Сегодняшние называемые «асимметричные» военные конфликты требуют появления новых видов вооружения, которые способны обнаружить или предотвратить террористические атаки с использованием ракет, артиллерии и минометов. Такие защитные системы получили наименование С-RAM (Counter Rockets, Artillery and Mortar, что сокращенно означает противодействие ракетно-артиллерийским и минометным обстрелам). В 2010 году бундесвер принял решение о приобретении системы ближней защиты NBS C-RAM или MANTIS («Богомол»), предназначенной в первую очередь для обороны полевых лагерей от террористических атак с использованием неуправляемых ракет и минометов.

Система ближней защиты MANTIS «Богомол»

По статистическим данным Международного института борьбы с терроризмом IDC (г. Херцлия, Израиль), наиболее распространенным видом террористических атак являются — вопреки прочно устоявшемуся и широко распространенному мнению — отнюдь не подрывы бомб и фугасов, а ракетно-минометные обстрелы, делящие здесь пальму первенства с нападениями с применением стрелково-гранатометного вооружения. Такой выбор оружия легко объясним.

Во-первых, минометы и неуправляемые ракеты довольно легко соорудить кустарным способом из подручных материалов, например, орудийных гильз, обрезков водопроводных труб и т. д.

Во-вторых, огневые позиции минометов и ракетных пусковых установок террористы часто умышленно располагают в жилых кварталах, лагерях беженцев, вблизи школ, больниц, прикрываясь своего рода живым щитом. В этом случае при ответном ударе по огневой позиции террористов жертвы среди невинного гражданского населения практически всегда неизбежны, что дает повод организаторам теракта упрекнуть обороняющуюся сторону в «жестокости и негуманности». И, наконец, третье — регулярные обстрелы из минометов и ракет оказывют сильное психологическое воздействие.

Столкнувшись с подобной тактикой в Ираке и Афганистане, НАТО по инициативе Нидерландов в рамках общей программы по борьбе с терроризмом DAT (Defence Against Terrorism) организовало специальную рабочую группу DAMA (Defence Against Mortar Attack) с целью разработки системы защиты объектов, в первую очередь полевых лагерей, от ракетно-минометных обстрелов. В ней принимают участие 11 членов Североатлантического альянса и свыше 20 компаний из этих стран.

Сбить летящую муху из винтовки

Примерно так простым языком формулируется поставленная задача защиты от средств RAM — так сокращенно именуются реактивные, артиллерийские снаряды и минометные мины. При этом существует несколько способов перехвата малоразмерных воздушных целей.

Можно перехватить их управляемой ракетой, как это делают израильтяне в своей системе Iron Dome («Железный купол»). Система, разработанная фирмой Rafael и принятая на вооружение в 2009 году, способна перехватывать такие цели, как 155-мм артиллерийские снаряды, ракеты «Кассам» или 122-мм реактивные снаряды к РСЗО «Град», на дальности до 70 км с вероятностью до 0,9. Несмотря на такую высокую эффективность, данная система является очень дорогой: стоимость одной батареи оценивается величиной до 170 млн. долларов, а запуск единичной ракеты обходится в сумму порядка 100 тыс. долларов. Поэтому интерес к «Железному куполу» из зарубежных покупателей проявили лишь США и Южная Корея.

В европейских государствах военный бюджет не в состоянии финансировать столь затратные проекты, так что страны Старого Света сосредоточили свои усилия на поиске средств перехвата RAM, которые могли бы стать альтернативой управляемому зенитному ракетному оружию. В частности, немецкая фирма MBDA, специализирующаяся на выпуске управляемого ракетного оружия, в рамках программы C-RAM разрабатывает лазерную установку для перехвата минометных мин, артиллерийских и реактивных снарядов.

Уже построен и испытан прототип-демонстратор мощностью 10 кВт и дальностью действия 1000 м, однако для реальной боевой системы необходим лазер с еще более высокими характеристиками и большей (от 1000 до 3000 м) дальностью действия. К тому же эффективность лазерного оружия сильно зависит от состояния атмосферы, в то время как система C-RAM по своему определению должна быть всепогодной.

