В истории войн можно найти немного случаев, когда появление какого-либо нового оружия совершает революцию в ведении боевых действий. Таким оружием стали танки. Впервые появившись на поле боя в 1916 году в сражении на реке Сомме, они буквально навеяли ужас на закаленную в сражениях Первой мировой войны немецкую пехоту, которая заслуженно считалась одной из наиболее боеспособных в мире. Да и как было не дрогнуть даже бравым солдатам, когда на них с ужасной скоростью (целых 5 км/ч!) понеслись страшные чудовища, давя все проволочные заграждения и поливая противника шквальным огнем не только из пулемётов, но даже из пушек!

Однако первые страхи вскоре улеглись, и, как это было всегда, стали искать средства противодействия новому оружию. Почти сразу же против «сухопутных броненосцев» начали применять полевую артиллерию. Поскольку броня первых танков была противопульной, то при использовании осколочно-фугасных снарядов среднего калибра цели поражались достаточно эффективно.

Отечественные противотанковые ружья Дегтярёва (справа) и Симонова (слева)

Но сразу же была осознана необходимость в более легком, мобильном, и, главное, дешёвом оружии, которым можно было бы вооружить пехотные подразделения. Довольно быстро появился целый ряд таких средств — ручные противотанковые гранаты, ампулы с зажигательным составом и иные. Но наиболее перспективными оказались противотанковые ружья, поражавшие танки противника бронебойной пулей с высокой начальной скоростью. Их разработка и совершенствование весьма интенсивно велись в разных странах вплоть до начала Второй мировой войны.

Оглядываясь назад, можно сказать, что, пожалуй, наиболее оптимальный компромисс между бронепробиваемостью и массой был, достигнут в конструкции отечественных ружей Дегтярева и Симонова, разработанных под патрон 14.5×114 мм. Бронебойная пуля с металлокерамическим сердечником БС-41 пробивала броню 30-35 мм  на дистанции 300 м.

Противотанковые ружья эффективно использовались в борьбе против лёгких танков и бронемашин, существенно повышая боевую устойчивость пехоты, но массовое применение воюющими сторонами в конце войны средних и тяжёлых танков с повышенной бронезащитой резко изменило ситуацию. Конечно, и тяжелые танки имели уязвимые места (гусеницы, смотровые щели, оптические приборы), но в условиях реальных боевых действий немногие солдаты могли под огнем противника хладнокровно выждать, пока танк приблизится на несколько десятков метров, и точно поразить слабое место.

Пехоте требовалось оружие, способное поражать хотя бы бортовую броню тяжелых танков. Все предпринятые попытки создать более мощные противотанковые ружья были заведомо обречены на провал. Например, бортовую броню танка «Тигр» не могла пробить на дистанции более 300 м даже подкалиберным снарядом 45-мм противотанковая пушка образца 1942 года, имевшая массу более 600 кг.

Возможности создания оружия приемлемой массы с заданной бронепробиваемостью, действующего на принципе поражения цели за счет кинетической энергии пули, были исчерпаны. Поэтому «классические» противотанковые ружья к концу войны были сняты с вооружения армий и, казалось, окончательно канули в Лету. Однако в начале 90-х годов они возродились и стали интенсивно развиваться в облике тяжёлых снайперских винтовок. Но это — тема отдельного разговора.

Уже в конце Второй мировой войны были предприняты энергичные попытки создания лёгкого противотанкового оружия, использующего реактивный или динамореактивный принципы метания снаряда (гранаты) и поражения брони с помощью кумулятивной боевой части (БЧ). Следует отметить, что кумулятивные снаряды достаточно широко применялись в конце войны, придавая даже короткоствольным артиллерийским орудиям определённые возможности в борьбе с танками противника.

Немецкий "Панцерфауст"

В результате интенсивных разработок были созданы и широко применялись в боевых действиях немецкий «Панцерфауст», американская «Базука», английский PIAT. К сожалению, аналогичный отечественный образец так и не был создан до конца войны, хотя в 1944 году испытывалось реактивное противотанковое ружьё калибра 82 мм. Но из-за малой бронепробиваемости оно не было принято на вооружение.

