Исполнилось 20 лет моей работы (после увольнения в запас с военной службы) на предприятии ВПК, которое ныне называется «Концерн «Морское подводное оружие — Гидроприбор»», где я занимаюсь проблемами оценки эффективности морского подводного оружия, его состоянием и перспективными направлениями развития — как отечественного, так и зарубежного. Так вот, несколько слов по хотя бы одной проблеме, с которой знаком не понаслышке, — о противоторпедной защите наших подводных лодок.

Как известно, основным оружием поражения подводных лодок являются противолодочные и универсальные торпеды традиционно принятых калибров 533 мм, 324 (400) мм и вновь заявленного сверхмалого калибра 124 мм. Соответственно носителями торпед являются:
— торпед калибра 533 мм — надводные корабли, подводные лодки, самоходные пусковые установки систем береговой обороны;
— торпед калибра 324 (400) мм,124 мм — надводные корабли, подводные лодки, противолодочные самолеты и вертолеты, ракетно-торпедные и минно-торпедные противолодочные комплексы, а теперь еще и особо перспективные роботизированные БПА (боевые подводные аппараты).

Проблемы противоторпедной защиты российских подлодок

В настоящее время в странах, являющихся основными разработчиками и производителями торпедного оружия (США, Великобритания, Франция, Италия, Германия), ведутся работы по созданию новых и совершенствованию существующих торпед с целью повышения боевой эффективности их применения во всех районах Мирового океана и, особенно, в прибрежных мелководных районах морской операционной зоны.

При этом основные усилия разработчиков торпедного оружия направлены на реализацию направлений, предусматривающих:
— увеличение маневренности и скорости хода торпед, которая как минимум в полтора раза должна превышать скорость подводных и надводных целей;

— снижение уровня собственных акустических шумов торпедного оружия и значительное повышение скрытности его применения во всем диапазоне рабочих глубин и скоростей хода;

— радикальное повышение степени помехоустойчивости бортовых систем и аппаратуры, надежности обнаружения, достоверности распознавания и классификации целей с различными уровнями сигнатур и параметрами движения в сложной помехо-сигнальной обстановке и условиях активного гидроакустического противодействия.

Наиболее совершенными образцами зарубежного торпедного оружия являются американская универсальная по целям торпеда Mk-48 mod. 6, mod. 7 калибра 533 мм с дальностью хода 35 км на скорости 55 узлов и франко-итальянская малогабаритная противолодочная торпеда MU-90 Impact калибра 324 мм с дальностью хода до 25 км на скоростях от 29 до 50 узлов.

Соответственно, по законам диалектики (единства и борьбы противоположностей), понимая возрастающую угрозу от торпедного оружия, столь же целенаправленно развиваются во всех флотах мира средства противоторпедной защиты (СПТЗ) и тактика их применения. Некоторое представление о состоянии средств и систем ПТЗ за рубежом и тенденций их развития может дать представленная ниже таблица.

Краткий ее анализ показывает четко обозначенную тенденцию — массированность применения малогабаритных дрейфующих и самоходных приборов подавления и имитации, разработка и создание антиторпед. Налицо комплексный подход. Особо следует отметить стремление создать малогабаритную торпеду-антиторпеду, как, например, на базе торпеды MU-90.

Проблемы противоторпедной защиты российских подлодок

Что из вышесказанного следует?

Так, например, торпеда Mk-48 mod. 6 (mod. 7) позволяет атаковать подводную лодку противника с позиции стрельбы, недосягаемой для менее совершенных торпед ответно-встречного залпа, тем более в условиях массированного применения эффективных средств ПТЗ. В то же время торпеда Mk-48 mod. 6 (mod. 7), без сомнения, легко преодолеет малоэффективное противодействие одиночных морально устаревших средств ПТЗ.

Торпеда MU-90 Impact, по данным иностранных источников, с высокой эффективностью способна разобраться с ситуацией из 10-12 целей, найти истинную цель и поразить ее с вероятностью не менее 0,8.

Отечественные средства ПТЗ подлодок ранних разработок, состоящие в настоящее время на вооружении ВМФ РФ, по своим техническим характеристикам и способам применения уже не отвечают современным требованиям.

То есть, к сожалению, малочисленный оставшийся состав отечественного подводного флота противоторпедной защитой в настоящее время реально в достаточной мере не обеспечен.