Сегодня наиболее реальным путем борьбы с ракетно-минометными обстрелами, как это ни парадоксально звучит, является зенитная артиллерия. Ствольная артиллерия обладает достаточно высокой дальностью и точностью стрельбы, а ее боеприпасы имеют мощность, гарантирующую эффективное уничтожение средств RAM в воздухе. Но орудие само по себе не может решить такую сложную задачу, как «попасть в летящую муху из винтовки». Для этого необходимы еще и высокоточные средства обнаружения и сопровождения летящих малоразмерных целей, а также быстродействующая система управления огнем для своевременного вычисления установок выстрела, наведения и программирования взрывателя. Все эти компоненты системы C-RAM уже существуют, хотя и появились не сразу, а в ходе довольно длительной эволюции средств ПВО и ПРО. Так что, наверное, имеет смысл сделать небольшой экскурс в историю технологии С-RAM.

С-RAM: предпосылки и предшественники

Первый в истории случай поражения ракеты в воздухе, вероятно, относится к 1943 году, когда группа союзнических эсминцев в Атлантике огнем своей зенитной артиллерии сбила немецкий самолет-снаряд Hs 293, который, по сути дела, был первой в мире противокорабельной управляемой ракетой. А вот первый официально подтвержденный перехват ракеты, выполненный наземной зенитной артиллерией, произошел в 1944 году. Тогда британские зенитчики сбили над юго-восточной Англией самолет-снаряд Fi 103 (Фау-1) — прообраз современных крылатых ракет. Эту дату можно считать отправной точкой в развитии противоснарядной обороны.

Другой серьезной вехой стали первые эксперименты по наблюдению при помощи радара полета артиллерийских снарядов. В конце 1943 года оператору одной из союзнических РЛС удалось засечь на экране отметки снарядов крупного калибра (356–406 мм), выпущенных корабельной артилериией. Так на практике впервые была доказана возможность слежения за траекторией полета снарядов ствольной артиллерии. Уже в конце войны в Корее появились специальные РЛС для засечки минометных позиций. Такой радар определял координаты мины в нескольких точках, по которым математически реконструировалась траектория ее полета и, следовательно, не составляло труда вычислить расположение огневой позиции противника, с которой велся обстрел.

Сегодня РЛС артиллерийской разведки уже прочно заняли свое место в арсеналах армий в большинстве развитых государств. В качестве примеров можно привести российские станции CНАР-10, АРК-1 «Рысь» и «Зоопарк-1», американскую AN/TPQ-36 Firefinder, немецкие ABRA и COBRA или шведскую ARTHUR.

Следующий крупный шаг в развитии технологии C-RAM был сделан моряками, которые в 60–70-е годы вынуждены были заняться поиском средств борьбы с противокорабельными ракетами. Благодаря успехам в двигателестроении и химии топлив ПКР второго поколения обладали высокой околозвуковой скоростью полета, малыми габаритами и небольшой эффективной отражающей поверхностью, что делало их «твердым орешком» для традиционных корабельных средств ПВО. Поэтому для защиты от ПКР на кораблях стала устанавливаться малая зенитная артиллерия калибра 20–40 мм, причем в качестве артиллерийской части установок чаще использовались высокотемпные многоствольные авиационные пушки, обладающие высокой плотностью огня.

Наличие РЛС управления огнем, многочисленной автоматики и электроники превратило их практически в «артиллерийских роботов», которые не требовали наличия орудийного расчета и приводились в действие дистанционно, c пульта оператора. Кстати, из-за некоторого внешнего сходства с фантастическим роботом американский штатный зенитно-артиллерийский комплекс «Вулкан-Фаланкс» Мk15 на базе шестиствольной 20-мм пушки M61 «Вулкан» получил прозвище «R2-D2», по имени хорошо знакомого всем астромеханического дроида из сериала «Звездные войны».

Другие наиболее известные корабельные зенитные артиллерийские комплексы (ЗАК) малого калибра — российский АК-630 с шестиствольным 30-мм автоматом ГШ-6–30 K (AO-18) и голландский «Голкипер» на базе семиствольной американской авиапушки GAU-8/A. Темп стрельбы таких установок достигает 5–10 тысяч выстрелов в минуту, дальность стрельбы — до 2 км. В последнее время для еще большей эффективности в состав ЗАК включают также зенитные управляемые ракеты, вследствие чего они получили наименование ЗРАК (зенитный ракетно-артиллерийский комплекс). Это, например, отечественный ЗРАК 3 M87 «Кортик» c двумя 30-мм шестиствольными автоматами и 8 ЗУР 9 М311 от армейского комлекса ПВО «Тунгуска».