Американская "Базука"

Несмотря на то, что первые образцы реактивного оружия имели невысокие тактико-технические характеристики (бронепробиваемость 80-120 мм, эффективная дальность стрельбы до 100 м), было очевидно, что новое оружие является очень перспективным, и во многих странах начались интенсивные работы по его совершенствованию.

Все созданные образцы можно разделить на две категории:
— лёгкие (ручные, переносятся и используются одним человеком);
— тяжёлые (иногда их называют «станковые»), которые обслуживают расчёт в составе 2 — 3 человек.

В них использовался как реактивный (преимущественно в лёгких), так и динамореактивный (в основном в тяжёлых) принцип метания гранаты. Эти образцы часто называли противотанковыми ружьями, хотя они не имели ничего общего, кроме назначения, с «классическими» длинноствольными противотанковыми ружьями.

Зачастую трудно было провести грань между тяжёлыми гранатомётами, работающими с использованием динамореактивного принципа, и безоткатными орудиями, которые, по сути, отличались только большим калибром. Собственно, деление на лёгкие и тяжёлые гранатомёты тоже весьма условно — некоторые образцы допускали их использование, как с плеча, так и с сошек или станка.

Английский гранатомёт PIAT

Необходимо отметить, что в 50-60-е годы появились и получили достаточно широкое распространение винтовочные противотанковые гранаты, которые выстреливались с помощью холостого патрона из специального гранатомёта, надеваемого на ствол винтовки. Некоторые образцы были снабжены пулевыми ловушками, что позволяло выстреливать их с помощью обычного патрона. Однако бронепробиваемость и эффективная дальность стрельбы таких гранат не превышали соответственно 250 мм и 100 м, что было явно недостаточно даже по тем временам. Принципиальным ограничением для создания более эффективных (и, соответственно, более тяжёлых) гранат была малая мощность винтовочного патрона. Это привело к тому, что к концу 70-х годов их развитие практически прекратилось.

Рассматривая эволюцию противотанковых гранатомётов, целесообразно рассмотреть два хронологических периода в их развитии: 50 -70-е годы и период с 80-х годов по наши дни. Выбор времени, когда проводится эта условная граница, отнюдь не случаен. Именно в начале 80-х годов перед разработчиками противотанкового оружия возникли новые проблемы, в первую очередь связанные с резким усилением бронезащиты основных боевых танков. Причем в этой области наметился не только и не столько количественный скачок (возможности усиления защиты за счёт простого наращивания толщины гомогенной стальной брони были практически исчерпаны), но и качественный скачок, связанный с использованием многослойной (комбинированной) и активной (динамической) бронезащиты.

Появление танков Т-80, «Леопард-2», «Абрамс», «Челленджер» поставило разработчиков противотанкового оружия перед необходимостью в очередной раз резко усилить бронепробиваемость. Это потребовало использования кумулятивных БЧ тандемного типа с большим калибром и массой, что, в свою очередь, привело к существенному росту массы образцов. В период 50-60-х годов было разработано много образцов противотанковых гранатомётов, и даже перечислить все затруднительно, но наибольшее распространение получили только некоторые модели.

В 1953 году в США было принято на вооружение реактивное противотанковое ружьё М20 калибра 88,9 мм. Хотя в армии США оно было снято с вооружения уже к концу 60-х годов, оно ещё очень долго использовалось во многих странах, получавших военную помощь из США.

В 1957 году было создано более мощное динамореактивное противотанковое ружьё М67 калибра 90 мм. Этот образец также получил очень широкое распространение и в ряде стран выпускался по лицензии.

Отечественный ручной реактивный гранатомет РПГ-7

Из отечественных образцов этого периода следует упомянуть ручной реактивный гранатомет РПГ-7, который и по сей день широко применяется в различных локальных конфликтах, и динамореактивный станковый гранатомёт СПГ-9 в различных модификациях.

Однако наибольшего внимания заслуживает шведский динамореактивный 84 мм гранатомёт «Карл Густав» М2, созданный в 1957 году фирмой FFV. Этот образец оказался исключительно удачным. Кроме Швеции он был принят на вооружение более чем в 30 странах, причем во многих из них (Германии, Канаде, Японии) производился по лицензии. С момента появления «Карла Густава» шло непрерывное совершенствование боеприпасов, а в 1972 году была проведена радикальная модернизация самого гранатомёта. За исключением ствола, все детали новой модели, получившей обозначение «Карл Густав» МЗ-550, были выполнены из пластмассы и лёгких сплавов.