Строящиеся подводные лодки проектов «Ясень» и «Борей», чей юбилей на стапелях приближается к двадцатилетию, предлагается оснастить системами ПТЗ, технические задания которых на разработку составлялись еще в советское время, в 80-х годах прошлого века. Результаты исследования эффективности этих средств против современных торпед свидетельствуют об исключительно низкой вероятности непоражения уклоняющейся подлодки.

Проблемы противоторпедной защиты российских подлодок

При этом следует иметь в виду, что отечественные подлодки, существующие и строящиеся, в типовых тактических ситуациях боевых действий в сравнении с подлодками вероятного противника, как правило, находятся в худших условиях по ряду обстоятельств.

Во-первых, по дальности взаимного обнаружения. Факторы снижения: шумность, более низкие возможности ГАК и, кроме того, исходная тактическая позиция. Так, например, отечественная ПЛ, выполняя задачу поиска ПЛ противника на рубеже охраны защищенного района боевых действий (ЗРБД) РПКСН или на рубеже перехвата ПЛА (ПЛАРК) с КРБД типа «Томагавк», маневрирует, как правило, курсами, перпендикулярными к курсу ПЛ противника, т.е. бортом к подходящему противнику.

Из теории поиска, подтвержденной практикой, известно, что вероятность обнаружения цели больше именно на носовых курсовых углах, а шумность объекта больше на траверсных курсовых углах. Следствие — противник атакует первым, да еще с недосягаемой позиции! Мы вынуждены будем «отстреливаться», как правило, ответным залпом торпед по пеленгу на обнаруженный шум атакующей торпеды, по крайней мере, для срыва телеуправления. Но еще не факт, что по пеленгу обнаруженной торпеды находится и лодка противника. По телеуправлению торпеду можно наводить как бы «из-за угла», да еще, например, либо над слоем «скачка», либо в приповерхностном слое с выключенным активным трактом аппаратуры ССН.

Таким образом, в итоге боевая устойчивость РПКСН в ЗРБД, одном из компонентов наших сдерживающих от возможной агрессии ядерных сил, и непоражение береговых и в глубине страны стратегически важных объектов в достаточной мере не обеспечены.

Во-вторых, для выхода в районы боевых действий, например, в Северную Атлантику на океанских ТВД отечественным ПЛ придется преодолевать глубоко эшелонированные противолодочные рубежи, насыщенные стационарными системами гидроакустического обнаружения, минными заграждениями и маневренными противолодочными силами (ПЛ, НК, авиация).

Если в условиях начавшихся боевых действий, надо полагать, развертывание будет обеспечено соответствующим боевым обеспечением других разнородных сил, то в предвоенный угрожаемый период подводные лодки 1-го эшелона развертывания будут предоставлены сами себе; за ними установится надежное слежение (не как в мирное время) маневренными ПЛС в готовности к уничтожению.

Следовательно, подводным лодкам необходим достаточно большой запас малогабаритных СПТЗ, чтобы иметь возможность, когда представятся обстоятельства, массированно их применить для уверенного отрыва от слежения.

В-третьих, в случае возникновения необходимости выполнения боевых задач на океанских ТВД, как в Атлантике, так и в Тихом океане, основную угрозу нашим ПЛ представляет противолодочная авиация, действующая по наведению глобальной акустической системы освещения подводной обстановки «IUSS» («SOSUS», ее новейшие модификации и маневренные составляющие, такие как «SURTASS» и др.).

Проблемы противоторпедной защиты российских подлодокПодготовка мины (контейнера с противолодочной торпедой) Mark 60 CAPTOR к погрузке в B-52G Stratofortress

Уклонение от современной авиационной торпеды, как и от торпедной боевой части минного комплекса типа Mk-60 «Кэптор», исключительно проблематично. Время поражения с вероятностью не менее 0,8 лежит в пределах 20-50 секунд, что существенно меньше времени срабатывания имеющихся и ныне разрабатываемых средств ПТЗ с учетом времени оценки обстановки и принятия решения на уклонение и применение средств ПТЗ.

Из данного эпизода следует, что необходимость эффективной быстро срабатывающей СПТЗ, особенно для нашего подводного флота, более чем актуальна.

/Луцкий А.Н., контр-адмирал в отставке, flot.com/

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. АПЛ «КУРСК» скорее всего был из-подтишка поражен аиериканской торпедой МК-48.На фото после его подьема хорошо была видна пробоина по правому борту в начале рубки с вогнутыми во внутрь краями.

Ответить