ЗАК и ЗРАК сегодня стали стандартными элементами вооружения всех крупных боевых кораблей, являясь последним рубежом защиты от прорвавших корабельную ПВО ПКР и средством борьбы с низколетящими самолетами и вертолетами противника. О высоком потенциале современной корабельной ПРО красноречиво говорит факт перехвата 114-мм артиллерийского снаряда, осуществленного системой «Сивулф» (британский корабельный ЗРК ближнего действия).

Поэтому практичные американцы при создании своей первой системы C-RAM под наименованием «Центурион» не стали особенно ломать голову, а просто установили ЗАК «Вулкан-Фаланкс» усовершенствованной версии 1В вместе с сухопутной РЛС на тяжелый колесный прицеп. В боекомплект входят боеприпасы, отличающиеся от тех, что используются в корабельном варианте: стрельба ведется осколочно-фугасными (M246) или многоцелевыми (M940) трассирующими снарядами с самоликвидатором. При промахе устройство самоликвидации автоматически подрывает снаряд, чтобы он не представлял угрозы для защищаемого объекта.

Комплексы C-RAM «Центурион» были развернуты в 2005 году в Ираке, в районе Багдада, для защиты мест расположения американских войск и их союзников. По сообщениям СМИ, до августа 2009 года система «Центурион» совершила 110 успешных перехватов минометных мин в воздухе. Разработчик системы, фирма Raytheon, работает и над лазерным вариантом системы С-RAM, в которой вместо пушки M61 установлен 20-киловаттный лазер. В ходе испытаний, проведенных в январе 2007 года, данный лазер смог поразить в полете своим лучом 60-мм минометную мину. В настоящее время Raytheon работает над увеличением дальности лазера до 1000 м.

Eще один интересный способ борьбы с RAM-целями предложила немецкая фирма Krauss-Maffei Wegmann, главный поставщик бронетанковой техники бундесвера. В качестве средства перехвата она предложила использовать 155-мм самоходные гаубицы PzH 2000, с 1996 года состоящие на вооружении немецкой армии и являющиеся на сегодняшний день одними из наиболее совершенных ствольных артиллерийских систем в мире. Этот проект получил наименование SARA (Solution Against RAM Attacks — решение против RAM-нападений).

Высочайшая точность стрельбы, высокая степень автоматизации и относительно большой угол возвышения (до +65°) делали данную задачу технически вполне реализуемой. К тому же 155-мм снаряд способен доставить к цели гораздо большее число поражающих элементов, что увеличивает размер «осколочного облака» и вероятность уничтожения цели, а дальность стрельбы PzH 2000 значительно превосходит дистанции огня малокалиберной артиллерии. Eще одним преимуществом гаубиц как средства C-RAM является их универсальность: они могут не только перехватывать реактивные снаряды и мины в воздухе, но и поражать их огневые позиции на земле, а также решать все другие задачи, свойственные обычному артиллерийскому орудию. К такой идее специалисты KMW пришли после испытаний гаубиц PzH 2000 на двух фрегатах класса «Заксен» (проект F124), установленных на их палубе в качестве корабельных артустановок в рамках проекта MONARC.

155-мм cухопутные орудия прекрасно показали себя в качестве морской артиллерии, показав высокую эффективность стрельбы с подвижного носителя по движущимся надводным и воздушным, а также по береговым целям. Однако по техническим и политическим мотивам предпочтение было отдано 127-мм традиционной корабельной установке итальянской фирмы Oto Melara, поскольку адаптация 155-мм сухопутного орудия на корабле была связана со значительными финансовыми затратами (например, применение коррозионностойких материалов, разработка новых типов боеприпасов и т. д.).

Бундесвер был вынужден отказаться и от столь заманчивой идеи, как проект SARA, также по «технико-политической» причине. Главным недостатком PzH 2000, изначально проектировавшейся для боевых действий в Европе, был значительный вес, препятствовавший переброске гаубиц по воздуху. Даже новейший транспортный самолет бундесвера A400 M не способен взять PzH 2000 на борт. Поэтому для перевозки тяжелой техники на большие расстояния европейские страны НАТО вынуждены арендовать российские «Русланы» Ан-124. Понятно, что такое решение (считающееся временным, хотя на самом деле ему в обозримом будущем альтернативы нет) в Североатлантическом альянсе нравится далеко не всем.