Шведский гранатомёт "Карл Густав" М2

Конструкция ствола тоже принципиально изменилась — он представляет собой стальной лейнер, вставленный в трубу из углепластика. Это позволило почти вдвое сократить массу гранатомёта. Было разработано 4 типа новых боеприпасов:

— противотанковые боеприпасы НЕАТ551 (пятое поколение боеприпасов для данного гранатомёта). Пьезоэлектрический взрыватель гранаты взводится на удалении 15 м от ствола гранатомёта и, что принципиально отличает его от других образцов, не реагирует на ветки деревьев, маскировочные сети и т.п.

— противопехотная граната НЕ 441, снабжённая взрывателем двойного действия — ударного и дистанционного — и снаряженная стальными шариками в количестве 670 штук;

— дымовая граната FFV459;
— осветительная граната FFV645.

Новые боеприпасы позволяет использовать гранатомёт «Карл Густав», помимо основного назначения, как весьма эффективное оружие поддержки.

Новым направлением стало создание в ряде стран лёгких ОДНОРАЗОВЫХ гранатомётов, в которых пусковая труба, как правило, телескопической конструкции, является одновременно контейнером для транспортировки гранаты. Кстати, следует отметить, что у нас они официально назывались ручными противотанковыми гранатами. К таким образцам можно отнести американский М72, шведский «Миниман», отечественный РГ-18 «Муха», бельгийский «Блиндисид» и целый ряд других.

Американский одноразовый гранатомёт М72

Американский гранатомёт М72 калибра 66 мм был принят на вооружение в 1968 году. Он интенсивно использовался во время войны во Вьетнаме, в ходе которой дважды модернизировался. Модификация М72А2 появилась в 1972 году. Конструкция гранатомёта состоит из телескопической пусковой трубы, которая одновременно является контейнером для гранаты, ударно-спускового механизма и прицельного устройства — рамочного и диоптрического. Рамочное устройство позволяет вести стрельбу на дистанции 50-350 м и при этом вводить поправки на движение цели.

Аналогичную конструкцию имеет шведский 74-мм гранатомёт «Миниман». Ствол-контейнер изготовлен из стеклопластика. Граната на траектории стабилизируется раскрывающимся оперением. Стрельба ведётся с плеча.

Отечественный РГ-18 "Муха"

Отечественный гранатомёт РПГ-18 «Муха» калибра 64 мм был принят на вооружение в 1972 году. Конструкция его в целом аналогична другим образцам. Интересным является прицельное устройство, которое, помимо приблизительной оценки дальности цели позволяет вводить и поправки на температуру воздуха, правда, довольно грубо (больше или меньше 0 градусов).

Французский 88,9 мм гранатомёт LRAC-89, созданный в 1969 году, имеет несколько иную конструкцию. Пусковая труба с оптическим прицелом 4-х кратного увеличения используется многократно. Перед выстрелом к ее задней части пристыковывается контейнер с гранатой. Реактивная граната стабилизируется на траектории раскрывающимся после вылета оперением. Гранатомёт состоит на вооружении также в 15 странах Африки.

Оценивая в целом достигнутый уровень боевых возможностей образцов, разработанных в этот период, можно отметить, что у лёгких гранатомётов эффективная дальность стрельбы находилась в пределах 150-300 м, у тяжёлых — 500-700 м. Бронепробиваемость лучших образцов не превышала 400 мм.

Как уже отмечалось выше, с начала 80-х годов в армии разных стран стали поступать гранатомёты нового поколения, основной чертой которых было резкое повышение бронепробиваемости. Это привело к увеличению калибра и, как следствие, повышению массы оружия. Однако различные исследования показывали, что солдат согласен носить более тяжёлый гранатомёт, лишь бы он обеспечивал надёжное поражение танков противника.

Кроме того, к новым образцам предъявлялись требования значительного повышения эффективной дальности стрельбы и точности попадания даже при использовании малоподготовленным солдатом. Безусловным требованием было обеспечить возможность использования ночных прицелов. Поставленные требования в разных странах решались по-разному.

