнс» так и не вышел за пределы эскизов. В результате вот уже четверть века подводные лодки ВМС США полностью лишены возможности применять противолодочные ракеты. Желаю им того же и в будущем. Тем более что никаких работ по данной теме не ведется.

Из других зарубежных противолодочных комплексов следует отметить комплекс Ikara (Австралия/Великобритания). В отличие от простодушного AСРОКа, который просто летел по баллистической траектории в указанном направлении, «Икара» представлял собой настоящий беспилотный самолет, чей полет непрерывно контролировался в течение всего времени. Это позволяло вносить оперативные изменения в траекторию самолета-носителя — в соответствии с обновленными данными гидролокатора, тем самым уточняя место сброса торпеды и повышая шансы на успех.

Отделив боевую часть на парашюте, «Икара» не падал в воду, но продолжал свой полет — система уводила самолет-носитель в сторону, дабы звук его падения не отвлекал систему наведения торпеды. Максимальная дальность пуска составляла10 миль(18,5 км).

Противолодочные ракеты: демоны двух стихийIkara

Ikara получился исключительно хорош, но британское адмиралтейство оказалась слишком нищим для серийных закупок данного комплекса: из запланированных кораблей, оснащенных ПЛРК «Икара», удалось построить всего один — эсминец тип 82 «Бристоль». Еще 8 комплексов были установлены в ходе модернизации старых фрегатов. Также несколько комплексов появились на австралийских кораблях. Впоследствии корабли с ПЛРК «Икара» прошли через руки новозеландских, чилийских и бразильских моряков. На этом 30-летняя истории «Икары» завершилась.

Существуют и другие «национальные» ракетно-торпедные комплексы, не нашедшие широкого распространения — например, французский ПЛРК «Малафон» (в настоящий момент снят с вооружения), современный южнокорейский комплекс «Хонсанъо» («Красная акула») или замечательный во всех смыслах итальянский MILAS — противолодочная ракета на базе ПКР «Отомат» с дальностью полета 35+ км, оснащенная одной из лучших в мире малогабаритных торпед MU90 Impact. В настоящий момент комплекс MILAS установлен на борту пяти кораблей ВМС Италии, в т.ч. перспективных фрегатов типа FREMM.

Отечественные противолодочные ракеты

Ракетная тематика была заглавным трендом развития отечественного военно-морского флота — и, разумеется, идея противолодочных ракетно-торпедных комплексов здесь взросла по-настоящему буйным цветом. В разные периоды времени на вооружении находились 11 ПЛРК, различающиеся по массогабаритным характеристикам и способами базирования. Среди них (с перечислением наиболее интересных особенностей):

— РПК-1 «Вихрь» — ядерная боевая часть, баллистическая траектория, два варианта ПУ, комплекс устанавливался на противолодочных и авианесущих крейсерах ВМФ СССР с 1968 г.;

— РПК-2 «Вьюга» — подводное базирование, запуск через стандартный 533-мм аппарат;

— УРПК-3/4 «Метель» — для оснащения надводных кораблей: БПК пр. 1134А, 1134Б и сторожевых кораблей пр. 1135;

— УРК-5 «Раструб-Б» — модернизированный комплекс «Метель» с дальностью стрельбы 50…55 км, что соответствует дальности обнаружения ГАС «Полином». Возможно применение ПЛРК в качестве противокорабельной ракеты (без отделения боевой части);

— РПК-6М «Водопад» — унифицированный комплекс для запуска из торпедных аппаратов НК и ПЛ, дальность стрельбы свыше50 км, оснащен глубоководной самонаводящейся торпедой УГМТ-1;


Фантастический запуск «Водопада-НК» с борта большого противолодочного корабля «Адмирал Чабаненко». Выпрыгнув из торпедного аппарата, боеприпас погружается в воду (унификация с подлодками!), чтобы спустя секунду выпрыгнуть из волн и, распушив огненный хвост, умчаться за облака.

— РПК-7 «Ветер» — подводное базирование, запуск через стандартный 650 мм торпедный аппарат, ядерная боевая часть, дальность пуска — до 100 км с выдачей ЦУ с помощью собственных гидроакустических средств, данных с других кораблей, подлодок, самолетов и ИСЗ;

— РПК-8 — представляет собой импровизацию на базе широко распространенного РБУ-6000. Вместо РГБ используются малогабаритные ПЛУР 90Р, что позволяет в 8-10 раз увеличить эффективности по сравнению с оригинальной системой. Комплекс установлен на борту сторожевых кораблей «Неустрашимый» и «Ярослав Мудрый», а также индийских фрегатов типа «Шивалик»;

— РПК-9 «Медведка» — малогабаритный противолодочный комплекс для оснащения МПК. Экспериментальный образец в 1990-е годы испытывался с борта МПК на подводных крыльях пр. 1141 «Александр Кунахович». По некоторым данным, в настоящее время разрабатывается модернизированная версия «Медведка-2» с вертикальным запуском для оснащения перспективных российских фрегатов пр. 22350;

— АПР-1 и АПР-2 — противолодочные ракетно-торпедные комплексы воздушного базирования. Запускались с борта самолетов Ил-38 и Ту-142, вертолетов Ка-27ПЛ. На вооружении с 1971 года;

— АПР-3 и 3М «Орел» — авиационные ПЛУР с турбоводометным двигателем;

Противолодочные ракеты: демоны двух стихийУРК-5 «Раструб-Б» на большом противолодочном корабле

Противолодочные ракеты: демоны двух стихий
Противолодочные ракеты: демоны двух стихийПУ «Раструб-Б» (либо «Метель») на борту СКР пр. 1135

Отечественные разработчики не собираются останавливаться на достигнутом — в состав вооружения будущих кораблей ВМФ России предлагается включить новые ПЛУР 91Р из семейства ракет «Калибр». Баллистическая траектория, дальность пуска 40…50 км, скорость полета 2-2,5 М. В качестве БЧ используются самонаводящиеся торпеды АПР-3 и МПТ-1. Запуск производится через стандартные УВП универсального корабельного стрельбового комплекса (УКСК), что запланирован к установке на перспективные корветы пр. 20385 и фрегаты пр. 22350.

Эпилог

В наши дни противолодочные ракеты-торпеды остаются одним из самых действенных и эффективных противолодочных средств, позволяющих «держать на расстоянии» вражеские субмарины, не допуская их на дистанцию торпедного залпа. С другой стороны, включение ПЛУР в боекомплект субмарин дает солидные преимущества подводному флоту, позволяя оперативно поражать своих «собратьев» на дистанциях, многократно превышающих дистанцию эффективного применения торпедного оружия.

Противолодочные ракеты: демоны двух стихийПоказаны схемы работы противолодочных систем ASROC, Ikara, вертолета системы LAMPS и самолета берегового/авианосного базирования. В ближней, самой ответственной зоне, уверенно лидируют противолодочные ракеты

Никакие противолодочные самолеты и вертолеты не способны сравниться с ПЛУР по времени реакции и мощности залпа. Применение вертолетов ПЛО ограничено погодными условиями — при волнении свыше 5 баллов и скорости ветра более 30 м/с использовать опускаемую ГАС затруднительно, к тому же вертолетная ГАС всегда уступает по мощности и чувствительности гидроакустическим станциям кораблей. В этом случае только проверенная связка ГАС + ПЛУР позволяют эффективно осуществлять противолодочную оборону соединения.

/Олег Капцов, topwar.ru/

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Ответить