По этой причине бундесвер решил избрать путь, сходный с американским: создавать систему С-RAM на базе малокалиберной артиллерии. Однако, в отличие от американцев, немцы предпочли более крупный калибр, 35 мм вместо 20 мм, обеспечивающий большую мощность боеприпаса и большую дальность стрельбы. В качестве базовой системы был выбран зенитно-ракетно-артиллерийский комплекс Skyshield 35 швейцарской фирмы Oerlikon Contraves. Эта фирма долгое время являлась одним из мировых лидеров в области производства малокалиберных пушек для зенитной, авиационной и корабельной артиллерии.

В годы Второй мировой войны Oerlikon был одним из важнейших поставщиков 20-мм пушек и боеприпасов для стран «оси»: Германии, Италии и Румынии. После войны наиболее успешным продуктом фирмы стала 35-мм спаренная зенитная пушка, принятая на вооружение более чем в 30 странах мира. Однако ввиду окончания холодной войны и в связи с неудачей с зенитным-комплексом ADATS холдинг, в который входила Oerlikon Contraves, решил сконцентрировать свои усилия на гражданской продукции, а военный сектор в лице Oerlikon Contraves в 1999 году перешел в собственность концерна Rheinmetall Defence. Благодаря этому немецким специалистам удалось вдохнуть новую жизнь в такую интересную и перспективную разработку, как Skyshield 35, которая, в силу упомянутых организационных причин, уже казалась обреченной на забвение.

Рождение «Богомола»

Аббревиатура MANTIS расшифровывается как Modular, Automatic and Network capable Targeting and Interception System (модульная автоматическая сетевая система обнаружения и перехвата целей). Такое название как нельзя подходит новой системе: по-английски слово mantis означает еще и «богомол», который, как известно, является одним из самых искусных охотников среди насекомых. Богомол способен долгое время оставаться неподвижным, поджидая жертву в засаде, а затем молниеносно атаковать ее: время реакции хищника иногда достигает всего 1/100 секунды.

Система защиты C-RAM должна действовать подобно богомолу: всегда быть готовой к открытию огня и в случае появления цели также молниеносно реагировать для своевременного ее уничтожения. Название «Богомол» соответствует и старой немецкой армейской традиции давать системам вооружения названия хищных зверей. Впрочем, на этапе разработки система носила другое обозначение, NBS C-RAM (Nächstbereichschutzsystem C-RAM, т. е. система ближней защиты от средств RAM).

Система ближней защиты MANTIS «Богомол»Принципиальная схема действия системы NBS C-RAM/MANTIS

История разработки системы MANTIS берет свое начало в декабре 2004 года, когда бундесвер провел испытания модульного зенитного ракетно-артиллерийского комплекса Skyshield 35 (GDF-007) на полигоне ПВО в Тодендорфе. Этот комплекс был разработан в инициативном порядке в качестве перспективного средства борьбы с низколетящими целями фирмой Oerlikon Contraves, сегодня носящей имя Rheinmetall Air Defence. Наряду с ракетным вооружением в его состав входит стационарная башенная артустановка с дистанционным управлением, оснащенная 35-мм скорострельной револьверной пушкой 35/1000 c темпом стрельбы 1000 выстр./мин.

Немецких военных крайне заинтересовала необычайно высокая точность швейцарской установки — она является единственной из всех существующих малокалиберных ствольных систем, которая способна поражать скоростные малоразмерные цели на дистанциях свыше 1000 м. Феноменальные характеристики Skyshield 35 подтверждает еще один интересный факт: корабельная версия комплекса, известная под обозначением Millennuim (GDM-008), способна, в отличие от всех известных ствольных систем, обнаружить, опознать и поразить огнем своих 35-мм снарядов даже такую миниатюрную цель, как выступающий над поверхностью моря перископ подводной лодки (!). Испытания в Тодендорфе доказали потенциальную возможность создания системы C-RAM на базе артиллерийской составляющей комплекса Skyshield, которая и была выбрана прототипом будущей системы NBS С-RAM/MANTIS.