Например, созданный по динамореактивной схеме итальянский 80 мм гранатомет «Фольгоре» в станковом варианте имеет довольно сложный оптический прицел, включающий лазерный дальномер, баллистический вычислитель и даже датчик крена оружия. В ручном варианте используется упрощённый оптический прицел.

Английский гранатомёт LAV-80

По-другому решена проблема повышения точности стрельбы в английском гранатомете LAV-80. В дополнение к прицелу телескопического типа, позволяющему максимально приблизить линию визирования к оси ствола, на пусковой трубе крепится винтовочный стволик и боекомплект из 5 трассирующих патронов для пристрелки. Такое решение, хотя и обеспечивает эффективную стрельбу на дальность до 500 м, не применялось больше ни в одном образце. По-видимому, это связано с тем, что предварительная пристрелка трассирующими пулями демаскирует позицию, а стволик существенно увеличивает массу оружия.

Немецкий «Панцерфауст-3» имеет надкалиберную гранату и оптический прицел. Но главной «изюминкой» этого образца является то, что он выполнен по так называемой «схеме Дэвиса». Для гашения отдачи из задней части пусковой трубы выталкивается противомасса (кусочки лёгкого пластика), равная по массе гранате. Это практически исключает выброс газов с тыльной стороны и позволяет применять оружие из укрытий ограниченного объёма, но при условии, что передний срез ствола находится снаружи, иначе возможно поражение стреляющего избыточным давлением газов. К недостаткам такой схемы следует отнести тот факт, что наличие в контейнере противомассы существенно увеличивает массу оружия в целом.

Немецкий "Панцерфауст-3"

По аналогичной схеме сконструирован и испанский гранатомёт «Алькотан». Особенностью данного образца является весьма совершенная система управления огнём, включающая лазерный дальномер, комбинированный дневной и ночной прицел и баллистический вычислитель. Причем, в отличие от других образцов, данные о типе используемого выстрела автоматически вводятся в вычислитель по специальному коду на корпусе боеприпаса.

Дальнейшее улучшение возможности применения оружия из бронемашин и укрытий, а также радикальное снижение демаскирующих признаков при выстреле возможно при применении так называемой «схемы арбалета», или «мягкого выстрела». Суть её заключается в том, что вышибной заряд размещён в средней части пусковой трубы между двумя поршнями. В передней части находится граната, а сзади — эластичный лёгкий наполнитель, выполняющий функции амортизатора.

При выстреле поршни перемещаются в противоположные стороны, передний выбрасывает гранату, а задний выталкивает наполнитель. При достижении срезов трубы оба поршня стопорятся, предотвращая выход пороховых газов. Ввиду того, что сообщаемая таким образом гранате начальная скорость невелика, требуется использование достаточно мощного маршевого двигателя. В 70-х годах по такой схеме был создан немецкий 67-мм РПГ «Амбруст», однако по ряду причин он так и не был принят на вооружение.

При подготовке материала данной статьи была попытка выяснить, какое число стран выпускают РПГ? Такое число точно установить не удалось, но оно явно превышает 50. Китайский «Тип 89» можно считать типичным представителем многочисленного семейства РПГ, впрочем, ничем особенным не выделяющимся.

Все вышеперечисленные образцы не обеспечивали, однако, поражения танков с динамической защитой. Для этого требовались ТАНДЕМНЫЕ кумулятивные боеприпасы.

Одним из первых образцов, имеющих тандемную боевую часть, стал отечественный гранатомет РПГ-27 «Таволга». Гранатомет выполнен по обычной реактивной схеме. Он снабжен простым прицельным устройством, что ограничивает дальность эффективной стрельбы, но это позволило создать образец с достаточно высокой бронепробиваемостью при относительно небольшой массе.

Отечественный гранатомет РПГ-27 "Таволга"

Пожалуй, наиболее мощным (и одним из самых тяжёлых) гранатомётов является 120-мм РПГ АТ12-Т шведской фирмы FFV, имеющий простое прицельное устройство рамочного типа. Его тандемная БЧ пробивает броню толщиной до 950 мм.