Контракт на разработку системы NBS С-RAM был заключен в марте 2007 года с фирмой Rheinmetall Air Defence (так сейчас называется фирма Oerlikon Contraves). Непосредственным поводом к этому послужили ракетно-минометные удары талибов по полевым лагерям бундесвера в Мазари-Шарифе и Кундузе. Федеральное ведомство по вооружению и снабжению в Кобленце выделило на создание системы 48 миллионов евро. На разработку системы понадобилось около года, и уже в августе 2008 года система доказала свою боеспособность на полигоне в Карапинаре в Турции, где природные и климатические условия гораздо более близки к афганским, нежели в расположенном на северо-западе Германии Тондорфе.

В качестве стрельбовых мишеней использовались 107-мм реактивные снаряды TR-107 местной фирмы ROKETSAN, представляющие собой турецкую копию снаряда к широко распространенной в странах третьего мира китайской РСЗО Тип 63. Эта установка, наряду с советским 82-мм минометом обр. 1937 г., считается в НАТО наиболее распространенным средством ракетно-минометных обстрелов в «асимметричных войнах».

Успешные испытания способствовали тому, что 13 мая 2009 года бундестаг утвердил закупку двух систем NBS С-RAM для бундесвера общей стоимостью 136 миллионов евро. Поставка в войска NBS С-RAM стала первым шагом на пути создания будущей перспективной комплексной системы противовоздушной обороны SysFla (System Flugabwehr), полностью развернуть которую планируется в текущем десятилетии и в которой NBS С-RAM отводится роль одной из базовых подсистем. В 2013 году планируется поставка еще двух таких систем.

В это время в бундесвере произошли серьезные организационные преобразования, непосредственно отразившиеся на судьбе «Богомола». В июле 2010 года министр обороны ФРГ, в рамках объявленного радикального сокращения вооруженных сил, объявил о решении ликвидировать войска ПВО сухопутных войск, а их задачи частично возложить на люфтваффе. Поэтому система MANTIS оказалась в ведении военно-воздушных сил, и ею стали оснащаться эскадры ПВО, входящие в состав люфтваффе. Первой из них стала 1-я зенитно-ракетная эскадра «Шлезвиг-Гольштейн» (FlaRakG 1), вооруженная ЗРК «Пэтриот» и дислоцирующаяся в г. Хусум.

25 марта 2011 года внутри эскадры была сформирована специальная группа ПВО FlaGr (Flugabwehrgruppe) под командованием подполковника Арнта Кубарта, целью которой является освоение принципиально новой системы вооружения, какой является MANTIS, и подготовка персонала для ее обслуживания, в том числе для планируемого применения в Афганистане. В настоящее время персонал FlaGr находится на полигоне в Торндорфе, где осушествляется обучение персонала на тренажерах, по окончании которого планируется провести завершительные испытания ситстемы силами войскового расчета. Организационно FlaGr состоит из штаба и двух эскадрилий, которые, правда, изначально укомплектованы только на 50% ввиду участия многих военнослужащих в зарубежных миссиях. Полностью укомплектовать эскадрильи личным составом планировалось в 2012 году.

Система ближней защиты MANTIS «Богомол»Стрельбовые испытания системы MANTIS

Было объявлено, что стадия освоения системы MANTIS должна быть завершена в 2011 году. Однако от первоначального намерения развернуть систему MANTIS в Афганистане для защиты сил ISAF бундесвер, по всей видимости, отказался. Руководство немецкой армии заявило, что ввиду снижения вероятности нападения развертывание так называемой PRT (Provincial Reconstruktion Team — местной команды реконструкции) в Кундузе больше не является высшим приоритетом. В качестве иных причин были названы сложности с обеспечением необходимыми боеприпасами и трудности по настройке системы в полевых условиях.

Как устроен «Богомол»

Cистема MANTIS включает в себя 6 артиллерийских башенных полустационарных установок, два модуля РЛС (называемых также сенсорами) и модуль обслуживания и управления огнем, сокращенно BFZ (Bedien- und Feuerleitzentrale).

Система ближней защиты MANTIS «Богомол»Модуль обслуживания и управления огнем

Aртиллерийская установка системы MANTIS оснащена одноствольной 35-мм револьверной пушкой GDF-20, являющейся вариантом сегодняшней базовой модели Rheinmetall Air Defence, пушки 35/1000. Последняя была создана для замены известного семейства двуствольных пушек Oerlikon серии KD, принятого на вооружение еще в 50-х годах и сконструированного на основе разработок времен Второй мировой войны. В частности, 35-мм пушками Oerlikon KDA вооружалась лучшая западная ЗСУ «Гепард», до 2010 года составлявшая хребет ПВО сухопутных войск бундесвера. Из-за мероприятий по экономии к 2015 году эти ЗСУ планируется снять с вооружения бундесвера, а часть задач, решаемых ранее «Гепардами», возложить на систему MANTIS.

Автоматика пушки работает на принципе отвода пороховых газов через отверстие в стенке канала ствола в две газовые камеры. Газы, воздействуя на два поршня, приводят в действие рычаг, заставляющий вращаться барабан с четыремя каморами. При каждом выстреле барабан поворачивается на угол 90°. Для дистанционной перезарядки пушки без производства выстрела рычаг может приводиться в действие гидравлическим приводом.

На дульной части ствола находится устройство для измерения начальной скорости снаряда. Благодаря ему существует возможность введения поправок на отклонение V0 путем корректировки временных установок взрывателя. Ствол пушки защищен специальным кожухом, который предотвращает деформации ствола и барабана при разных погодных условиях (изгиб из-за неравномерного нагрева солнечными лучами и т. д.). Кроме этого на пушке установлено множество температурных датчиков, которые отслеживают нагрев ее различных частей и передают эту информацию в компьютер BFZ. Это необходимо для обеспечения необходимой точности стрельбы, требуемой для поражения малоразмерных целей на удалении нескольких километров.

Система ближней защиты MANTIS «Богомол»В состав системы MANTIS входят 6 артустановок, 2 РЛС и пункт управления

Огонь по цели ведут всегда одновременно два орудия, хотя для ее уничтожения достаточно одной установки: вторая установка играет роль дублера в случае выхода из строя первого орудия. Стрельба ведется очередями до 36 выстрелов, длина которой настраивается оператором. В качестве боеприпасов для борьбы с RAM-целями служат выстрелы PMD 062 со снарядами повышенной пробивной и разрушающей способности, сокращенно AHEAD (Advanced Hit Efficiency And Destruction) калибра 35 х 228 мм. Их принципиальное устройство подобно хорошо известным шрапнельным снарядам, конструкция которых, однако, серьезно усовершенствована за счет применения современных ноу-хау.

Такой снаряд содержит внутри 152 поражающих элемента, выполненных из тяжелого вольфрамового сплава. Вес каждого элемента 3,3 г. При достижении расчетной точки, находящейся примерно в 10–30 м от цели, дистанционный взрыватель осуществляет подрыв вышибного заряда, который разрушает наружный корпус снаряда и выталкивает поражающие элементы. Очередь из снарядов AHEAD формирует так называемое «осколочное облако» в форме конуса, попав в которое, цель получает многочисленные повреждения и практически гарантированно уничтожается. Боеприпасы AHED могут успешно использоваться для борьбы с малоразмерными беспилотными летательными аппаратами, а также легкобронированной наземной техникой.

Система ближней защиты MANTIS «Богомол»Устройство боеприпаса с повышенной пробивной и разрушающей способностью

Наиболее сложной технической проблемой при создании боеприпаса для борьбы с RAM было проектирование высокоточного взрывателя, который обеспечивал бы подрыв снаряда в непосредственной близости от цели. Поэтому от него требовалось очень короткое время срабатывания (менее 0,01 с) и точное определение времени подрыва. Последнее достигается за счет, как говорят в НАТО, темперирования взрывателя — программирование взрывателя ведется не перед заряжанием, как обычно, а происходит в момент прохождения снарядом дульного среза. Благодаря этому в электронный блок взрывателя вводится фактическое значение дульной снаряда, измеренное датчиком и позволяющее более точно рассчитать траекторию снаряда и момент его встречи с целью.