В процессе модернизации тандемными БЧ оснащались и другие образцы, например LAV-80. Для «ветерана» — шведского гранатомёта «Карл Густав» была разработана надкалиберная 135-мм граната, имеющая тандемную БЧ с бронепробиваемостью 900 мм.

Отечественный РПГ-22 "Нетто"

Следует отметить, что в 80-х годах создавались и относительно лёгкие одноразовые гранатомёты с простыми прицельными устройствами, которые хотя и не пробивали лобовую броню современных танков, но эффективно поражали почти все остальные цели на поле боя на дальностях 150-200 м. К ним можно отнести отечественные РПГ РПГ-22 «Нетто» и РПГ-26 «Аглень».

Наиболее характерным зарубежным образцом этого типа можно считать шведский гранатомёт АТ-4. О высоких боевых и эксплуатационных качествах этого образца свидетельствует тот факт, что после сравнительных испытаний с американским РПГ «Вайпер» и целым рядом других иностранных образцов гранатомёт АТ-4 был принят на вооружение в армии США.

Шведский гранатомёт АТ-4
Шведский гранатомёт АТ-4

Учитывая всё вышесказанное, можно прогнозировать некоторые тенденции в развитии этого вида оружия на ближайшие годы.

Лёгкие гранатомёты, безусловно, не только сохранятся, но получат дальнейшее развитие. Приемлемой массой для них, видимо, следует считать 7-9 кг, практически это — тот предел, при котором солдат ещё может переносить их, имея при себе своё штатное оружие. Ограничения по массе лимитирует бронепробиваемость тандемной БЧ, которая будет где-то 700-800 мм.

Конечно, применение новых сверхбризантных взрывчатых веществ, которые по скорости детонации и давлению во фронте ударной волны существенно превосходят даже октоген, и использование в качестве облицовки, например, сплавов обеднённого урана, позволило бы значительно поднять бронепробиваемость кумулятивных БЧ. Однако для образцов вооружения, которые должны выпускаться в массовых количествах, применение таких материалов нереально по экономическим соображениям.

Существуют и другие доводы, которые позволяют считать такую бронепробиваемость вполне достаточной для лёгких гранатомётов:

На сегодняшний день в мире имеется около 90.ООО танков, из них эквивалентную толщину лобовой брони 800 мм и более имеют менее 3000, то есть 3%.

Хотя количество танков новых типов будет возрастать, можно с уверенностью сказать, что в течение ближайших 10-15 лет значительную часть танкового парка будут составлять модели с умеренной броневой защитой.

Эффективная дальность стрельбы 300-500 м, видимо, будет вполне достаточной для данного вида оружия. Это потребует применения относительно простых, многократно используемых съёмных оптических прицелов 2-4-кратного увеличения. Вместе с тем обязательным, по-видимому, будет обеспечение применения оружия из укрытий и бронемашин, что потребует использования схем «мягкого» пуска.

Кроме того, отмечается тенденция превращения противотанковых РПГ в универсальное штурмовое оружие не только за счет введения в боекомплект гранат с термобарическими (объёмодетонирующими), зажигательными или дымовыми БЧ, но и за счёт усиления осколочного действия тандемных кумулятивных БЧ.

История противотанковых гранатомётов

Что касается тяжёлых гранатомётов (СПГ), то их будущее видится в менее радужном свете. Требование обеспечить поражение лобовой брони современных танков, наличие всё более сложных прицельных устройств для обеспечения эффективной стрельбы на дальности 600-1000 м привели к тому, что по массогабаритным характеристикам они стали сопоставимы с лёгкими противотанковыми управляемыми ракетными комплексами (ПТРК).

Фактически «перерождение» тяжёлых гранатомётов в легкие ПТРК началось ещё в 70-х годах, когда американцы заменили гранатомёт М67 в пехотных взводах на ПТРК «Дракон». В 90-е годы, когда бурное развитие технологии производства электронных и оптических приборов позволило создать малогабаритные и дешёвые системы управления, этот процесс принял массовый характер. Были созданы весьма удачные образцы этого оружия, например французский гранатомёт «Эрике», но их рассмотрение выходит за рамки данного обзора.

/Александр Мартынов, специально для «Армейского вестника»/

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Ответить