Если принять расстояние между датчиком скорости и устройством программирования взрывателя равным 0,2 м, то при скорости снаряда 1050 м/с на все операции по измерению скорости, баллистическим вычислениям и вводу установок в память взрывателя отводится лишь 190 микросекунд. Совершенные математические алгоритмы и современная микропроцессорная техника делают, тем не менее, это возможным.
Сама артиллерийская установка монтируется в башне кругового вращения, выполненной по технологии «стелс». Башня смонтирована на прямоугольном основании с размерами 2988 х 2435 мм, соответствующими логистическим нормам ISO, что позволяет перевозить комплекс в стандартных контейнерах или грузовых платформах.

Модуль РЛС (или сенсорный модуль) представляет смонтированную в контейнере фирмы Serco GmbH РЛС сантиметрового диапазона. Ее главной особенностью является возможность обнаруживать и сопровождать цели очень малого размера с небольшой эффективной отражающей поверхностью (ЭОП). В частности, РЛС способна надежно различать цели с величиной ЭОП 0,01 м2 на расстоянии до 20 км. Для стрельбы по RAM-объекту артиллерийскому модулю достаточно информации только от одной РЛС, другой радар или электронно-оптические средства наведения, которые тоже могут входить в состав комплекса, служат лишь в качестве резерва или для перекрытия мертвых зон, а также для увеличения дальности действия системы.

Модуль обслуживания и управления огнем BFZ также выполнен в стандартном 20-футовом контейнере ISO фирмы Serco GmbH. Контейнер весом 15 т оборудован девятью рабочими местами и гарантирует защиту от электромагнитного излучения в сантиметровом диапазоне, характеризующемся коэффицентом ослабления 60 децибел, а также баллистическую защиту персонала — его стенки выдерживают попадание 7,62-мм пули из снайперской винтовки Драгунова. В модуле BFZ находится источник энергоснабжения системы — генератор мощностью 20 кВт. Персонал в нем находится круглосуточно, работая посменно. Каждая смена состоит из трех операторов, отвечающих за наблюдение за воздушным пространством и за обслуживание сенсоров и артустановок, и командира смены.

Система ближней защиты MANTIS «Богомол»Рабочие места операторов системы MANTIS в модуле BFZ

В принципе степень автоматизации системы MANTIS настолько высока, что с технической точки зрения участия обслуживающего персонала не требуется. Однако из-за правовых аспектов, регламентированных НАТО в «Правилах ведения боя», применение системы MANTIS в полностью автоматизированном режиме, без участия человека в принятии решения об открытии огня, не предусматривается. Чтобы обеспечить высокое время реакции, производятся соответствующие отбор и подготовка персонала для работы в BFZ. Модуль оснащен средствами подключения к различным сетям передачи данных и обмена информацией, для того чтобы лучше владеть окружающей ситуацией. Кроме того, в состав системы планируется дополнительно ввести еще одну РЛС средней дальности действия.

Что дальше?

Прежде всего надо оговориться, что С-RAM нельзя считать стопроцентно надежным средством защиты от ракетно-минометных обстрелов. Это лишь одно, хотя и очень существенное, средство среди целого комплекса мероприятий, включая защитные фортификационные сооружения, применение защитных сеток, средств оповещения и охраны (например, снайперских патрулей) и т. д. Безусловно, как у всякой принципиально новой технической системы, у C-RAM существуют и свои собственные резервы, позволяющие повысить ее боевую эффективность.

В частности, в будущем возможно значительное расширение диапазона применения систем C-RAM. Вице-президент фирмы Rheinmetall Air Defence Фабиан Окснер заявил о намерении провести в текущем десятилетии испытания системы MANTIS с целью показать принципиальную возможность уничтожения зенитно-артиллерийским огнем управляемых авиационных бомб и свободно падающих авиабомб малого калибра. Он подчеркнул, что прототип системы MANTIS, система Skyshield, специально создавался как средство борьбы с высокоточным управляемым авиационным оружием, таким, например, как американская противорадиолокационная ракета AGM-88 HARM.

Здесь не следует удивляться: Швейцария — нейтральное государство, поэтому рассматривает потенциальные угрозы от любых противников. При этом в рекламной брошюре LD 2000 был приведен рисунок c изображением китайских систем C-RAM, прикрывающих … мобильные пусковые установки баллистических ракет средней дальности. У каждого свои приоритеты: кто защищает дом, кто — нефть, а кто — ракеты…

/Илья Шайдуров, bratishka.ru/

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Ответить